Мир тесен

Это было в доперестроечной Москве, где рынок жилья регулировался фиктивными браками. Знакомый моего знакомого купил скромный подарок младшей сестре на день рождения. Подарок был пятикомнатной квартирой на Малом Садовом кольце и принадлежал когда-то народному артисту СССР. После смерти артиста вдова продала квартиру, скрепив сделку фиктивным браком со знаменитым фарцовщиком, и вскоре развелась с ним. По той же логике подарок сестре был оформлен как брак с разведенным фарцовщиком. По истечении нормативного периода стороны подали на развод, но суд почему-то стал тянуть с расторжением. И тут-то наш фарцовщик попался в Польше, и на продаже краденого антиквариата! Когда следователи углубились в личную жизнь экстрадированного на родину спекулянта, то поняли, что имеют дело с гигантом большого секса: на его счету было уже семь браков и разводов, и в каждом из поименованных случаев безутешные разведенки оставляли ему на память сувениры в виде квартир, неуклонно возраставших по метражу и центростремительному потенциалу.
В принципе мужики — народ незлобивый и независтливый. Но не в вопросе успеха в женских рядах. Так было вынесено постановление об изъятии у фарцовщика его садовокольцевой квартиры в пользу всенародного государства. По той же мужской логике знакомый моего знакомого поднял его телефонным звонком в три часа ночи:
— Помоги, дорогой, как брата прошу за свою сестру! — взмолился он за тысячи километров, и командировочный понял, что тут не отвертеться. Тем более что сам был большим милицейским чином у себя в Армении и в принципе мог выйти на след с помощью коллег-москвичей.
Уже на следующий день он нашел ведавшего этим вопросом настоящего полковника и пригласил его в роскошный ресторан. Вы помните, что чем громче было тогда название интуристовского заведения, тем отвратительней была его кухня. Возможно, потому, что и в кухонном отсеке трудились тихие ребята в погонах. Это в американских фильмах агенты ФБР, что под прикрытием, входят в роль по самую макушку и лупцуют конкурентов приютившей их мафии так изуверски, как ее дедушкам и не снилось в родной Сицилии. И не только в фильмах. И не только в рядах мафии: бывает, что и в самых важных департаментах этой страны они радуются, как испорченные дети, глядя в планшет, демонстрирующий убийство чужого президента. Потому что это агенты под прикрытием государственных начальников, что ли? Или мафиози под агентским прикрытием? Трудно сказать, у них другие прикрытия и другая логика. А вот наши агенты – не такие, нет. Они честные, как пионеры. Всем своим методом работы в ресторанах, страховых компаниях, ясельных группах и посольствах мира они как бы говорят: «Ну и чего вы придираетесь? Ну и что, если у ребятенка обе ноги продеты в одну штанину; в консульском отделе паутиной не зарос только отдел виз и регистраций; машина застрахована задним числом, и только на истекший год; а этот салат не смог бы обрадовать даже козу на веревочке? Я служу не этому постылому ремеслу, а Родине!» И это правильно: вдруг в роль так войдут, что уже и не выйдут? Прикрытие — оно прирастает.
Короче, то ли от несъедобной интуристовской закуски, то ли от неподъемной тематики переговоров, то ли оттого, что московский вершитель судьбы подарка сестре был выпивохой под прикрытием полковника, но он здорово наклюкался. А неприступен был, как форт Боярд:
-Не могу, брат, проси чего попроще. А сейчас — пошли ко мне домой, — сказал он напоследок и вырубился.
Когда высокие переговаривающиеся стороны прибыли в лифте на пятый этаж, нестандартно гостеприимный москвич встрепенулся, привел себя в строго вертикальное положение и дерзко нажал на дверной звонок. Дверь открылась, и москвич поднялся в воздух, как космонавт, выплывший в открытый космос на починку солнечных батарей. Перекладина швабры нацелилась — было и в гостя, но вернулась в исходную позицию. В дверном проеме стояла могучая женщина с крупным и разъяренным, но красивым лицом, а опущенная швабра смотрелась на фоне ее ночной рубашки в цветочек как орудие землепашца посреди летней страды.
-Чего же вы стоите? Проходите, — сказала грозная красавица после мгновенного сканирования трезвого состояния гостя и подвинулась, давая ему пройти. Тот аккуратно протиснулся между ее скульптурными формами и коридорной стеной, вежливо стараясь не глядеть на груди в цветочек, а размером с ташкентскую дыню в павильоне ВДНХ.
-А ну, спать сейчас же! — произнесла женщина глубоким меццо-сопрано, хорошо поставленным в ходе аналогичных репетиций, и московский милицейский начальник расторопно двинулся по одному ему ведомой кривой, чтобы тихо исчезнуть в глубинах квартиры.
Когда они уже пили на кухне чай, гостеприимная хозяйка, уже в уютном халате с вооруженными летальным оружием херувимами по полю, дипломатично расспросила гостя обо всем. И в том числе — о целях и результатах пирушки в дорогом ресторане с ее непутевым братом в погонах.
-Как не может? Еще как сможет, — убежденно сказала она, и мой знакомый понял, что милиция вверенного ее брату подразделения находится в надежных женских руках.
Всего за неделю после изложенных событий суд по-быстрому и задним числом расторг последний брак неуемного фарцовщика, когда тот уже отсиживался на нарах. И сестра знакомого моего знакомого получила обратно свой скромный подарок на Садовом кольце, благодаря сестре нового-знакомого-знакомого-моего-знакомого — мир тесен! А сам он вернулся из командировки на родину с чувством выполненного товарищеского долга. Но после этой поездки зачастил в Москву с особым рвением.
-Ненавижу эти командировки! – говорил он, каждый раз собираясь в Москву, а друзья искренне советовали:
-Слушай, брат, ты бы лимон клал в рот и губы плотно сжимал, что ли, когда говоришь о командировках: и у тебя лицо будет покислее, и у нас слюноотделение останется в пределах медицинских нормативов…
Нет, рассказ мой — не о прекрасных женщинах, на плечах которых покоится мироздание. И тем более — не о злодейках под прикрытием. И даже не о сильных мужчинах, которые безошибочно находят женщин прекрасных, а не злодейски прикрытых. Нет, рассказ мой — о Промысле Божием, который помогает хорошим людям найти друг друга. Ну, хотя бы подставив фарцовщика в далекой Польше. Ведь мир тесен!

Лия Аветисян

Об Авторе

Похожие материалы

1 комментарий

  1. Саркис Кантарджян

    Лия джан! Шедевров, подобных этому «Тот аккуратно протиснулся между ее скульптурными формами и коридорной стеной, вежливо стараясь не глядеть на груди в цветочек, а размером с ташкентскую дыню в павильоне ВДНХ.» я насчитал в рассказе безмерное количество. Обязую тебя почаще кормить почитателей твоего таланта подобными рассказами

    Ответ

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *