Ткань музыки

Вот кто-то послушал музыку – и спать лег, спит спокойно и сны видит красивые, кто-то наоборот – взбодрился, да у каждого из нас своя реакция и даже ритуалы подчас. А кто-то начинает мечтать, особенно если сам музыкант, а мечты имеют привычку сбываться для тех, кто в них верит, но как мечта сбудется – предугадать не дано. Может, вот так – возьмет да и станет картиной, да не простой, а тканевой. Гоар Арутюнян говорит, что первая картина пришла к ней в виде мысленного образа во время прослушивания классических музыкальных произведений.

О пользе натуральных материалов

Если схематично, то картины Гоар Арутюнян – технически – делаются следующим образом. Берется кусок ткани, только не синтетической (она не годится), из нее делается прямоугольник необходимых измерений, и на ткань самыми разными способами наносится изображение. Причем это почти никогда не батик – Гоар редко расписывает ткань красками. Чаще всего это вышивка, аппликация, инкрустация или что-то еще, что может подойти в конкретном случае.
Вот, например: обыкновенный скучный дырокол может стать инструментом создания картины – бумажные кругляши отлично подойдут для изображения мелких цветов на ветке, или снега, например. Правда, придется потратить целый день на изведение бумаги, потом болят пальцы, но это ничего – зато в итоге получится то, что надо.
Да-да, это сказано давно и не мной – что, мол, служение музе не терпит суеты. Картины Гоар дают понять, что получаются они сами собой, она не теряет время на подробное и зачастую скучное продумывание сюжета в плане раскладки мыслей по полочкам. Они, эти картины, сотканы… вышиты… созданы! – на одном дыхании, такая визуальная реализация готового, сложившегося в ментальном представлении образа, когда доминирует нетерпение высказать накипевшее. А то, что во многих полотнах прослеживается суета вокруг главной мысли или центрального образа, – так это ведь от желания передать свои эмоции в условиях ограниченности изобразительных средств.
Драгоценная ткань духовности, которую несет любая качественная живопись, мера одушевленности ее персонажей – очень тонка и обидчива, и нельзя позволить ей разорваться. Видимо поэтому почти каждая картина Гоар Арутюнян подразумевает словосочетание «продолжение следует», и даже если вот это полотно не продолжится в других своей основной темой, из нее проистекут ряд следующих. Понятно, ведь настроение, когда творить становится необходимостью, вещь не сиюминутная, это должен быть частый гость и ему, чтобы он не засиделся, нужно подсказать выход.
Но и серии картин тоже есть – вот потрясающий цикл таких «открыток», как я мысленно назвал их для себя: небольшие по размерам картины на белом фоне с двумя фигурами – Он и Она – в разных человеческих состояниях. Это может быть и Париж, и Ереван с Москвой, вообще любой город мира, где есть любовь, одиночество, восторг и грусть – как эмоции, испытываемые человеком на протяжении одного дня его жизни.
Изображение реальности через определенную иррациональность и некоторый гротеск – это у Гоар не рассчитанный художественный прием, а, скорее, проникновение в собственное подсознание для того, чтобы выразить себя. В подсознании запрятано самое интересное, что есть в человеке, всё позитивно духовное, а души и позитива с избытком ведь в любом человеке, как бы он не старался порой доказать своей жизнью обратное. Вот эта, словно воспринятая из детства, вера в людскую чистоту и заставляет, в частности, просмотреть себе все глаза, часами изучая одну-единственную картину.
И вот смотришь впервые на ткань с рисунком, и вроде бы где-то уже видел… Но нет, видимо, композицией цветов навеяло, палитрой, сюжетом, но картина самая что ни на есть ее, Гоар. Они какие-то очень неравнодушные, все ее полотна, если к прямоугольному пространству ткани применимо такое определение. Не равнодушные и не молчащие.

О музыке

У Гоар пока не было выставок – она подумывает о них, но чувствуется, что это не самоцель. Тем более, что нужно найти такое место для экспонирования, чтобы эти камерные произведения смотрелись правильно – как говорил один известный арт-менеджер в Петербурге, в месте, где предполагается открыть выставку, важно всё, вплоть до вида из окна.
А если сюда прибавить еще и то обстоятельство, что выставку очень желательно совместить с концертом, то задача усложняется еще больше. Гоар ведь поет, и делает это профессионально – джазовые композиции, в основном. Так что тут подбор музыкантов и акустики светит, как минимум. Но то, что такое мероприятие будет иметь громкий успех, можно не сомневаться.
Такая выставка-концерт могла бы пройти в одном из ереванских арт-кафе, либо в небольших пространствах некоторых частных галерей. Впрочем, то, что Гоар найдет достойное место для экспозиции своих картин под аккомпанемент собственного вокала, несомненно. Подождем, а когда наступит день – придем, посмотрим и послушаем.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *