Ришар Бона – самый сексуальный гитарист со времен Пасториуса

Вчера, 17 сентября, в Спортивно-концертном комплексе им. К.Демирчяна стартовал Международный джаз-фестиваль. Среди участников и гостей Yerevan Jazz Fest-2015 немало именитых музыкантов, ну а хэдлайнером фестиваля является всемирно известный бас-гитарист, номинант премии ГРЭММИ, певец и композитор Ришар Бона (США).
Звезду такого уровня Ереван принимал не часто. Если вести отсчет новой джазовой эры Еревана от 1998 года – Первого международного джазового фестиваля, то это New York Voices и Night Ark. Второй международный фестиваль 2000 года подарил нам встречу с великим Чиком Кориа и его группой Origin. В 2008-м прошли концерты таких корифеев жанра, как Джордж Бенсон и Эл Джэрроу, года два назад приезжали Таня Мария и Ли Ритенауэр, и, наконец, великий и ужасный Хэрби Хэнкок. Вот, пожалуй, и все. И теперь вот новый старт международным фестивалям, который проводит Армянская ассоциация джаза, и сразу такой подарок – мировая звезда Ришар Бона.

Пиндер Яюмаялоло родился и рос в небольшой деревушке Минта, что в восточном Камеруне. По его собственным воспоминаниям, родная деревня была наполнена музыкой, и у них в доме она почти никогда не смолкала, ведь все ближайшие родственники были музыкантами – отец был известным перкуссионистом и певцом, а дед – гриотом (так в Западной Африке величают представителей отдельной социальной касты профессиональных бродячих певцов, музыкантов и сказочников). И, естественно, мальчик пошел по стопам деда и отца – он тоже любил музыку и хотел играть. Именно дед преподал мальчику самый первый и главный урок – в музыке должно содержаться повествование. Иначе и играть незачем. Когда в детстве мальчик болел холерой, звуки балафона, часто звучавшие в деревне, смягчали его страдания. К счастью, он выздоровел и, очарованный инструментом, вскоре смастерил себе свой собственный балафон из собранного в деревне дерева, на котором он играл по двенадцать часов в день. Насытившись балафоном, смастерил 12-струнную гитару, используя в качестве струн тормозные ремни от велосипеда, которые он натянул на старый бак от мотоцикла. И выступать с концертами он начал с пяти лет в церкви с матерью и сестрами – они тоже прекрасно пели. Тогда он впервые прилюдно запел. А к моменту ухода из деревни 11-летний мальчик уже имел репутацию человека, умеющего играть на множестве инструментов – флейте, ударных, балафоне, гитаре.
Уже в 13 лет Пиндер собрал свой первый ансамбль. Его природный талант быстро заметили и стали приглашать на различные фестивали и концерты. Вскоре юноша перебрался в Дуалу, экономическую столицу Камеруна, где он арендовал электрическую гитару и начал играть в местных группах. Его жизнь кардинально изменилась в 1980-м, когда при местной гостинице открылся джазовый клуб, которым руководил заезжий француз. Владелец заведения предложил талантливому юноше прибыльную работу – играть джаз у него в клубе. Впоследствии музыкант рассказывал, что в то время он ничего не знал о джазе и согласился с предложением из-за денег. Но вскоре он понял, что это его музыка. Парень часами напролет слушал новую для себя музыку, вечерами же пытался показать публике то, чему научился.
Но вот однажды он прослушал пластинку 1976 года одного из лучших бас-гитаристов всех времен и народов Джако Пасториуса, которую спродюсировал другой знаменитый музыкант, барабанщик популярнейшей группы “Blood, Sweat & Tears” Бобби Коломби. Этот альбом, особенно композиция “Портрет Трейси”, буквально изменил его жизнь. Он был ошеломлен стилем игры Пасториуса. “Раньше я и не думал играть на бас-гитаре, но, услышав эту музыку, я даже пошел проверить скорость пластинки. Мне казалось, что она крутится намного быстрее, чем нужно”, – спустя годы вспоминал музыкант. Естественно, ему захотелось попробовать сыграть также. И он уехал в Париж зимой в майке и шортах, мечтая стать великим джазменом, но, сойдя с трапа, понял, что пока ему лишь очень холодно и страшно. Стюард надел на него свитер и посоветовал парню не терять надежды…
Благодаря упорной работе над собой, многочасовым занятиям он, в конце концов, получил признание, играя в джазовых клубах Европы с такими известными музыкантами, как скрипач Дидье Локвуд, саксофонист и певец Ману Дибанго, певец Салиф Кейта. Пиндер Яюмаялоло взял себе сценическое имя – Ришар Бона. Правда, тогда еще трудно было представить, что десятью годами позже камерунец будет идти нарасхват в ансамблях Джо Завинула и Джонни Митчел.
В течение семи проведенных в Париже лет Ришар серьезно учился музыке. В Сенегале, где он гастролировал со своей группой Point Cardinale, он получил приглашение приехать в Нью-Йорк. Бона не знал английского, но музыка говорила за него, и теплый прием нью-йоркцев подтолкнул его к мысли о переезде в Америку. Он уехал в 1995 году. Непрерывно выступая в клубах, Бона был услышан композитором и продюсером известного певца Гарри Белафонте, который предложил ему занять место арт-директора группы. А в конце 1998 года Ришар записал свой первый альбом »Scenes from My Life» на лейбле Columbia Jazz, вместе с такими музыкантами, как Майкл Брекер и Омар Хаким, где показал себя не только фантастическим басистом, но и блестящим певцом и композитором. Чуть позже его приглашает в свой коллектив гитарист Пэт Мэтини, с которым он много гастролирует и записывается.
Музыка Ришара Бона варьируется от африканского пения а капелла до симфонических оркестровых фрагментов. В своих аранжировках он в большей степени тяготеет к мягкому джазу. Если в начале своей карьеры Бона играл все же больше джаз, то в последнее время он, словно следуя определению Дюка Эллингтона, «играет музыку своего народа». Музыкант легко и с удовольствием включает в свои композиции фольклорные темы народов Черного континента, создавая веселую или грустную, но обязательно яркую музыкальную тему. А его шелковый голос настраивает слушателей, и особенно слушательниц, на романтический лад. Кстати, журнал “Billboard” как-то назвал Бона «самым сексуальным бас-гитаристом со времен Джако Пасториуса». А “Newsweek” писал: “Представьте музыканта с виртуозностью Джако Пасториуса, вокальными данными Джорджа Бенсона, чувством ритма и гармонии Жуана Жилберту, и все это смешано в одном флаконе с африканской культурой». Его называют также “африканским Стингом”. По признанию критиков, он одинаково хорош и в исполнении фьюжн-композиций, и в пении на языке дуала, и в мейнстримовых лирических блюзах. Бона свободно говорит и поет на 4 языках народов Камеруна (дуала, банвеле, понго и эвондо), французском, английском, испанском и японском языках. И не удивительно, что его собственный музыкальный словарь настолько обширен.
Кто-то может сказать, что ему подфартило в жизни, ведь он оказался в Европе во время расцвета мирового афропопа, когда на сценах мира заводили публику экзотическими ритмами, диковинными мелодиями и зажигательными танцами новоявленные звезды Африки. Но где сегодня основная масса тех африканских музыкантов, которые тогда всплыли на поверхность океана музыкальных стилей и направлений? В этнических клубах, казино и ресторанах. А Бона стал настоящей звездой мировой музыки и джаза. Иначе с ним не стали бы сотрудничать Джордж Бенсон, Куинси Джонс, Брэнфорд Марсалис, Бобби МакФеррин, Чака Хан, Ларри Кориэлл, Джо Завинул, Майк Стерн, Данило Перес, Стив Гэдд… Иначе его альбом “Tiki” 2006 года не был бы выдвинут на номинацию “Best Contemporary World Music Album” на 49-ой церемонии вручения наград Американской академии звукозаписи. Иначе его не любили бы поклонники джаза, этно-джаза, музыки в стиле world и афро-бит. Иначе он не собирал бы огромные залы по всему миру. Иначе его не пригласили бы выступать в качестве профессора музыки в университете Нью-Йорка.
В своей игре он идеально распределяет задачи, возлагаемые на музыканта любого стиля и жанра – мелодичность, доходчивость, удобоваримость композиции с одной стороны, и виртуозная техника, оригинальная стилистика, сложность аранжировки и импровизационной части – с другой. Конечно, концертные выступления сильно отличаются от студийных записей, и здесь возможны всякие сюрпризы – ведь хороший музыкант никогда не стоит на месте, он всегда вносит что-то новое в свою работу, пусть даже хорошо известную и любимую многими именно в таком виде. И на живом концерте часто происходит маленькое чудо, и ваша любимая мелодия предстает в абсолютно новом обличье, а вы начинаете думать, что так даже лучше.
В свое время критики считали Бона одним из пяти открытий в мире музыки прошедшего десятилетия. Самодостаточный артист, совершенный мастер своего дела, мелодист редкой элегантности и чувственности, он также достаточно пикантный певец и член эксклюзивного клуба “Лучшие бас-гитаристы мира”. Ришар Бона, как рассказывают люди, знающие его лично, очень мягкий, добрый, приветливый и веселый человек. Как в жизни, так и на сцене. А такие люди не могут играть плохую музыку.

Подготовил Армен Манукян

Об Авторе

Похожие материалы