Судьба четырех

Этот фильм в 2009 году сняла женщина, известная во всем мире фотохудожница Ширин Нешат, иранка по происхождению, проживающая в США. Вместе со сценаристом Шоджа Азари она взяла за основу сценария запрещенный в Иране роман “Женщины без мужчин” другой своей соотечественницы Шахрнуш Парсипур, также проживающей в США. Дебют в большом кино фотохудожницы, прославившейся фотосессией “Женщины Аллаха”, был сразу же отмечен Серебряным Львом 66-го Международного Венецианского кинофестиваля. Фильм отличается от романа наличием в нем темы политических событий, происходивших в Иране в августе 1953 года. Тогда в результате военного путча, поддержанного США и Великобританией, был свергнут демократически избранный президент Мохаммед Массадык и вся полнота власти вновь перешла к шаху Мохаммеду Реза Пехлеви.
На фоне происходящих митингов и демонстраций, снятых в документальной манере, мы и наблюдаем жизнь четырех героинь.
Фахри – пятидесятилетняя богатая женщина, жена высокопоставленного генерала Бахри, решает расстаться с мужем. Тем более, что из Америки вернулся ее старый поклонник. Она покупает двухэтажный загородный дом с огромным таинственным садом и поселяется там, желая начать новую жизнь.
Зарин – молодая изможденная женщина. Проститутка, до смерти уставшая от нескончаемого конвейера клиентов. Она решает изменить свою жизнь. Сбежав из публичного дома, Зарин случайно оказывается в том самом таинственном саду.
Мунис – ей 30 лет, она не замужем и не хочет быть женой нелюбимого человека. Днями сидит перед радиоприемником, слушая сводки текущих событий. Это бесит ее брата, богобоязненного и деспотичного Амирхана, который желает поскорее выдать сестру замуж, чтобы самому жениться.
Файзех – подруга Мунис, тайно влюбленная в ее брата и мечтающая выйти за него замуж. Узнав, что Амирхан женится на другой, она убегает из города и попадает в сад Фахри.
И, наконец, пятый персонаж – сюрреалистический сад, которому отведена очень важная роль в сюжете.
Фильм снят в сложной манере, он полон символики и мистики.
“В культурах, где граждане борются с жестким общественным контролем, магический реализм является естественным, – говорит Ширин Нешат. – Для иранцев, которые жили в условиях сначала одной, а потом другой диктатуры, поэтическо-метафорический язык – это способ выразить все, что не разрешено в реальности. Лично мне магический реализм очень близок, потому что я чувствую себя наиболее комфортно в сюрреализме – не только как средстве избежать очевидного, но и способе помочь искусству преодолеть специфические черты времени и места”.
Естественно, что “Женщины без мужчин” не могли быть сняты в современном Иране. Созданию картины содействовал ряд европейских стран. Нынешнему зрителю может показаться неправдоподобным Иран с публичными домами, женщинами в цивильных платьях за бокалом вина и сигаретой, рядом с мужчинами в ресторанах. Но так было до Исламской революции 1978 года, и тем интересна попытка режиссера воссоздать ту атмосферу.

Павел Джангиров

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *