Рубен Бабаян: “Пропаганда рабиса должна быть приравнена к пропаганде порнографии”

В Международный день театра состоялось очередное вручение национальной ежегодной театральной премии “Артавазд”. Театральные деятели получили заслуженные и долгожданные награды, звучали слова благодарности, высокие речи о необходимости развития отечественного театра — как столичного, так и областного… Это все, разумеется, очень хорошо и необходимо. Но приходится констатировать, что ни награды, ни многочисленные театральные фестивали не влияют существенно на приток среднестатистических граждан — потенциальных зрителей — в очаги культуры. Более того, зачастую после того или иного вручения можно застать некоторых фигурантов прошедшего действа за лузганьем семечек недалеко от того же храма искусства, плеванием на пол, нецензурным «спичем» и т.д. Так чему же мы удивляемся, когда подобным поведением отличаются не только люди, далекие как от искусства, так и от городской культуры в целом, но и служители Мельпомены. Об этом и не только беседуем с художественным руководителем Государственного кукольного театра имени Ов.Туманяна Рубеном БАБАЯНОМ.
-В современном мире все очень взаимосвязано, узких специализаций, как правило нет, и решение того или иного вопроса зачастую находится в параллельном направлении, смежной плоскости или даже плоскостях, — говорит Рубен Бабаян. — Проблема зрителя — не проблема театра. Это вопрос воспитания. А проблема воспитания — не проблема образования, это проблема семьи. Оттуда все и начинается. Театр никогда не дает стопроцентной продукции — таковой она становится (или нет) после контакта с аудиторией, «единицей измерения» которой является зритель. И очень важно следить за тем, на что он «подсядет», к чему потянется… Эти приоритеты воспитываются с младых ногтей. К сожалению, приходится констатировать, что сегодня в области образовательной культуры налицо недоработки, если не сказать большего. В итоге наибольшим спросом пользуется третьесортная продукция.
Театр — это общественное явление. Вы правы, плевки, свинство на улицах, выдача наград, квартир и т.д. — всё это в одной плоскости, и решается опять же образованием и воспитанием. Но тут мы имеем дело с тотальным наплевательством уже в фигуральном смысле: сторонники евроценностей считают, что нашим воспитанием должна заниматься Европа, адепты евразийских ценностей — Россия и Казахстан, и решительно никто не хочет понять, что это наше дело, это нужно нам, и никто за нас никогда не решит этот вопрос — тем более в нашу пользу. Будут насаждаться чуждые ценности, подменяться ценности, выставляться двойные стандарты… Вот вам и результаты. И брошенный окурок или плевок в общественном месте — это только цветочки.
Никто нас культуре не научит. Никто кроме нас самих не научит элементарным принципам человеческого общения, никто не научит воспринимать свою родину как собственный дом, в котором ни в коем случае нельзя свинячить, потому что твой дом — это не какая-то отдельно взятая квадратура, а вся страна.
…Решение проблемы — в культурном образовании потребителя. Когда есть желание потреблять качественную пищу, она сразу появляется. Надо дождаться этапа пресыщения «фаст-фудом» и всяческими суррогатами в искусстве. Как их отличить от «натур продукта»? Очень просто — заниматься образованием потребителя с детских лет, приучая его к здоровой пище (во всем). То есть делать то, что сегодня напрочь отсутствует, в чем я лично вижу трагедию нашего времени.

— То есть корень наших бед исключительно в недостаточном воспитании и образовании?..
— И как следствие, одно из самых серьезных заболеваний нашего общества — отсутствие терпимости и желания выслушивать друг друга. Наша задача — попытаться наладить этот диалог. Опять-таки добиваться какого-то конечного результата невозможно, так как театр – это очень живая среда, перманентно возникают новые задачи.
Говоря о воспитании и образовании, я опять же делаю упор на семью — армянскую, как мы ее часто высокопарно называем, традиционную семью, в которой сегодня имеют место довольно нездоровые явления. Когда родители учат детей ругаться, учат агрессии, сами элементарно врут младшим членам семьи, а потом журят детей за вранье — это очень печально. Я думаю, что надо в один прекрасный день остановиться и признать, что в плане общественного и социального развития мы находимся на очень низкой ступени. Это не ужасно, это не конец — это факт, диагноз, а после установления диагноза должен начаться процесс незамедлительного лечения. И им должен заниматься каждый, индивидуально, потому что процесс общественного выздоровления — это вопрос для каждого личный, не коллективный. Все болезни излечимы, если, конечно, не запустить. Хуже, когда ты в упор не видишь болезнь, уверяя, что здоров. Да, возможно, когда-то наше общество было намного здоровее и чище, чем сегодня, и отголоски тех культурных ценностей все еще присутствуют в нас — это и наша открытость миру, и гостеприимство, и предприимчивость, и много другое. Но надо осознать и признать сегодняшнее положение как начало излечения, и быть готовым к долгой «дороге в дюнах». И у этой дороги нет конца, ибо это процесс вечный, и мы оказались в этом положении, потому что когда-то посчитали, что уже дошли и можем расслабиться. Но это не так. Жизнь как обратный эскалатор: идешь против, и если остановишься — вышвырнет к черту!
— Ну а как же наши многовековые традиции, культурные ценности? Куда все это подевалось?
— Мы можем сколько угодно задирать нос, говорить об изначальной расположенности и врожденной восприимчивости нашего народа к культуре, к высокому искусству, порождающей в итоге кристальной чистоты национальный продукт. Но это, увы, не так. В противном случае не было бы Комитаса, занявшегося чисткой фольклорной музыки от инородных сорняков. Не был бы велик Туманян, обрабатывавший народные сказки…
Надо понять, для чего нужно искусство — какую роль оно исполняет в государстве. Это просто отдушина? Желание показать всему миру, что мы тоже что-то можем? Что у нас тоже есть оперный театр и нацгалерея, или все-таки нечто большее?..
И вообще, я думаю, нет изначально культурных народов. В любой народ культуру надо вбивать — причем этот процесс должен быть перманентным и, повторюсь, более индивидуальным, нежели коллективным. И каждый должен работать над собой, осознавая, что должен быть культурным, обязан быть таким — иначе общество тебя будет отторгать. У нас же пока происходит обратный процесс — культурных общество отторгает, безграмотных и бездарных принимает как своих…
Хочется надеяться, что так будет не всегда. Укажем и положительные сдвиги: народ стал глубже думать, стал сплоченнее. И не исключено, что идея необходимости культуры как государственного императива дойдет до народа раньше, чем…
— Ну, дай-то Бог, пока же наша молодежь продолжает упиваться второсортным культпродуктом, тюркско-арабскими напевами с армянскими (почему-то) словами и прочей ересью…
— Мы это называем одним словом — рабис. Считаю, что пропаганда рабиса должна быть приравнена к пропаганде порнографии, насилия и караться точно так же. Ведь на самом деле рабис — это не только музыка. Это мышление. Сходите на Вернисаж или в ресторан «Шант» — вот вам рабис в живописи и архитектуре. А дом олигарха на Аштаракском шоссе? Это же позор! Рабис — это деструктивное явление для всей нашей культуры и это бич, с которым нам непременно надо бороться.
Мы должны подходить к этому вопросу очень сознательно и осторожно, понимая, что нужны десятилетия для того, чтобы очиститься… А для этого надо строить свою национальную политику в области культуры. Такой политики у нас, увы, нет. Должен быть создан догмат, когда «культурная» система институционально начнет работать в стране. Тогда мы сможем правильно себя соотносить с тем, что ценно, глубоко и содержательно, что обогащает и возвышает человека над самим собой. И соответственно с тем, что принято называть плинтусовым уровнем.
— И опять мы возвращаемся к вопросу нравственного воспитания гражданина. Есть, конечно, существенные изменения, но взрослый сам не рвется в театры, да и ребенка не часто водит… Как с этим быть?
— То, что происходит сегодня у нас, — это эпидемия. А во время эпидемии больного не спрашивают, хочет он принимать лекарство или нет, его попросту заставляют это сделать! И не надо во всем винить улицу, телевидение и компьютеры — дети не виноваты в том, что мы их растим такими. Ведь это мы, родители, закрываем перед ними все двери в культуру. Не могут же они на школьных уроках становиться гражданами страны, о которой не имеют практически никакого представления. Нельзя превращать любовь к Нарекаци и Кучаку в транспарант, на деле не имея никакого понятия об их творчестве.
— Ну а как бороться со свинством на улицах нашего города – может, помогут административные наказания?
— Судите сами: до введения штрафа за неиспользование ремней безопасности мало кто ими пользовался. А сегодня — даже не из-за штрафа, а понимая реальную необходимость — почти все водители пристегиваются. К слову, мне нравится, что водители стали уважительно относиться к пешеходам. Конечно, в том же Тбилиси и полиция работает лучше, и улицы чище, но вот уважения к пешеходам намного меньше.
Повторю, человек должен понимать, что эта страна — его дом родной, и вести себя адекватно. Но порой очень трудно донести до него эту мысль, это понимание. В США, если ваша собачка напачкала в общественном месте, а вы не убрали за ней, выписывается штраф в размере не менее 400 долларов. Если вы считаете своего питомца равноправным членом семьи, извольте отвечать за его поступки! А мы чем лучше? Все должно идти параллельно — воспитание, образование и жесткое соблюдение законов и порядка. У нас есть закон о запрете курения в общественных местах. Но большая половина столицы курит где хочет, а остальные, некурящие, жалуются на то, что в городе нечем дышать. А кто вам запрещает пользоваться этим законом? Откуда эта боязнь прослыть стукачом или ябедой? Вы граждане независимой демократической страны, для вас созданы законы — пользуйтесь ими сами и требуйте уважения своих прав от других.

Беседовал Рубен Пашинян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *