Самый первый чайнатаун

На празднование китайского Нового года в Чайнатауне наряжаются в национальные костюмы

На празднование китайского Нового года в Чайнатауне наряжаются в национальные костюмы

Китайские кварталы встречаются во многих городах мира. Я перевидал их в Лондоне и Париже, Берлине и Мадриде, Лиссабоне и Ванкувере, Вене и Риме, Лос-Анджелесе и Нью-Йорке… Однако самый красочный, самый организованный, самый динамичный из всех чайнатаунов мира, по-моему, все же находится в Сан-Франциско. Да и словосочетание Chinatown впервые появилось в Калифорнии в 1857 году. Любой китаец подтвердит вам, что именно этот Чайнатаун, охватывающий свыше 15 кварталов, является этнической столицей всех американских китайцев.
Первая группа китайцев прибыла в Сан-Франциско из Кантона 2 февраля 1848 года на бриге «Орел», через девять дней после того, как 37-летний механик-самоучка Джеймс Уилсон Маршалл на берегу Американской реки случайно обнаружил слиток золота, положив начало «золотой лихорадке». Хотя группа – сказано слишком громко: с американского парусного судна в числе других пассажиров сошли на берег всего два китайца и одна китаянка. За ними потянулась вереница их многочисленных родственников и бесчисленных знакомых, которые с азартом кинулись на прииски. Впрочем, многие китайцы благополучно прижились в городе, открывая прачечные, ресторанчики, торговые и ремесленные лавки. Занимались и рыболовством, о чем свидетельствует мемориальная плита на Чайна-бич – месте их раннего поселения. О невероятном росте китайской общины говорит и такой факт: через пять лет, после вступления китайской «троицы» на землю Калифорнии, в 1853 году на улице Дюпон китайская опера уже давала свои спектакли. А о том, что в лучших французских ресторанах Сан-Франциско повара были китайцами, можно прочитать у Александра Дюма-отца («Жиль Блаз в Калифорнии»), как известно, не только великого романиста, но и гурмана, и автора презабавной и преполезной книги по кулинарии.

Свирепые львы-собаки. Женская особь

Свирепые львы-собаки. Женская особь

Несмотря на ряд антикитайских акций и погромов во второй половине XIX века, китайская община с каждым годом разрасталась, крепла, нисколько не предавая забвению национальные традиции. Будучи в Сан-Франциско, Марк Твен писал: «Чтобы сделать историю китайца в нашей стране занимательной, помощь фантазии не нужна. Достаточно простых фактов». А многие факты говорят о том, что на протяжении многих десятилетий китайцы подвергались жестокой дискриминации и унижению. Вновь обратимся к фактам очевидца: «Будешь гнить, дьявольское отродье, пока не поймешь, что в Америке нет места для людей твоего сорта». (Марк Твен, «Письма китайца»).
За неполные 200 лет в Сан-Франциско, по обе стороны улицы Сакраменто возник первый в мире Чайнатаун. А в 1970 году правительство Тайваня подарило сан-францисскому китайскому кварталу пышно-декоративные ворота, чаще называемые «Вратами дракона», с двумя свирепыми львами-собаками.
В 1937 году китайская община решила воздвигнуть памятник Сунь Ятсену (1866 –1925), революционеру и демократу, первому президенту Китайской республики, пригласив скульптора итальянского происхождения Бенджамино Буфано. «Отец китайкой нации» некоторое время жил в Сан-Франциско и здесь обдумывал будущность своей страны. И вот уже много лет стальная скульптура Сунь Ятсена, одна из лучших работ Буфано, считается достопримечательностью города.

Собор Св.Марии

Собор Св.Марии

Жизнь в Чайнатауне начинается рано и завершается за полночь. Вечером, когда многие магазины Сан-Франциско закрываются, в празднично освещенном Чайнатауне торговля кипит. Толпы туристов устремляются на знаменитый «Базар Шанхай», в сувенирные лавки, особенно в ювелирные магазины, подолгу выбирая жемчуга – белый, черный, розовый… На базаре, в лавочках и магазинах можно торговаться до хрипоты. На моих глазах молодая женщина из Мюнхена купила шелковый сарафан за 15 долларов. Стартовая цена продавца была в четыре раза больше – $60! Торговались они минут двадцать. Причем, покупательница не знала английского, а продавщица – немецкого. Изъяснялись посредством «торгового эсперанто» – калькулятора. Китайские торговцы хоть и упористы, но чаще уступчивы и сговорчивы.
Каждый февраль, когда отмечается Новый год по китайскому календарю, под грохот 600 тысяч огненных хлопушек, по Чайнатауну проходит шествие 60-метрового «золотого дракона», в котором принимают участие 100 мужчин и женщин. В этот же день выбирают китайскую «королеву красоты».
Собор Св. Марии – один из первых католических соборов города, основанный ирландской общиной в 1854 году, – хоть и расположен территориально в Чайнатауне, визуально не нарушает этнического своеобразия района. А апокрифические слова под часами собора – «Наблюдай время и храни себя от зла» – по праву могут считаться «эпиграфом» к Чайнатауну. Однако некоторые не убереглись от лиха. В 1884 г. на 2 тысячи китайцев приходилось одна китаянка. Повышенный спрос породил преступное предложение. В этом месте следует чуть отклониться от темы. Во второй половине XIX века работодатели, пораженные трудолюбием китайцев, тысячами вывозили их в Сан-Франциско на строительство железной дороги. Но иммиграционные законы были настолько ужесточены, что они не имели права вызвать в Америку своих жен. Нашлись «добрые люди», которые, учуяв спрос, в трюмах торговых кораблей нелегально завозили 12-16-летних девочек из Китая. Многие из этих несчастных, едва приближаясь к своему двадцатилетию, умирали от венерических заболеваний. С 1870-х в Сан-Франциско процветало рабство. Рабство сексуальное, жестокое и опасное! В те же годы в Чайнатауне расположилась миссия

Стальной Сунь Ятсен

Стальной Сунь Ятсен

Пресвитерианской церкви. Миссионеры всячески боролись против «китайских притонов». Впрочем, миссию стали называть Домом Спасения после того, как здесь начала свою деятельность 25-летняя Дональдина Камерон. Она буквально наступала на пятки торговцев «дочерьми радости», организовала слежку за ними, направляла в подозрительные полуподвальные помещения полицейских, устанавливала конспиративную связь с несчастными рабынями секса. Сотни девочек были спасены благодаря бдительности Камерон. А вот знали ее в Сан-Франциско под разными именами. Одни благодарно называли ее Ангелом Чайнатауна, другие ласково Ло Мо (по-китайски — мать), третьи, промышляющие секс-услугами, – Белой Дьяволицей. Неутомимая Камерон до 1938 года, не покладая рук, жертвуя собою, подчас рискуя жизнью, служила Пресвитерианской церкви, служила Чайнатауну. В 68 лет она вышла на пенсию. А через 4 года Пресвитерианскую миссию переименовали в Дом Камерон. Дональдина Камерон пpожила долгую жизнь и скончалась в 1968 году, в возрасте 98 лет. Судьба этой женщины по меркам XXI века не столь уж захватывающая, но, согласитесь, ее история добавляет особую краску в палитру Сан-Франциско.
Неподалеку от Чайнатауна разбита площадь Портсмута. Названа площадь в память о шлюпе «Портсмут», на котором по приказу коммодора Дж. Слоута (1781-1867), дальнего родственника пиратствующего адмирала Ф. Дрейка, капитан Дж.Б.Монтгомери (1822 -1891) в 1846 году прибыл со своими моряками в Иерба-Буену (первоначальное название Сан-Франциско). И сразу же на единственной площади поселка 9 июля водрузил американский флаг, сместил с поста мексиканского алькада и назначил первого американского правителя Иербы-Буены (на испанском – хорошая или лечебная трава) – лейтенанта Вашингтона Бартлета. Последний за два дня до окончания мексиканской войны переименовал поселок в Сан-Франциско. А имя Монтгомери еще при жизни капитана присвоили улице, которая в те времена была центральной. Причем улицу эту сразу облюбовали бродячие артисты и азартные игроки.

Гранитный макет галеры "Испаньола"

Гранитный макет галеры «Испаньола»

Знаменательно и то, что первая общедоступная школа города была открыта на площади Портсмута, 3 апреля 1848 года. Об этом событии напоминает небольшая стела. Площадь сразу стала местом городских сходок. Например, в октябре 1849 года здесь был созван митинг с целью создания отделения Демократической партии в Калифорнии. В 1894 году, в год смерти Роберта Льюиса Стивенсона (1850 -1894), на площади был установлен гранитный макет галеры «Испаньола»в честь пребывания в городе английского писателя. Смотря на этот первый в мире памятник автору «Острова сокровищ», вспоминаю слова из прославленного романа: «Курс держали на юго-юго-запад. Дул ровный ветер на траверзе. Море было спокойно. «Испаньола» неслась вперед, иногда ее бушприт обрызгивали волны». Некоторые источники утверждают, что свой очередной роман «Потерпевшие кораблекрушение» писатель обдумывал на площади Портсмута.
Эта площадь всегда оживлена. Днем здесь собираются в основном местные жители, особенно пожилые китайцы. Может, именно поэтому статую китайской Богини Поднебесной Демократии Тяньань-минь установили на этой площади. Словоохотливые пенсионеры с гордостью поведают вам, что самоназвание китайцев – ханьжэнь, что среди китайцев распространены конфуцианство, буддизм и даосизм. К тому же около 10 млн китайцев исповедуют ислам суннитского толка. А свыше 3 миллионов – католичество. Что китайцы прибыли в Калифорнию, чтобы найти свою «чин шан» – «золотую гору». Что дим-сам в переводе означает «маленькое сокровище», и самый широкий китайский ассортимент из всех портовых городов мира, после Гонконга, – в Сан-Франциско. Что вообще город Сан-Франциско – на четверть китайский, так как с 1860-х китайцы неизменно составляют 25% населения города. И что в Чайнатауне, на площади в 2,5 кв. км проживает 40.000 китайцев. Да и весь сигарный бизнес в конце XIX века находился в китайских руках. Впрочем, об истории китайцев в Америке рассказывается в Китайском культурном центре и в Китайском историческом обществе. Словом, место, где впервые в городе водрузили американский флаг, сегодня имеет определенно сильный китайский акцент. И в этом нет ничего удивительного, толерантный город с большим уважением вслушивается во всякие акценты своих граждан. Да, во второй половине XIX века китайцы подвергались дискриминации, но не прошло и каких-то там 150-160 лет, как мэром Сан-Франциско избрали этнического китайца Эдварда Ли, да и среди 11 супервайзеров города 5 – тоже этнические китайцы.

В память о первой школе Сан-Франциско

В память о первой школе Сан-Франциско

И в Лос-Анджелесе есть свой Чайнатаун, по размерам и колориту уступающий северному собрату. Но только в этом! На Бульваре Голливуд, где пролегает условная западная граница Аллеи славы, возвышаются четыре скульптуры. Четыре представительницы американского кино – «архетип сексуальности» Мэй Вест, мексиканская аристократка Долорес дель Рио, афроамериканка Дороти Дэндридж и Энн Мэй Вонг, популярнейшая актриса 30-х, китаянка по происхождению, – подпирают изящную пирамидку с надписью HOLLYWOOD, на самой верхушке которой – великая Мэрилин Монро. Грациозная «квадрига», этот памятник 1990-х, – не только напоминание, что кинематограф завоевал мир во многом благодаря женскому совершенству, но и своеобразная дань «интернациональному вкладу» в американское кино. Китайскому вкладу, в том числе. И хоть Энн Мэй Вонг родилась в Лос-Анджелесе, китайцы сан-францисского Чайнатауна, увидев ее на экране, не без гордости восклицают: «Наша!..»
В 1939 году Мэй Вонг сыграла в криминальной драме «Король Чайнатауна» в паре с Акимом Тамировым (Оваким Тамирян). А в 1940-м, в год дракона, в Чайнатауне Сан-Франциско, в семье гастролирующего в Америке известного исполнителя китайской оперы Хой Чуен Ли родился мальчик по имени Брюс. Когда Брюсу исполнилось три года, родители вернулись в Гонконг.

Популярный "Базар Шанхая"

Популярный «Базар Шанхая»

Подростком Брюс взял себе псевдоним – Sin-lung («маленький дракон») и сыграл в нескольких фильмах в Гонконге. Но он всегда помнил, что великое кино делается в Голливуде. Вернувшись в США, стал изучать философию в вашингтонском университете, а чтобы прокормить себя, преподавал кунг-фу. Как-то на соревнованиях его заметил один продюсер, и в 1968 году состоялся дебют Брюса Ли в телевизионном сериале «Зеленый шершень», где он с блеском продемонстрировал свое умение владеть боевыми искусствами. Последовали и другие фильмы. Но лучшим считается «Явление дракона». Лучший фильм стал и последним. В мае 1973 года он умер от «повышенной чувствительности к одному из компонентов экваджезика» (таблетка от головной боли, отпускаемая строго по рецепту). По непроверенной версии, с Брюсом Ли покончили мастера кунг-фу – за то, что он открыто показывал приемы, хранимые веками в тайне. После смерти актера на руках вдовы остались двое детей – 8-летний Брандон и 5-летняя Шеннон. Линда Ли с детьми переехала в США, сначала в Сиэтл, штат Вашингтон, а годом позже – в Роллинг-Хиллс, поближе к Лос-Анджелесу. Брандон Ли был трудным подростком, его два раза исключали из школы. Он не очень горевал, был уверен, что станет драматическим актером, и поступил в Бостонскую театральную школу. Некоторое время занимался в Институте Ли Страсберга в Нью-Йорке. Пару месяцев участвовал в спектаклях театров офф-Бродвея. Но его тянуло в Голливуд. 23-летнего Брандона Ли, сына легендарного Брюса Ли, снимают в фильмах «Кунг-фу», «Право на ярость», «Лазерная миссия»… Но апогеем его актерской карьеры считается фильм «Ворон». Этот фильм стал не только его последним, этот фильм стал убийцей Брандона Ли. В сцене смерти героя кусок дерева от прострелянного манекена рикошетом попал в живот актера, задев позвоночник. Истекая кровью, не приходя в себя, Брандон умер в госпитале. Актеру было 28 лет. «Как мы можем знать, что такое смерть, если мы еще не знаем, что такое жизнь?»– эти слова Конфуция, как нельзя точно характеризуют судьбу и отца, и сына Ли.

Мемориальная каменная плита на Чайна-бич (Сан-Франциско)

Мемориальная каменная плита на Чайна-бич (Сан-Франциско)

Пару лет назад я полетел в КНР с некоторым знанием китайской истории, философии, литературы, традиций, кулинарии и с шутливым напутствием моего друга, американского китайца: «Китай – страна поразительная, там можно купить даже кошерную свинину». Побывал в ряде городов: Пекин, Шанхай, Гуйлин, Куньмин, Шангри-Ла, посетил красочную деревушку Яншо у подножья Тибета… Словом, облетев страну с востока на запад, «кошерную свинину» нигде не заметил, зато был удивлен феномену китайцев. А феномен таков: они работают 25 часов в сутки, при этом успевают набраться сил, отдохнуть, побыть в семье, встретиться с друзьями, сходить в кино… Этот парадокс разрешил все тот же мой друг, американский китаец. Привожу его слова дословно: «Китайцы, принимаясь за любое дело, совершенствуются. А совершенство укорачивает время, добавляя к суткам лишний час». Наверно, он прав! Но всё же его объяснение показалось мне недостаточным. Пришлось вспомнить Конфуция в переводе Льва Толстого: «Чтобы достигнуть нравственного совершенства, нужно прежде всего заботиться о душевной чистоте. А душевная чистота достигается в том только случае, когда сердце ищет правды и воля стремится к святости. Но все это зависит от истинного знания».
Следуют ли конфуцианству в Чайнатауне Сан-Франциско или нет, не берусь судить. Знаю одно: китайская община этого города – важная составляющая во всех отраслях не только Калифорнии, но и всей Америки.
Как-то у меня гостил знакомый из Монтаны. Во время наших прогулок ему позвонила жена и спросила, посетил ли он Чайнатаун. Мой знакомый весело ответил: «Моя дорогая! Весь Сан-Франциско – сплошной Чайнатаун!»
Мой знакомый любит преувеличивать. Сан-Франциско разный. Очень разный! Сразу после Чайнатауна в Сан-Франциско располагается Литтл Итали: TuttoItaliano.Такое вот соседство!

Рафаэль Акопджанян,
Сан-Франциско, специально для «Пятницы»
Гонорар за эту статью автор передает в фонд Ереванского кукольного театра имени Ов.Туманяна.
Текст, фотографии ©USArgusPublishingHouse
© Allrightsreserved. Nopartof this book may be reproduced, of transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including Internet, photocopying, recording or by any information storage and retrieval system, without permission of the Publisher, except where permitted by law. Your support of the author’s rights is appreciated.
US Argus Publishing House P.O. Box 27126, San Francisco, California, 94127-0126, U.S.A.
E-mail: USArgus@aol.com

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *