Рождение шедевра

w img077В октябре 2011 года на Международном архитектурном фестивале «Зодчество» судьба свела москвича Карена Бальяна и молодых энтузиастов-книгоиздателей Эдуарда и Татьяну Кубенских из Екатеринбурга. Их издательство «Татлин», выпускающее до пятидесяти книг в год, издавало серию книг, посвященную архитектуре советского модернизма с подсериями «Мастер» и «Город». Карен Бальян – архитектор-практик, автор более ста статей и книг по вопросам истории и теории современной архитектуры, докторант НИИ теории архитектуры и градостроительства.
Познакомились, поговорили, а потом Карен предложил издательству свою монографию, материалы для которой собирал и писал в течение почти двух десятилетий. Она была посвящена творчеству трех известных армянских зодчих. Впрочем, без особой надежды, зачем, дескать, российскому издательству книга об Армении… Но материал, представленный в рукописи, так заинтересовал издателей, что вскоре в серии «Мастер» вышла прекрасно оформленная книга «Тарханян, Хачикян, Погосян». А Эдуард и Татьяна в апреле 2013 года вместе с Кареном Бальяном приехали в Ереван, чтобы презентовать ее в Союзе архитекторов Армении.
«Собралось больше ста гостей, – вспоминает Эдуард Кубенский. – Выступил Карен. Он приветствовал всех на армянском, но после того, как представил присутствующим нас с Татьяной, перешел на русский и предложил далее всем выступать на русском языке. Такого мы не ожидали. Признаюсь, это так тронуло меня, что в какой-то момент я даже растерялся».
Сотрудничество издательства с Кареном продолжилось. И когда позже он позвонил в Екатеринбург и предложил свою новую работу, у Эдуарда сомнений не было: «Да, это большая честь. Я очень рад!»
И в 2015 году вышла в свет книга «Мемориал Егерн», которая не только знакомит читателей с историей создания Мемориала на Цицернакаберде, но и открывает в дополнение к двум предыдущим новое направление издательства «Татлин» – подсерию «Шедевр».
Идея увековечения памяти жертв Геноцида армян 1915 года приобрела особую актуальность в преддверии пятидесятилетней годовщины геноцида. Усилиями Первого секретаря ЦК Компартии Армении Якова Никитовича Заробяна удалось в конце 1964 года получить «добро» руководства ЦК КПСС на строительство мемориала.
16 марта 1965 года Совет Министров Армянской ССР принял соответствующее постановление. Госстрою республики и исполкому Ергорсовета поручалось обеспечить проведение конкурса. Условия конкурса 25 марта опубликовали республиканские газеты. Проекты должны были представляться под девизом. Конкурсные работы необходимо было сдать в Союз архитекторов Армении на рассмотрение комиссии не позднее 22 часов 22 апреля текущего года.
Были установлены и премии, скромные по нынешним временам для решения столь ответственной задачи. Первая премия – 750 рублей, вторая – 500, две третьих по 300 и две четвертых – по 200 рублей.
Автор книги обращает наше внимание на одну деталь конкурса. «Обелиск предусматривается установить в парке культуры и отдыха «Цицернакаберд». При соответствующем обосновании разрешается проектирование также для другого места – в пределах города Еревана». То есть место строительства еще обсуждалось и могло быть изменено. И заметьте, слово «мемориал» не используется. Речь идет пока о памятной стеле или обелиске.
Это был самый большой архитектурный конкурс в Армении. Но автор книги резонно замечает, что «из 78 проектов, представленных на конкурс под девизами, имена подавляющего большинства нам неизвестны. Как неизвестно и большинство работ. Мы знаем лишь имена авторов четырех премированных работ и еще двух-трех других участников, в личных архивах которых сохранились фотографии или эскизы. Известны и имена тех семи архитекторов, кому было поручено представить проектные предложения до конкурса. Их работы также сохранились не все».

Эскизный проект Джима Торосяна

Эскизный проект Джима Торосяна

Стремясь восполнить этот пробел, Карен Бальян обращался ко всем, кто каким-то образом был причастен к участию в конкурсе или располагал архивными материалами. В частности, интересные факты почерпнуты из рукописных воспоминаний Сашура Калашяна – одного из авторов осуществленного проекта. В распоряжении автора книги оказались и протоколы заседаний жюри, которые проливают свет на «внутреннюю кухню» конкурса.
Итак, из 78 представленных проектов 9 были отклонены сразу, так как не соответствовали условиям конкурса. 10 мая авторитетное жюри, возглавляемое председателем Госстроя Армении, членом-корреспондентом Академии строительства и архитектуры СССР Григорием Гарегиновичем Агабабяном, начало рассмотрение оставшихся 69-ти. В жюри, помимо известных архитекторов, входили мэр Еревана Григор Асратян, главный архитектор города Эдуард Папян, председатель Союза архитекторов Армении Вараздат Арутюнян, художник Григор Ханджян, скульптор Сурен Степанян.
На первом заседании открытым голосованием для дальнейшего рассмотрения были отобраны 8 проектов. На втором заседании, которое состоялось через неделю, были отклонены еще 4 проекта, так как они не решали задачу «создать такой мемориал, который бы увековечил память жертв геноцида 1915 года и воплотил возрождение армянского народа, его настоящее и светлое будущее». Это были проекты под девизами «Кармир цагик» («Красный цветок»), «Крак» («Огонь»), «Гогандж» («Набат») и «Жайр» («Скала»). Кто были авторы этих проектов – неизвестно. Жюри также решило первую премию не присуждать ни одному проекту. А денежные средства распределить среди авторов отобранных работ. И они наконец были названы.
Под девизом «Флаг АССР» был проект Артура Тарханяна и Сашура Калашяна. Архитектор Феникс Дарбинян и скульптор Гукас Чубарян выступили под девизом «Пюник» («Феникс»). Под таким же девизом, что создало поначалу некоторую путаницу, работали архитектор Эдуард Аревшатян и скульптор Ара Арутюнян. Ара Арутюнян стал также соавтором Рафаела Исраеляна в разработке проекта под девизом «Муш».
Дальнейшие события получают неожиданное развитие. Поскольку семи авторам Госстрой Армении поручил отдельно от всех представить свои проектные предложения, жюри приняло решение продолжить дальнейшее рассмотрение по схеме «лучший из семи и два лучших из конкурсных». То есть на голосование ставятся уже три проекта.
И тут случается неожиданное – больше всех голосов «за» получает проект Джима Торосяна, «один из семи». Но поскольку он не преодолевает 50-процентного барьера, голосование переносится на следующее заседание. При этом в протоколе заседания отмечается: «Все единого мнения, что из признанных лучшими проектов – «Пюник», «Флаг АССР» и проект Дж. Торосяна – ни один не имеет достаточных условий, чтобы быть реализованными без изменений, однако они с точки зрения возможностей переработки и усовершенствования находятся в различном положении». И, наконец, на последнем заседании 7 июня после дебатов семью голосами «за» жюри проголосовало за проект Артура Тарханяна и Сашура Калашяна.

 Эскизный проект Рафаела Исраеляна и скульптора Ара Арутюняна


Эскизный проект Рафаела Исраеляна и скульптора Ара Арутюняна

Отличается ли построенный мемориал от конкурсного проекта? Да, причем в лучшую сторону. Сама композиция развернута на 90 градусов. В первоначальном варианте посетители, поднимаясь на стилобат как бы сбоку, видят слева круглый мавзолей, а справа – короткую стену. Обелиск был смещен от поперечной оси вправо. В окончательном варианте мавзолей находится на продольной оси стилобата, а длинная стена слева от центральной траурной аллеи придает композиции динамичность. Впоследствии в рельеф склона было вписано здание музея, не нарушающее торжественную монументальность комплекса.
Для тех, кому это интересно, в книге приводятся сведения о размерах комплекса. Размеры стилобата 52 на 87 метров. Диаметр внутреннего пространства мавзолея 24 метра, его высота от уровня стилобата 7,5 метров, диаметр верхнего кольца – 15 метров, диаметр розетки Вечного огня – 5 метров. Высота обелиска 40 метров, а длина стены – около 100 метров.
В сентябре 1965 года трестом «Ерхимстрой» на Цицернакаберде были начаты строительные работы, которые были завершены к сорок седьмой годовщине установления советской власти в Армении. 29 ноября 1967 г. состоялось торжественное открытие комплекса. Факелом, зажженным от доменной печи Ереванского химического комбината, Первый секретарь ЦК Компартии Армении Антон Ервандович Кочинян зажег Пламя Вечного огня.
Помимо интересных и малоизвестных фактов, относящихся непосредственно к мемориалу, Карен Бальян проводит и анализ тенденций, доминировавших в армянской архитектуре в 60-е годы прошлого столетия.
Книгу украшают прекрасные фотографии Оксаны Купряшевой.
В конце редакционного предисловия к книге «Мемориал Егерн» Эдуард Кубенский пишет: «Я безмерно рад, что имею еще одну возможность вернуться в Армению. Свою любимую Армению, где невероятно красиво цветет слива, где хочется прикасаться руками к фасадам, где у меня есть друзья.
Уверен, что даже если вы не имеете никакого отношения к архитектуре, прочитав книгу, вас не отпустит желание увидеть всё то, что показано на ее страницах, своими глазами, и вы, как и я, захотите посетить эту прекрасную страну. И, возможно, мы встретимся там с вами, потому что я уверен, что это не последняя книга об Армении в нашем издательстве. Это только начало…»

Павел Джангиров

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *