Свечение хора “Овер”

«Во время исполнения я переживаю момент восхищения музыкой…» Эти слова Соны Ованесян, художественного руководителя и дирижера Государственного камерного хора «Овер», могут служить творческой характеристикой коллектива, давно снискавшего широкую международную известность. Справедливости ради надо сказать, что «момент восхищения музыкой» является приоритетным качеством искусства хорового пения. И хормейстер, и артисты хора без такого экстремального чувства обычно не достигают нужного художественного результата, в этом – их отличие от оркестровых музыкантов. Однако даже среди большого числа хоров Армении «Овер» выделяется своим особым музыкальным энтузиазмом, желанием постоянно служить музыкальному искусству в многообразии его стилевых и жанровых проявлений.
2015 год для коллектива «Овер» (напомним, он был создан в I992 г. по инициативе Соны Ованесян, с 2004 г. менеджером «Овер» является Арман Падарян) был чрезвычайно насыщен гастролями, что во многом обусловлено включением хора (как и существующего на его базе с 2012 г. вокального септета «Армянские голоса») в международные мероприятия, посвященные 100-летию Геноцида армян. Разбросанные по разным городам и странам мира (это, согласно гастрольной карте, Франция, Эстония, Россия, Польша, Литва, США, Ливан, Швейцария, Словения, Италия ), на больших и малых концертных площадках, в просторных соборах и небольших церквях, в контексте фестиваля и как отдельный концерт эти выступления хора «Овер» внесли лепту в международное осознание великой трагедии армянского народа.
Особенно важными, на наш взгляд, были выступления септета «Овер» в рамках международного фестиваля Андреса Мустонена, хора в полном составе во время организованного Эльжбетой и Кшиштофом Пендерецкими 19-го Фестиваля Бетховена в Варшаве, Вроцлаве и Луславицах – резиденции и Центре искусств Пендерецкого близ Кракова, в Нью-Йорке на совместном концерте с Евгением Кисиным в Карнеги-холл, в Каннах в рамках фестиваля “MIDEM”, посвященного армянскому музыкальному искусству, в швейцарском Сьоне на представительном международном фестивале, руководителем которого является Павел Верников, в зале Словенской филармонии на ежегодном Любляна-фестивале, наконец, несколько выступлений, опять же, септетом в Страсбурге на ноябрьском фестивале «Религии мира», где священные песнопения и ритуальная музыка пяти мировых религий были представлены 250 артистами из 10 стран.
Естественно, что основной для «Овер» была и остается деятельность в Армении, не только в Ереване, но и в регионах. Помимо сольных концертов, это участие в общих проектах с Национальным Камерным оркестром и Национальным Камерным хором Армении (исполнение «Реквиема» Тиграна Мансуряна, дирижер Роберт Млкеян) и Армянским Национальным Филармоническим оркестром (вечер к Новому году и Рождеству, дирижер Эдуард Топчян), здесь специфика вокального стиля «Овер» привносит в исполняемую музыку стилевую и интонационную выразительность.
В свете сказанного знаменателен недавний концерт хора в Доме камерной музыки, программа которого была составлена из произведений духовного и светского содержания, принадлежащих перу композиторов XVIII-XXI веков. Многие из прозвучавших произведений «Овер» представлял во время зарубежных выступлений, благодаря чему ереванский слушатель имел возможность получить собственную информацию об актуальных музыкальных пристрастиях и исполнительской манере хора, формирующихся исключительно под воздействием яркой индивидуальности Соны Ованесян. Неповторимость ее мироощущения, художественных вкусов, склонность к экспериментированию со звуковой формой, хоровой фактурой, акустической стереофонией, со сценическим движением и жестом, манерой вокализации и артикуляции литературного текста (армянского, латинского, французского, немецкого, английского, русского и пр.) – всё находит отражение в своеобразной интерпретации музыки.
Свои приоритеты хор “Овер” видит в достижении истинно камерного – изысканного
по тембральной градации, гибкого по певческой пластике, слитности и дифференцированности голосов звучания. При этом манера хора исключает эффектность исполнения, использование приемов утрирования контрастов, повышенной экспрессии, т.е. приемов внешнего воздействия на слушателей. Источником музыкальной выразительности становится не эта, а духовная природа музыки, объединяющая сакральное, народно-национальное и профессиональное искусство.
Благодаря такой эстетической позиции исполненные на концерте произведения обнаружили внутреннюю связь: от пяти номеров из Патарага Комитаса до развернутой «Элегии» Э.Раутаваары, в основе которой лежит текст лирико-философской первой «Дуинской элегии» Р.M.Рильке. Общей была атмосфера, точнее сказать, пространство умиротворенности. В духовных хорах Комитаса, исполненных мужским септетом, создавался образ озвученной фрески, у классика финской музыки Эйноюхани Раутаваара как в молитвенном «Вечернем гимне», так и в «Элегии» отчетливо проступало архаическое, близкое старым эпическим рунам звучание. Выявляя его, возможно, интуитивно, музыканты «Овер» подчеркнули в «Элегии» диалогичное строение фактуры, красоту колорита женских голосов, а также непрерывность развития, посредством общей динамики хора приводящего к унифицированному воззванию – исходя из поэзии Рильке – к ангельским хорам.
Состояние умиротворенности, не исключающее внутреннее переживание, было
присуще хоровому эскизу «Она» (сл. П.Дуряна) Ваче Шарафяна, во втором oтделении – «Crucifixus » Антонио Лотти и «Ave Maria» Ференца Листа. Осталось в памяти особое свечение хора, тонкие колебания звучности, способствующие oкруглой фразировке при исполнении Лотти. Вытянутое в горизонтальную перспективу пение с мерцающими голосами вокалистов и трубчатых колокольчиков (их использование в произведениях разного плана все же кажется излишним) органично соответствует палитре «Овер».
Запомнилось также выразительное исполнение пьесы «Ягненок» Джона Тавенера (крупнейшего религиозного композитора Англии, год, как ушедшего). Приближенное к церковному пению письмо было искусно передано музыкантами естественной пролонгацией слова от одного голоса к другому. Такая же ненавязчиво красочная палитра отличала живописное исполнение фольклорных хоров Комитаса – трудовых песен- оровелов, «Кали ерг» и «Лорийской плужной песни» (выразительно солировал Липарит Аветисян).
Наконец, о новом опусе «Псалом III» Кшиштофа Пендерецкого. Долгожданная армянская премьера «Псалма III», посвященного 100-летию Геноцида армян, состоялась в мае прошлого года в Карнеги-холл. В оценке «New York Concert Review» он отмечался «как волнующее произведение, полное веры…», исполненное хором «с огромной выразительностью».
Выделенное начало с соло тенора (Л.Аветисян) сразу делает музыку рельефной, и далее подчиняя ее стиховой структуре. Пендерецкий, не впервые обращающийся к псалмам Давида, и здесь мастерски использует разнообразие форм вокализации – от речитации и псалмопения до гимнодии, при этом соблюдая строгость высказывания, отличающую его религиозную музыку XXI века. Хор «Овер», много исполняющий Пендерецкого, вне сомнения, оставит новый опус мастера в своем обширном репертуаре.

Светлана Саркисян,
доктор искусствоведения, профессор Ереванской государственной консерватории

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *