Самолеты – первым и последним делом

Эта женщина не дожила до своего столетнего юбилея меньше двух месяцев, а на работу перестала ходить, когда ей было хорошо за восемьдесят. А работа была совсем не женская – таких инженеров, как Елизавета Шахатуни, называют «прочнистами». Чтобы было ясно, чем занимаются прочнисты, вот объяснение словаря: «специалист с высшим техническим образованием, в задачи которого входит проверка конструкции (деталей, узлов, агрегатов, машин, механизмов, изделий и пр.) на прочность, жесткость, долговечность и ресурс». «Машинами» и «механизмами» в данном случае были, ни много ни мало, самолеты.

От брусьев на потолке – к самолетам

Е.А. Шахатуни. Москва, 1938 г.

Е.А. Шахатуни. Москва, 1938 г.

Елизавета Шахатуни родилась в 1911 году, в Эривани, в семье учительницы и политика – отец, Авет Шахатунян, был одним из идеологов дашнаков. Однако ни преподавание, ни, тем более, политическая деятельность девушку не привлекли, а вот разные инженерные изыскания пришлись ей вполне по душе. В этом пристрастии огромную роль сыграло общение с дядей, который помогал материально матери и девочке после смерти Авета.
Дядя был штатным работником в конструкторском бюро Туполева в Москве, поощрял всячески интерес Лизы к инженерным вопросам, хотя, конечно, и предполагать не мог, во что этот интерес в конце концов выльется. «От дяди-то я и узнала, что даже потолочные брусья рассчитываются инженерами, и это было мне настолько интересно, что я увлеклась точными науками», – рассказывала впоследствии Елизавета.
Детская непосредственность переросла в юношескую увлеченность, оставив побоку куклы, наряды и прочие обычные девчачьи радости. Среднее образование Елизавета получила в армянской столице, а потом два года отучилась в Ереванском государственном университете, на инженерном факультете – тогда еще до открытия политехничекого должно было пройти несколько лет, вот и готовили инженеров в стенах ЕГУ.
Стартовала первая пятилетка и, наряду с другими призывами для энтузиастов, партия распространила среди молодежи «бациллы» болезни авиацией, и если многие молодые люди не решались уехать из родных мест на учебу в Москву, то эта, совсем еще молоденькая девушка смело решилась идти навстречу своей мечте. Девиз «Навстречу самолетам!» привел Елизавету в Москву, в МАИ, причем зачислена она была с ходу на второй курс. Авиационный институт Елизавета Шахатуни окончила с отличием в 1935 году, получив диплом инженера самолетостроения.

Жизнь, стремительная, как самолет

535c93fd8a4811a11fb95e8d30f25b6bВ середине тридцатых годов советское самолетостроение переживало одновременно свою зарю, расцвет и бум. Елизавета Шахатуни удачно вписалась в тогдашний, как сказали бы сейчас, «тренд», начав работу на заводе Илюшина, откуда перешла затем на другой, где конструировали планеры. В 1939 году планерный закрылся по какой-то причине, и Шахатуни поступила на работу к С.А.Лавочкину, где в качестве инженера-прочниста участвовала в работах по созданию истребителя «ЛаГГ-3».
В 1941 году она уезжает в Каунас, к знаменитому авиаконструктору Олегу Антонову, профессору и академику впоследствии, для участия в специальном проекте, а вскоре они становятся мужем и женой. В период войны Шахатуни в качестве конструктора принимает участие в создании планеров. Энергичная и безоглядно преданная своему делу молодая женщина вскоре переходит на ответственную работу, получив назначение на должность ведущего инженера-конструктора по линии расчетов прочности планерных конструкций.
Расчеты прочности планеров осуществляла группа под руководством Шахатуни. В 1942 году под руководством Антонова и при непосредственном участии Шахатуни был создан и прошел испытания новейший планер Т-60, предназначенный для переброски легких танков во вражеский тыл. Изюминка этого проекта была в том, что ни у одной страны в то время подобного транспортного средства не было, и эта смелая инициатива до сих пор вызывает восхищение специалистов.
В 1943 году по предложению Наркомата авиапромышленности и по личной просьбе О. Антонова Шахатуни переходит в возглавляемое А.Яковлевым особое конструкторское бюро, где для фронта создавалась большая партия истребителей нового типа. Главным инженером бюро тогда был Арутюн Тер-Маркарян, немало сделавший для организации разработок и производства советских самолетов.

Время великих свершений

Олег Антонов  и Елизавета Шахатуни

Олег Антонов и Елизавета Шахатуни

После войны на основе КБ Яковлева под руководством Антонова, Шахатуни и Эскина было создано КБ «Ан», которое впоследствии получило большую известность благодаря тяжелым грузовым самолетам. Но прежде они должны были создать один из самых известных в мире самолетов – «Ан-2», который прозвали «аннушкой» и «кукурузником». Кстати, самолет был назван «Ан-2», а не «Ан-1» потому, что по негласному правилу нечетные номера присваивались только истребителям.
«К нам в КБ стремились попасть многие опытные инженеры, мечтавшие о творческой работе. Но их не отпускало руководство Новосибирского авиазавода. Тогда Антонов отправился в местный авиационный техникум и произнес перед выпускным классом такую зажигательную речь, что все мальчишки, 25 человек, пришли к нам. Я приехала из Москвы, удивилась: «Как мы будем делать самолет с этим детским садом?» Ничего, работали как звери. Когда я встречала однокурсников в Москве, надо мной посмеивались: «Неужели вы правда конструируете какой-то архаичный биплан?». Но для меня Ан-2 был и до сих пор остается самым красивым, самым любимым созданием. Как ребенок. Мы пропадали на работе с утра до позднего вечера. Только когда я родила дочку Анечку, ушла в декретный отпуск… на две недели», – рассказывала, вспоминая те годы, Елизавета Аветовна.
Потом еще были громкие победы. Новая машина Антонова, которая впервые была представлена в 1965 году, поразила весь мир. Самолет «Ан-22 Антей» имел взлетный вес более чем 250 тонн и мог поднять в воздух до 80 тонн груза. Более того, в 1967 году на этом самолете был установлен мировой рекорд грузоподъемности — 100 тонн. В дальнейшем число рекордов этого гиганта достигло сорока. Этот самолет стал настоящей победой для Шахатуни, Антонова и СССР, ведь чем больше были размеры самолета, тем большей прочности он требовал.
Эта женщина работала в полную силу почти до 85-летнего возраста, но и потом к ней еще много лет приходили для консультаций, да и просто за советом. А прожила она почти ровно век – скончалась 27 октября 2011 года в Киеве, в армянской часовне украинской столицы состоялась церковная панихида. Отпевание по армянскому обряду совершил архиепископ Григор Буниатян, и на могилу легендарного авиаконструктора была положена горсть земли, специально привезенной из Армении.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *