Тихий геноцид

На площади, где расположен бывший кинотеатр “Айреник” уже не один десяток лет стоит добротное, но заброшенное здание когда-то популярного универмага. Кто-то приватизировал его в смутное время и оставил до лучших времен. Лучшие времена не наступают, а здание тихо ветшает. Все бы ничего, если бы не одно обстоятельство. Автором проекта упомянутого здания является не кто иной, как Таманян. Нет, не тот, бесспорный авторитет, который пока избежал масштабных покушений на свое архитектурное наследие, а его старший сын Георгий Александрович, заслуженный архитектор и заслуженный строитель Армении.

Да разве только это? Мы имеем печальный опыт сноса добротного здания гостиницы “Севан”, автором которого являлся первый главный архитектор Еревана Николай Гаврилович Буниатян. Это история Еревана, история его становления как столицы. Хотя бы ради этого здание нужно было сохранить.
Гостиница была построена в конце 30-х годов и входила, среди прочих ереванских зданий, в реестр Памятников истории и культуры СССР. Ее приватизировали в 1995 году, обязав владельца в пятилетний срок завершить реконструкцию. Что не было сделано, и здание постепенно приходило в упадок. Дело усугубил и пожар, случившийся в крыле по улице Абовяна, где располагалось Министерство юстиции РА. В 2000-ом году по предложению главного архитектора города Нарека Саргсяна и решением мэра Ерванда Захаряна список архитектурно-исторических памятников Еревана был признан недействительным, и в 2004 году было дано разрешение на снос здания.
Сравняли с землей и здание Института языкознания им. Г. Ачаряна, которое отнюдь не плохо смотрелось на перекрестке улицы Абовяна и проспекта Саят-Новы. Оно было построено по проекту первой армянской женщины-архитектора Анны Тер-Аветикян. Тоже добротное здание, с той же судьбой.
Необходимость его сноса оправдывали “высвобождением из плена” небольшой церкви 13-го века стоявшей во дворе института. Это не пошло ей на пользу. Новое помпезное окружение просто погубило памятник. Когда в 70-х годах прошлого века дискутировался вопрос сноса, скульптор Ерванд Кочар предложил просто перенести церковь в другое место. В качестве такого он видел склон Каскада, где она красиво бы вписалась.
Не говорю уже о таких потерях, как “Дворец молодежи”, который снесли якобы из-за аварийности сооружения, и аэропорт “Звартноц”, разваливающийся на глазах. Из-за различных пристроек и искажений утратил свой уникальный архитектурный облик бывший кинотеатр “Россия”. Один из авторов проекта, архитектор Грачья Погосян рассказывал мне, что собственник даже хотел разрушить один из залов, не понимая, что конструктивные особенности комплекса сразу приведут к обрушению второго.
Угроза частичного разрушения висит и над стадионом “Раздан”.
Пройдем по улице Амиряна. На перекрестке с улицей Закияна опять же долгие годы стоит бесхозное здание Женской гимназии, построенное в 1896 году по проекту Эриванский губернского архитектора, а затем – губернского инженера, полковника инженерных войск Михаила Августовича фон дер Нонне. Исторический памятник? Безусловно. В 80-е годы, когда с территории Голубой мечети, реконструируемой под культурный центр, Музей истории Еревана выселили, было решено перенести его сюда. Со стороны двора пристроили новый корпус, внутреннюю часть перепланировали и…
Еще одно бесхозное здание – бывший ЦУМ на улице Абовяна, построенное по проекту архитекторов Арсена Агароняна, Геворка Кочара, Микаела Мазманяна и Оганеса Маркаряна, было сдано в эксплуатацию 25 января 1937 года. Значимые имена в армянской советской архитектуре.
В 2000—годы ЦУМ был реконструирован, был надстроен четвертый этаж по проекту группы архитектора Саркиса Сардаряна. И остается не эксплуатируемым до сего дня.
Чуть выше, по адресу Абовяна, 8 тоже бесхозное старинное здание…
Список можно продолжить. Что с нами происходит? На всех перекрестках трубим о том, что Ереван утрачивает свой исторический облик, запрашиваем миллионы долларов на проект “Старый Ереван” и в то же время позволяем ветшать памятникам давней и недавней истории. Не говоря уже о том, что они портят облик города своим забытым видом. Создается впечатление, что владельцы выжидают, пока их собственность придет в окончательный упадок, чтобы снести ее и построить очередной новодел с магазинами и элитными квартирами или пятизвездочный отель. Так мне никто и не ответил на вопрос: Зачем Еревану столько пятизвездочных отелей? Туристического бума вроде не наблюдается.
С гостиницей “Двин” к счастью кажется разобрались. В последние годы от здания оставался один каркас, готовый вот-вот рухнуть. Она была построена в 1979 году по проекту архитекторов Эдуарда Сафаряна, Феликса Акопяна и Ашота Алексаняна. Главный фасад украшала большой барельеф скульптора Ара Шираза. Их творение было отмечено Государственной премией Армянской ССР. Но то, чем станет гостиница, после проводимой по проекту канадских архитекторов реконструкции, их авторству уже принадлежать не будет. Просто еще один современный многозвездочный отель интернациональной архитектуры. И если при живых авторах нарушаются их авторские права, то что же говорить о тех, кого уже нет в живых.
Получается, что вместе со зданиями мы стираем из памяти людей и имена. Имена зодчих, которые многие годы работали на благо Еревана.
Но бывает и так, что даже сохраненный архитектурный объект утрачивает свою роль в формировании облика города. Так случилось с красивым декоративным фонтаном, построенным в 1978 году по проекту архитектора Феникса Дарбиняна на Кольцевом бульваре. Он был поставлен по оси улицы Туманяна и смотрелся на всем ее протяжении, привлекая издалека внимание. В 90-е годы рядом с фонтаном построили ресторан “Шале”, перекрыв визуальную связь с улицей. В результате, объект городского значения превратился в дворовый фонтан.
И главное, что никто ответственности не несет за это тихий архитектурный геноцид. Сменяются мэры, сменяются главные архитекторы, а беспредел продолжается. Не помогают ни статьи в средствах массовой информации, ни протестные общественные акции, ни обращения к властям Союза архитекторов Армении. Действует одно право, право собственника.
История знает примеры коренной ломки городов.
Самый яркий пример – масштабные преобразования Парижа, осуществленные с 1852 по 1870 годы под руководством его префекта – барона Жоржа Эжена Османа. Это была коренная ломка сложившейся застройки, при которой пострадали и многие архитектурные памятники. Но она была необходима, поскольку в городе надо было решать вопросы расселения бедных кварталов, проложить систему канализации, увеличить площадь зеленых насаждений, выпрямить и расширить улицы.
Проектируя новый Ереван, Александр Таманян поступил очень мудро, сохранив исторически сложившуюся сетку улиц. Город должен иметь память, отметины времени. У Еревана также есть градостроительные проблемы. Но они решаются с точностью до наоборот. Сокращается площадь зеленых насаждений, повышается плотность населения, не расширяется сеть улиц, массово нарушаются положения утвержденного генерального плана. То есть отсутствует внятная политика развития столицы. На этом фоне безразличное отношение к немногочисленным сохранившимся историко-архитектурным памятникам остается для городских властей темой второго плана. А жаль…

Павел Джангиров

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *