«Я сего виновник»

Армянские фамилии в списках участников международных фестивалей юмора встречались не часто. Я имею в виду армян диаспоры. А художников, чья слава перешагнула границы стран проживания, можно пересчитать на пальцах одной руки. Был француз Овив – наш Рене Овивян, печатавшийся в начале 60-х годов в “Возни”, “Огоньке”, “Московских новостях”, а потом уехавший под сень парижских каштанов. Болгарин Ишхан Никохосян – самобытный талантливый карикатурист, приверженец философской карикатуры. Сегодня в каталогах можно встретить фамилию Эдика Богосяна, представляющего Иран. Но, пожалуй, самым известным в мире и титулованным был румын Чик Дамадиан.

Шарж на знаменитого румынского велосипедиста Ерванда Норадиана, 1946 год.

Шарж на знаменитого румынского велосипедиста Ерванда Норадиана, 1946 год.

Он родился 6 августа 1919 года в Констанце. Образование получил в Италии – в Венеции, в лицее “Мурад Рафаелян”, и Риме, где обучался ремеслу скульптора. Вернувшись на родину, ваянием занимался недолго. В 1946 году открыл первую (и, как он сам говорил, к счастью, последнюю) выставку своих работ. Но увлечение в студенческие годы карикатурой, в конце концов, одержало верх над возней с глиной и гипсом. Еще в 1942 году он представил на суд зрителей экспозицию своих графических шаржей. Постепенно у Чика выработался свой стиль, в котором чувствуется влияние его знаменитого соотечественника – американца румынского происхождения Сола Стейнберга. Однако в графических работах художника, в его умении одной линией, точным абрисом обозначить фигуру, объем, нетрудно уловить почерк скульптора.
Дамадиан пробует себя в разных жанрах: карикатура, пейзаж, книжная иллюстрация, сценография и даже мультипликация. С 1947 года его рисунки постоянно появляются в прессе. В 1958-59 годах прошли персональные выставки в городах Советского Союза, в том числе и в Ереване. Затем выставки в Бухаресте в 1964 году, в Осаке в 1966 году. А 1975-й запомнился сразу двумя выставками в Бухаресте и Ботошанах.
Его известность растет. Он становится участником международных фестивалей графического юмора в Монреале, Любляне, Кнокк-Хейсте, Сараево, Габрово. Удостаивается дипломов и призов. В 1966 году в итальянском городе Бордигера его рисунки отмечаются премией “Сан-Ремо”, 1971 год приносит ему специальный приз на международном конкурсе в югославском городе Скопье.
Легкий и точный дамадиановский штрих, тонкая наблюдательность и ироничный взгляд безошибочно узнаваемы. Листая сегодня сборники его рисунков без слов, отмечаешь, что они со временем не потеряли свою прелесть.
Вечером 4 марта 1977 года мощная волна сильнейшего Карпатского землетрясения прошлась по Бухаресту. Рухнули десятки домов, в том числе 33 высотки. Погибло более 1400 человек. Семья Дамадианов чудом уцелела. Но под руинами его мастерской была похоронена огромная библиотека и более двух тысяч рукописей, зарисовок, графических картин – плоды многолетней работы. Тем не менее художник находит в себе силы и, собрав экспозицию видов Бухареста, не разрушенного, а привычного – мирного и жизнерадостного, открывает 20 мая в Арт-галерее муниципалитета столицы выставку. На лицах посетителей были слезы. Но это были слезы надежды, поскольку Чик сохранил для них утраченные уголки родного города. К этому времени он перестал рисовать карикатуры, но его работы продолжали публиковаться в различных журналах и газетах, кочевать по странам и континентам с одной выставки на другую. Советские читатели были знакомы с творчеством художника, поскольку в киосках продавался румынский сатирический журнал “Урзика”, в котором рисунки Дамадиана составляли здоровую конкуренцию коллегам по веселому цеху. А румынские карикатуристы были очень сильной командой. Ион Попеску-Гопо, Михай Станеску, Константин Чиосу, Октавиан Боур, Помпилиу Думитреску, Леонте Настасе. И признанный классик жанра – Чик Дамадиан.
Ну а самого художника вдруг увлекла ориенталистика, изыскания в области архитектуры и искусства, и в частности – искусства армянского. Чик Дамадиан вступает в Бухарестское общество востоковедов, активно участвует в его работе, читает доклады. Что тут сыграло роль – трудно сказать. Возможно, возраст и ностальгия по исторической родине. Возможно – влияние жены, искусствоведа, автора нескольких книг по истории и теории искусства.
В начале сентября 1978 года он приезжает в Ереван, чтобы принять участие во 2-ом Международном симпозиуме по армянскому искусству. В своем докладе на симпозиуме он, исследуя хачкар 1602 года из Старой Джуги, установленный в Св. Эчмиадзине, озвучил, по мнению специалистов, интересную и утонченную трактовку образов хачкара и их числовых сочетаний с точки зрения средневековой герменевтики и нумерологии.
Тогда же мне довелось встретиться и побеседовать с ним. Мы с коллегой, карикатуристом Юрием Акопяном решили обязательно увидеться с одним из любимых нами карикатуристов. В гостинице «Ани», где разместились гости симпозиума, нам сказали, что они уехали в Сардарапат, но скоро вернутся. «Скоро» обернулось двухчасовым ожиданием в холле. Душная летняя ночь опустилась на город, когда со стороны улицы Налбандяна на опустевший проспект Саят-Новы вплыли наконец два «Икаруса». Гостиница наполнилась шумом и движением. Из лифта в холл вошел высокий седой сухопарый старик.
— Вот он, Дамадиан, – сказала дежурная по этажу.
Брови художника удивленно взлетели вверх. Узнав о цели визита, потащил нас к себе в номер. Мы было заупрямились – время, дескать, позднее, неудобно. Но мэтр даже не хотел слушать возражений. Шумел, балагурил, расспрашивал о том о сем. Плеснув из крана горячей воды в стакан, кинул в него ложку кофе, размешал и стал с удовольствием пить. Подробно рассказывал о своей семье. Ему в общем-то повезло в жизни. Преданная жена, талантливые дети. Дочь Майя получила художественное образование, иллюстрировала книги. Сын Арам выбрал профессию архитектора. Правда, пример отца оказался заразительным. И, увлекшись карикатурой, завоевал за короткое время популярность и был удостоен ряда международных премий.
Вытащив из чемодана альбомы, Чик стал показывать нам рисунки дочери, свои карикатуры. Мы робко извлекли из папки свои творения. Дамадиан стал столь заразительно хохотать и расхваливать их, что нам стало неловко. Мы рассчитывали в лучшем случае на снисходительную улыбку. Автор интеллигентных, изящных рисунков не вписывался в образ сидящего перед нами смешливого, подвижного человека, похожего скорее на провинциального парикмахера с характерным «ахпарским» говором. Серьезного разговора о юморе не получилось. Засиделись далеко за полночь.
На прощание он подарил нам свои книги, надписав их: «Я сего виновник. Чик Дамадиан».
Наконец мы решили задать давно интересовавший нас вопрос.
— Маэстро, а что означает Чик?
— Как что?! – искренне удивился он. –Ха-ха! Меня же зовут Хачик! Ха-Чик!
И он сделал двумя пальцами характерный жест, как бы отрезая ножницами первый слог.
Я протянул ему страницу из «Урзики» с его рисунками и попросил написать пару слов.
— Пару слов? – хитро улыбнулся он. – Пожалуйста.
И написал: «Без слов». И подписал: «Хачик Дамадиан. 13 сентября 1978 г.».
Он ушел из жизни в 1985 году. А на память о нем у меня сохранились его альбомы и этот самый автограф.

Павел Джангиров

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *