Стадион в Крепости ласточек

Гурген Мушегян

Гурген Мушегян

История этого уникального сооружения берет свое начало с середины прошлого века, когда в Армению приехал Анастас Иванович Микоян. Остановился он в правительственной резиденции, в черном здании, где сейчас проживает первый президент Армении. Оглядывая живописный ландшафт Разданского ущелья, он обратил внимание на естественный амфитеатр. “Хорошо бы здесь стадион построить тысяч на пятнадцать-двадцать зрителей”, – посоветовал местным руководителям один из наиболее влиятельных советских государственных деятелей. И вспомнив, очевидно, свое прошлое, когда он был наркомом пищевой промышленности, добавил: “И назвать “Пищевик”. Желание высокого гостя было принято к сведению, кажется, даже составили эскизный проект. На том дело и заглохло.
К этой теме вернулись во второй половине 60-х годов. Близилась юбилейная дата – 50-летие Советской Армении. Нужно было отметить ее достойным подарком республике. В качестве такого рассматривался спортивно-концертный комплекс на Цицернакаберде, но не успевали к юбилею. Остановились на идее стадиона. Тем более, что ереванский “Арарат” в последние годы стал показывать хорошие результаты, и старый стадион уже не справлялся с наплывом болельщиков. Проектирование и строительство уложилось в рекордно короткий срок – в восемнадцать месяцев.
Но обо всем по порядку.
Когда в 1968 году было принято решение о строительстве стадиона, проектирование поручили институту “Армгоспроект”. Руководство проектом взял на себя директор института Корюн Арутюнович Акопян. Вначале к работе была привлечена небольшая авторская группа. Но в итоге остались архитектор Гурген Мушегян и конструктор Эдвард Тосунян. Немаловажным обстоятельством было то, что стадион на данном месте был темой дипломного проекта Гургена Мушегяна в годы учебы в институте, и руководителем являлся Корюн Акопян. Кроме того, будучи спортсменом, мастером спорта по фехтованию, он не понаслышке представлял специфику спортивных сооружений. Да и сам Корюн Арутюнович был успешным спортсменом-штангистом. Ну а конструктор Эдвард Тосунян был заядлым шахматистом. Такая вот сложилась архитектурно-спортивная команда.
Непросто решался вопрос – кто будет строить стадион. Строительство столь грандиозного сооружения, да еще в сжатые сроки, отпугивало многих. Впервые в Советском Союзе должен был быть построен двухъярусный стадион. Он должен был стать третьим по величине в стране, после “Лужников” и киевского “Динамо”. В итоге строительство было поручено тресту “Ерхимстрой”, который возглавлял опытный профессионал Петрос Туманян, строительные работы осуществляло стройуправление N39 треста, возглавляемое Аршавиром Минасяном. Стройка стала поистине общенародной – за ходом строительства следила вся республика. На строительстве было занято 350 рабочих, работа велась в три смены. Все министерства и крупные предприятия оперативно подключались к решению проблем, возникавших на стройплощадке. Работа проходила под постоянным контролем первого секретаря ЦК КП Армении Антона Кочиняна и председателя Совета министров Бадала Мурадяна.
Но лучше предоставим слово самому Гургену Нерсесовичу Мушегяну, ныне заслуженному архитектору республики, иностранному члену Российской академии архитектурных и строительных наук, профессору Ереванского архитектурно-строительного университета, академику Инженерной академии Армении:
“Срок поджимали, проектирование велось параллельно со строительством. Утвержденные чертежи тут же отправлялись на строительную площадку. Со своей стороны и строители предлагали нестандартные решения. В результате был использован целый ряд передовых методов. О некоторых из них я бы хотел сказать. Под газоном игрового поля была проложена система специальных дренажных труб, которая позволяла быстро удалять с поля атмосферные осадки. В то же время, в случае необходимости освежить газон подавалась вода, которая поднималась к корневой системе. Впервые в СССР освещение игрового поля осуществлялось галогенными лампами, которые производились в Ереване. Очень важным был вопрос срочной эвакуации огромного количества людей. Проверка показала, что это можно сделать за считанные минуты.
Особой темой был цвет скамеек, тема, которая обсуждалась чуть ли не на правительственном уровне. Основной идеей нашего проекта была органичная связь спортивного сооружения с окружающей природой. Поэтому мы предложили зеленый цвет. Убедили не сразу, но это было правильное решение. А посмотрите, что сейчас. После замены скамеек на разноцветные кресла стадион смотрится как пасхальное яйцо посреди поляны. Подобное допустимо только в закрытых стадионах. Я уж не говорю о том, что при реконструкции был допущен ряд нормативных нарушений.
Однажды из Москвы приехала комиссия с намерением остановить строительство по причине того, что городу с 750-тысячным населением не полагается иметь стадион вместимостью в 75 тысяч зрителей. Мы объяснили московским товарищам, что стадион строится не только для Еревана, но и для всей республики, тем более что вблизи столицы сосредоточены населенные пункты, откуда в Ереван можно добраться очень быстро.
Вроде убедили.
На стройплощадке практически ежедневно бывал третий секретарь ереванского горкома партии Карен Демирчян, курирующий строительство. А когда работы близились к концу, в Ереван приехал Анастас Микоян. “Я знаю, что это была ваша задумка. – сказал я ему при встрече. – Вы, наверное, рады, что она осуществилась”. Он был действительно счастлив.
Строительство завершили точно к сроку, 29 ноября 1970 года. В Армению на празднование 50-летия республики приехал Леонид Брежнев. Но ожидаемый праздник на стадионе не состоялся – накануне выпал обильный снег. “Раздан” был торжественно открыт 19 мая 1971 года. В этот день “Арарат” играл с алма-атинским “Кайратом”. Наши выиграли со счетом 3:0. Автором первого мяча на стадионе “Раздан” стал Александр Коваленко. По окончании матча болельщики свернули факелы из газет, на которых сидели, и подожгли их. Стадион превратился в огромную горящую чашу – незабываемая была картина…”
…Сегодня “Раздан” переживает не лучшие свои времена, он как бы изолирован от общества. Говорили, что ярмарка нужна, чтобы содержать стадион. Но стадион должен работать, чтобы содержать себя. В прежние годы весь город жил стадионом, футбольными поединками на “Раздане”. Стадион являлся визитной карточкой столицы, как и другие уникальные комплексы Еревана. Я скажу так: Если бы не было “Арарата”, не было бы стадиона “Раздан”, если бы не было “Раздана”, не было бы “Арарата -73”.
Футболисты “Арарата” на новом поле заиграли с удвоенной силой. 1971 год – второе место в чемпионате СССР. Семь футболистов команды – Аркадий Андреасян, Норик Месропян, Оганес Заназанян, Левон Иштоян, Сурен Мартиросян, Александр Коваленко и Эдуард Маркаров – попали в список 33 лучших футболистов сезона. 1972 год – “Арарат” дебютировал в розыгрыше Кубка УЕФА. 1973-й – памятный всем триумф команды. В 1975-м команда во второй раз завоевала Кубок СССР, а в 1976-м – серебряные медали Весеннего чемпионата СССР.
Каждый матч на “Раздане” собирал полные трибуны. Билеты доставались не всем. Сотни болельщиков устраивались на склонах противоположного берега Разданского ущелья, откуда хорошо было видно поле.
С того памятного майского дня стадион “Раздан” попал в центр внимания как специалистов, так и общественности. Фотографии стадиона публиковались во многих журналах и книгах, посвященных лучшим спортивным сооружениям мира, он был представлен на различных смотрах и конкурсах. Перечислять восторженные отзывы специалистов, спортсменов и тренеров не позволяет формат публикации. Приведу лишь некоторые из них.
В марте 1971 года газета «Советский спорт» писала в статье “Стадион в крепости Ласточек”: “Огромный холм, а рядом, в ущелье, большое пространство ровной земли – словно природа нарочно отвела это место стадиону. И он был построен. Это самый большой стадион в Закавказье с красивым именем «Раздан». Построен за два года – поразительно короткий срок для такого сооружения».
Откликнулись на открытие стадиона и газеты спюрка. “Чрезвычайно красивый и современный стадион”, – писал издававшийся в Нью-Йорке на армянском и английском языках еженедельник “Нор Ашхар”. “Красавец-стадион “Раздан” своей комфортабельностью, смелостью и своеобразием архитектурной мысли относится к ряду лучших стадионов не только Советского Союза, но и Европы” – вторила ему выходившая в Бостоне газета “Пайкар”.
В восьмом номере журнала “Архитектура СССР” за 1972 год была помещена статья “К итогам творческого смотра достижений советской архитектуры”. Вот что говорилось в ней: “Крупным достижением советской архитектуры является также стадион “Раздан” на 70 тысяч зрителей, возведенный по проекту архитекторов К. Акопяна, Г. Мушегяна и инженера Э. Тосуняна. Место для этого крупного сооружения выбрано с тонким пониманием его градостроительной роли. Стадион расположен на правом берегу реки Раздан в зоне общегородского отдыха. При этом избрана та часть склона Разданского ущелья, топографическое строение которого дало возможность расположить чашу стадиона таким образом, что она как бы становится естественным явлением самой природы, а искусство зодчих придало ей пластические формы”.
В 1982 году в Варшаве увидела свет объемная монография “Urzadzenia sportowe”, посвященная лучшим спортивным сооружением в мире. Обложку книги украшала фотография двухъярусного ереванского стадиона.
А это отрывок из эссе известного архитектора Феликса Новикова “Дома и люди”, опубликованного в десятом номере журнала “Hовый мир” за 1973 год: “Что такое стиль, национальный стиль? Я слышал определение: современный стиль в архитектуре – это комплексное индустриальное строительство. Но ведь и комплексность и индивидуальность – это методы строительства. Стиль выражается в другом – в характерных тенденциях, приемах, в конкретной архитектурной форме, свойственной времени и месту, в конечном счете народу, создающему архитектуру. Но я думаю, что истинно национальной становится каждая оригинальная архитектурная форма, возникшая на данной земле. Таковы, например, прекрасный стадион “Раздан”, сооруженный недавно в Ереване, памятник жертвам геноцида, возвышающийся над городом на одном из его холмов, небольшой, но мастерски сделанный летний кинотеатр в центре армянской столицы. Для меня эти сооружения, лишенные традиционных орнаментальных мотивов, представляются более армянскими, чем иные современные здания Еревана, обладающие формальными декоративными признаками национальной принадлежности. Новое постепенно входит в нашу жизнь. Оно не сразу, а со временем становится частью национальной культуры”.
В 1975 году авторы стадиона “Раздан” были выдвинуты на соискание Государственной премии СССР. В газете “Советский спорт” заслуженный архитектор РСФСР Николай Гайгаров отмечал: “Выбор места для строительства главной спортивной арены Армении был достаточно обоснован: ровная площадка самой арены и естественный рельеф были удачно использованы авторами проекта. Именно характерные условия ущелья реки Раздан, которая плавными поворотами проходит через весь город, крутые горные склоны, на которых и были устроены основные западные трибуны, предопределили и градостроительный замысел композиции.
Объемно-пространственная характеристика нового стадиона тесно связана с его оригинальными градостроительными особенностями, формирующими один из центральных районов столицы Армении.
Архитектурно-планировочные качества стадиона просты и лаконичны. Хорошо разработана система входов зрителей на трибуны. Правильно организовано обслуживание зрителей подсобными помещениями – вдоль основной кольцевой галереи между трибунами верхнего яруса и трибунами, расположенными на естественном земляном рельефе. Удачно сделан кольцевой проход вокруг арены, устроенный более чем на метр ниже уровня поля, что позволяет быстро и безукоризненно организовать обслуживание арены.
Авторы сооружения уделили большое внимание устройству подходов к стадиону. Пологие направления пешеходных пандусов в сочетании с системой открытых лестниц с южной и северной сторон стадиона, а также открытые наружные лестничные марши, ведущие с набережной реки Раздан, еще больше связывают стадион с естественным рельефом ущелья”.
Но премия была отдана коллективу московских архитекторов под руководством Игоря Покровского за архитектурные комплексы Зеленограда. С некоторым опозданием, в 1979 году, Корюну Акопяну, Гургену Мушегяну и Эдварду Тосуняну все-таки была присуждена Государственная премия Армянской ССР.
Юрий Дадаян, главный инженер предприятия, изготовлявшего металлоконструкции для стадиона, в журнале “Архитектура, строительство” за декабрь 2010 года рассказал любопытную историю. Когда заливали бетон западной трибуны, он принес на стройку две бутылки шампанского. Одну строители распили и положили в нее послание своим будущим коллегам, тем, которые, возможно когда-нибудь будут заниматься реконструктивными или ремонтными работами. В послании указали свои имена, описали историю строительства. Другую не открыли. Бутылки уложили в бетон верхних частей балок в восемнадцатом и девятнадцатом пролете трибуны. Если строители будущего найдут первую бутылку, они прочтут, что в следующем пролете их ждет сюрприз. Пусть выпьют за тех, кто построил это уникальное сооружение.
…В последние годы обострилось внимание к архитектуре советского периода. Мир с удивлением открыл для себя целый пласт архитектурного наследства, созданного архитекторами Страны Советов, которое достойно включению в список памятников, охраняемых ЮНЕСКО.
В 2009 году екатеринбургское издательство “Татлин” выпустило альбом “Советский модернизм”, где были собраны сто выдающихся архитектурных сооружений, созданных в период с 1955 по 1985 годы. Среди них и ереванский стадион “Раздан”.
В предисловии к книге один из самых авторитетных в мире архитектурных критиков и теоретиков современности, доктор архитектуры Чарльз Дженкс пишет: “Выразительный в своей простоте, советский модернизм значителен в проявлении масштабности и абстрактности. Нашлись архитекторы, которые, несмотря на жесткие партийные установки, проявили истинную свободу, создавая собственные оригинальные произведения”.
А вот мнение доктора архитектуры, профессора истории архитектуры института искусствоведения при Нью-Йоркском университете Жан-Луи Коэна: ”Лебединая песня Советского Союза оказалась архитектурной. Провокационный альбом посвящен игнорируемой странице истории – монументальному модернизму, удивительные формы которого возвращены из забвения”.
В ноябре 2012 года в Вене прошел Всемирный конгресс архитекторов. По этому случаю издательство “PARK BOOKS” издало альбом “Soviet modernism 1955-1991”, в котором нашла отражение советская архитектура тех десятилетий. Среди множества выдающихся достижений достойное место занимает и раздел, посвященный армянским зодчим.
Стадиону “Раздан” в этом году исполнилось сорок пять лет. К счастью его пока не постигла судьба Дворца молодежи, двухзального кинотеатра “Россия”, аэропорта “Звартноц” – ереванских зданий, памятников эпохи советского модернизма. Неужели его громкая слава осталась в прошлом? Сегодня вместимость стадиона после его реконструкции составляет 55 тысяч зрительских мест, и он практически бездействует. Но ведь это не только футбольный комплекс. Внутренние помещения стадиона позволяют проводить здесь соревнования по баскетболу, волейболу, художественной гимнастике, боксу и т.д. Уникальная архитектурная и спортивная жемчужина вновь должна стать достоянием народа, работать на его благо и на здоровье нации. Хочется верить, что следующий, пятидесятилетний, юбилей стадиона мы будем отмечать по-иному.

Павел Джангиров
Автор выражает благодарность Гургену Нерсесовичу Мушегяну за предоставленные фотографии из своего архива.

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *