Эти смешные ереванцы

Начало года ознаменовалось очередным всплеском эмоций по поводу истребляемого облика Еревана. На сей раз спровоцировано это было двумя обстоятельствами – стыдливым, под покровом ночи, сносом не самого примечательного дома на Арами, 30, и открытым письмом внука Таманяна по поводу ликвидации его музея – вернее, объединения с музеем архитектуры. События, которые воспоследовали, оказались интригующими в определенном смысле.

Дело в принципе

Совершенно не намерен ввязываться в споры по поводу архитектурной ценности дома на Арами, 30, равно как и правоты или неправоты, а также тональности вышеупомянутого письма. Не суть важно даже то, писал ли его действительно внук великого архитектора, или это просто фейк, как говорится. Дело в принципе.
Собственно, произошло еще два знаковых для нынешнего состояния города события – принято решение о частичном (!) сносе старого здания аэропорта «Звартноц», и буквально на днях город был поставлен на уши известием о том, что вот сейчас сносится сохранившийся фасад библиотеки имени Исаакяна на улице Амиряна. Фасад не снесли, зато представили план того, что с ним намерены сделать. Я не специалист, конечно, но по мне уж лучше бы снесли с глаз долой. Фасад собираются встроить в очередную безликую бетонно-стеклянную коробку – это всё равно что переделать скрипку средневекового мастера в электрогитару для магазина музыкального ширпотреба. На издевку похоже.
Уж не знаю, как это всё соотносится с Гранадской конвенцией, определяющий основные принципы и ориентиры европейской политики по защите и сохранению архитектурных объектов, – под ней, кажется, стоит и подпись Армении. И тут еще одно правительственное решение подоспело, ожидаемое, впрочем, – о признании исключительным приоритетным государственным интересом территории, прилегающие к улицам Абовяна, Бюзанда, Кохбаци и Арами в малом центре. Что это означает, понятно не только ежам, но и любым тараканам во всех головах – прощай, малый центр, навсегда.

Хорошая у нас молодежь

И тут заговорил мэр. Тарон Маргарян начал с радости по поводу того, что «в центре столицы будет ликвидирован полуразрушенный, не сейсмоустойчивый и, в основном, аварийный жилищный фонд, вместо которого в центре Еревана возможно восстановить архитектурно-исторический облик города». На рабочем совещании, с участием столичного главного архитектора и руководителя «Ереванпроекта», мэр был доволен тем, что «наша молодежь борется буквально за каждый камень».
Обращаясь к ответственным работникам муниципалитета, Маргарян напомнил им, что они обязаны требовать от соответствующих организаций отказа от проектов, грозящих искажением облика города. У мэра даже порой складывается впечатление, что уполномоченные сотрудники муниципалитета – «представители заказчика в мэрии. Мэрия Еревана – не ваш проектный офис».
И всё бы хорошо, давно настала пора озаботиться откровенным беспределом. Но буквально следующая фраза градоначальника возвращает возрадовавшихся хоть чем-то положительным на грешную землю: «К сожалению, сегодня во многих случаях мэрия не имеет возможностей оспорить эти решения в правовом поле». Всё становится ясно – строгие, подчас грозные слова мэра всего лишь суть сотрясение воздусей, ибо как иначе поименовать заявления государственного чиновника, сразу же после их озвучивания объявляющего об отсутствии у него правовых рычагов для осуществления заявленного. Право же, иногда лучше промолчать, тем более, что опыта молчания предостаточно.

Совсем не туманное будущее

Шесть с небольшим лет назад конкурс на застройку холма, где находился уничтоженный Дворец молодежи, выиграл архитектор из Японии Киокадзу Араи, прослезившийся при виде Большого Арарата, до боли напомнившего ему родную Фудзияму. Можно предположить, что под влиянием своей сентиментальности японец действительно создал уникальный проект, который тем не менее никто и не думает осуществлять. Более того, архитекторы утверждают, что на этом месте добывают базальт.
Дворец молодежи и старое здание аэропорта – первые ласточки, летящие к ясному будущему. А в нем, в этом будущем, нет места не только дореволюционным постройкам, но и, скорее всего, подавляющему большинству зданий, в основном жилых, возведенных в ХХ веке, в том числе и так называемому «сталинскому ампиру». Дома эти, высотой 3 – 5 этажей, формируют облик центра города, который и должен быть изменен. Логика событий подсказывает именно такое их развитие.
И вот тогда несчастному ереванцу, смешно апеллирующему к небесам с возгласом: «Что вы сделали с моим городом!», вполне резонно возразят, и первому крыть будет нечем. Возразят в том смысле, что где же ты, смешной ереванец, видишь «твой» город? Вот эти коробки строил я, те – сын моего брата, а муж моей сестры понастроил вон те, видишь? Ереванец, смешно перебирая лапками, уползает в свою резервацию -надцатого Норкского массива. Занавес.
Наверное, изничтожение ереванской городской истории всё же обусловлено не тяжелой формой врожденного вандализма уничтожающих, а безупречным бухгалтерским расчетом. Имярек возводит огромное здание, в котором размещаются гостиница, кафе и рестораны, масса офисов, и всё это – частная собственность, а она потом несомненно перейдет по наследству. Всё просто, как три копейки, и не стоит искать за этим явлением сложной психологии за отсутствием оной.
Ничего личного, только обыкновенный бизнес. А вы сами для себя не построили бы того же самого, будь у вас эта возможность? В другом месте, говорите? Смешные вы, ереванцы, ну прямо как дети, ей-богу…

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

2 комментария

  1. Елена

    В страшное время живем. Все описано верно. Рушат Ереван,ироды…. а почему бы и нет? Если католикос может позволить себе заставить снести здание академии… то и остальные могут рушить город к чертовой матери. Мой бедный Ереван…

    Ответ
  2. Anna

    Все верно…..Ереван захвачен террористами. По-другому это не назвать. Им плевать на этот город. Их корни из других населенных пунктов и интеллигентность никогда не будет искажать их лица…..

    Ответ

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *