Сердитый Черчилль и Че Гевара на майках

Классика портретной фотографии формирует образ запечатленной на снимке личности, которую уже иначе и представить невозможно. Вот Черчилля, пожалуй, представляют именно таким рассерженным, а Че Гевару – так, как он изображается на бесчисленных молодежных майках по всему миру. И далеко не все знают, что авторство этих и массы других знаменитых портретов принадлежит фотопортретисту Юсуфу Каршу.

Обычная история необыкновенного

w,9756979_11«Великие люди часто бывают одинокими. Но это чувство одиночества – часть их способности творить свой характер, подобно тому, как фотография создается в темноте», – говорил Юсуф Карш, и выстраивал подход к лицам так, чтобы передать именно характер, стержень человека. Это нелегкое занятие, здесь от фотографа требовалась твердость духа и воли, достаточно тонкое понимание человеческой психологии, порой даже наглость, в хорошем, впрочем, смысле этого слова.
Но это всё было потом, в Канаде. В проклятом 1915-ом их каким-то образом не тронули, но через семь лет 14-летний Юсуф был вынужден с семьей бежать из родного Мардина на юго-востоке того, что осталось от османского ада, в Сирию, благо граница была рядом. Сестра Юсуфа умерла от голода, но в Сирии они прижились удачно – уже через пару лет родители смогли скопить достаточно денег, чтобы отправить сына в канадский Шербрук, где у его дяди Джорджа Нагаша была собственная фотомастерская.
Дядя Джордж быстро распознал в племяннике не только трудолюбие и обязательность – Юсуф здорово ему помогал в студийной рутине, – но и явно проглядываемый фотографический талант. Именно поэтому он не стал раздумывать, когда подвернулся случай отправить Юсуфа на учебу в Бостон, в профессиональную студию портретной фотосъемки. Проучился там Юсуф немало, целых четыре года, а потом вернулся в Канаду, устроившись в Оттаве фотографом в студии. Скоро он эту студию возглавил сам.
В 1936 году состоялась первая выставка работ Карша. Она не просто не прошла незамеченной, но сам премьер-министр страны Кинг был ею вдохновлен, предложив Юсуфу постоянные заказы по фотосессиям высокопоставленных зарубежных гостей канадского правительства. И в мрачном 1941 году он делает портрет прибывшего с визитом Уинстона Черчилля, портрет, прославивший фотографа и навеки определивший образ харизматичного политика.

Разъяренный Уинстон

Фидель Кастро

Фидель Кастро

Вообще, Юсуф Карш в фотопортретах стремился превратить лицо человека в легенду, и это ему отлично удавалось. Он никогда не использовал, например, изгибов драпировки в качестве декораций или каких-нибудь кокетливых пестрых задников для создания фона. Фон этот он создавал игрой гениально установленного света, определяя оптимальное его соотношение с одеждой снимаемого. Вот и в фотопортретах Бернарда Шоу и Черчилля Карш создал глубину пространства световыми эффектами, и это впечатление только усиливается удачно найденным поворотом головы, движением рук, одеждой и другими деталями.
Техника Карша создавала и то, чего не было в характере объекта. Его портретный стиль, которым он снимал, скажем, финансовых воротил, воплощался в драматические фотографии, на которых беспощадно проступало внешнее, идущее только от количества денег, могущество без сопутствующей ему внутренней силы.
Но – о Черчилле, ведь история эта хоть и достаточно широко известна, напомнить ее всё же стоит. Так вот, английский премьер выступил с речью в канадской Палате общин и вместе с оттавским коллегой следовал в кабинет последнего. Здесь его ждал сюрприз, о котором хозяин кабинета знал заранее. Карш расставил уже осветительные приборы, две камеры и ждал Черчилля. Сэр Уинстон такого совсем не ожидал и весьма удивился. Высокопарные извинения Карша смягчили англичанина и он, проворчав что-то вроде: «Могли бы и предупредить», милостиво согласился фотографироваться, закурив свою любимую сигару.

Сальвадор Дали

Сальвадор Дали

Каршу пришлось немало попотеть, пытаясь сначала уговорить Черчилля встать там, куда был направлен свет, а затем корректировать позу. Сигара мешала невероятно, Карш даже приволок пепельницу и поставил ее рядом с Черчиллем, но тот был невозмутим, на намек внимания не обратил и знай себе сигару эту жевал. Отчаявшись, Карш совершил непредставимый еще полминуты назад поступок: он просто отобрал у Черчилля сигару и отложил ее в пепельницу.
Черчилль от такой неслыханной наглости начал багроветь, лицо изменилось, постепенно принимая разъяренное выражение – и тут Карш, поймав единственный момент, сделал снимок, признанный впоследствии гениальным. К чести сэра Уинстона надо сказать, что злость его быстро прошла и он даже хмыкнул, позволив Каршу сделать еще пару фотографий, не ставших, впрочем, столь знаменитыми, как рожденная нахальством самая первая.
«Ты, пожалуй, даже разъяренного льва заставишь замереть перед камерой», – сказал Черчилль, пожимая Каршу руку. Кстати, фотография эта очень понравилась самому премьеру, а то, что она стала одной из наиболее часто воспроизводимых в самых разных изданиях, известно всем.

Коллекционер знаменитостей

Пабло Пикассо

Пабло Пикассо

Принципов Божьих нам не понять – вот почему именно этот армянский мальчик, родом из турецкого захолустья, стал одним из знаменитейших фотографов планеты? А скорее всего, гений рождается в том, кто способен его проявить, всё гораздо проще, чем можно себе представить.
В 1967 году Юсуфу Каршу был присвоен Орден Канады и звание Офицера этого ордена. А International Who’s Who, книга со списками известных личностей, издающаяся с 1935 года, в 2000 году подсчитала, что из сотни самых влиятельных персон планеты в ХХ веке Карш сфотографировал 51.
За свою творческую карьеру Юсуф Карш опубликовал полтора десятка альбомов с фотопортретами. К каждому портрету дано краткое описание фотосессии. Из списка моделей Карша особенно выделяются портреты Мухаммеда Али, Фиделя Кастро, Че Гевары, Эйнштейна, Дуайта Эйзенхауэра, принцессы Елизаветы, Роберта Фроста, Кларка Гейбла, Индиры Ганди, Эрнеста Хемингуэя, Одри Хепберн, Папы Иоанна Павла II, Грейс Келли, Джона и Жаклин Кеннеди, Пикассо, Бернарда Шоу, Яна Сибелиуса, Энди Уорхола. Да и другие портреты – они если и не стали легендарными, то, как минимум, являются образцом мастерского фотографического портрета.
Знаменитый маршал Монтгомери – тоже объект знаменитого портрета – как-то сказал, что многие знаменитости и государственные деятели всемирного масштаба мечтали быть «скаршографированными», вот только чести этой удостоились далеко не все.
«Снимая портреты, я имел возможность знакомиться и встречаться со многими выдающимися современниками и, надеюсь, мне удавалось, глядя на них в объектив, хоть ненадолго, хоть краем глаза проникнуть к ним в душу», – сказал уже постаревший художник. Юсуф Карш закрыл студию в самом начале 1990-ых, уйдя на покой, а скончался в возрасте 93 лет, в 2002 году, в Бостоне.
А посланием мастера будущим продолжателям его дела стали такие слова: «Я неизменно стремился достичь совершенства, прекрасно зная, что оно недостижимо. Но сам этот процесс доставлял мне огромное удовольствие. Он позволял мне, несмотря на годы, оставаться в душе молодым искателем приключений, всегда осознающим, что подлинный объектив камеры – это твои сердце и ум».

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *