Свой среди чужих

Из современных ливанских кинодеятелей наибольшую известность в мире имеет, конечно же, Надин Лабаки. Ливан снимает мало фильмов, кооперируясь при этом с другими странами, имеющими мощную кинематографическую базу. Мешает длительная драматическая нестабильность в Ближневосточном регионе, но она же создает почву для осознания и анализа происходящего через литературу, театр, кино.
Ливанский режиссер Зиад Дуэри в середине 70-х годов, с началом гражданской войны в Ливане, уехал в США, где стал изучать кинопроизводство. Затем работал ассистентом оператора у Квентина Тарантино. В 1998 г. от Франции поставил свой первый художественный фильм «Западный Бейрут», рассказывающий о межнациональном конфликте между христианами Восточного Бейрута и мусульманским населением Западного, удостоенный приза Франсуа Шале и приза арабских критиков на 51-ом кинофестивале в Каннах.
В 2004-ом он снял мелодраму «Лила говорит» о первой любви девятнадцатилетнего арабского юноши к белокурой красавице, в роли которой блеснула французская актриса Ваина Джоканте.
В 2012 году на экраны вышел ливано-французский фильм «Атака» режиссера, который затем был представлен в официальной программе 60-го кинофестиваля в Сан-Себастьяне и удостоен специального упоминания от жюри и неофициального специального упоминания Tve Otra Mirada.
Амин Джафари – араб, успешный хирург, давно работающий в одной из крупных клиник в Тель-Авиве. Коллеги-евреи отмечают его профессионализм и особое старомодное чувство ответственности.
Фильм начинается с вручения Амину престижной премии Союза израильских хирургов. Впервые она присуждается арабу.
Обедая в столовой во время перерыва, врачи слышат на улице громкий хлопок. Спустя минуты клиника наполняется ранеными людьми, привозят семнадцать трупов, одиннадцать из которых дети. Выясняется, что террорист-смертник совершил теракт в ресторане, взорвав бомбу.
Весь день Амин оказывает помощь пострадавшим, оперирует их. Вечером он возвращается домой и пытается созвониться с женой, но ее телефон не отвечает, что особого беспокойства у него не вызывает. Она два дня тому назад уехала в Назарет навестить деда. С женой Зихам они счастливо живут вот уже пятнадцать лет. Детей у них нет…
Ночью Амина срочно вызывают в клинику, надо опознать еще один труп, предположительно – Зихам. Это оказывается страшной правдой. Но еще большей травмой оказывается то, что полиция считает, что Зихам и является той самой террористкой-смертницей. Врача арестовывают, бросают в застенок. Во время допросов следователь сообщает ему, что по их данным Зихам состояла в террористической бригаде «Мученики аль-Аксы». Бомбу привязала к животу, замаскировав под беременность. В Назарете у деда не была уже девять месяцев. А куда же она постоянно уезжала?
Амин утверждает, что он не правоверный мусульманин, а Зихам вообще была христианкой, и он ничего подозрительного за ней никогда не замечал.
Не найдя компрометирующих данных, Амина отпускают. Коллеги по работе стараются поддержать его, говорят, что надо дождаться окончания расследования. Но, возвратившись домой, он находит его разгромленным. На стене оскорбительная надпись, на полу письмо от Зихам, из которого он узнает, что взрыв осуществила именно она.
Как, когда и почему Зихам связалась с палестинскими террористами? Кто готовил ее на роль смертницы? Он решает расследовать обстоятельства трагедии и уезжает в Наблус, город в Палестинской автономии, откуда пришло последнее письмо и где живет его родня…

Павел Джангиров

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *