Путешествуя по Армении

Екехеац Гавар

Часть 1

Почти в самом центре ашхара Бардзр Айк на западе Великой Армении лежит гавар Екехеац, представляющий собой долину среднего течения Верхнего Епрата. С севера Екехеац ограничивается хребтами Сурб Григор (Сипикор) и Атор Анахта или Кешишдаг (Монашьи горы) системы Армянского Северного Тавроса, а с юга – горами Мндзур и Гайлахазут Бюракн-Мндзурской системы Армянского Внутреннего Тавроса. На востоке Екехеац замыкает Дерджанская излучина Епрата, а на западе гавар упирается в горный массив Даранахеац или Сепух.
Екехеац расположен по обоим берегам Епрата, который течет в пределах гавара с востока на запад, по широкой долине, обильно разливаясь в сезон таяния снега и весенних паводков. На выходе за пределы Екехеаца Епрат вступает в узкое и крутое Камахское ущелье. Именно из-за разливов Епрата, сопровождающихся обширным заболачиванием его берегов, гавар Екехеац и получил свое название. Первоначальная форма топонима – Ехекац или Ехегеац, что переводится с армянского как «камышовая страна» – различные виды этого влаголюбивого растения покрывают побережье Епрата вдоль всего гавара. В отсутствие крупных лесных массивов камыш (ехег) играл огромную роль в жизни местных армян, служа в том числе и в качестве топлива и стройматериала. Позже, с принятием христианства и созданием здесь исторически весьма значимых монастырей и церквей, название гавара было переосмыслено в Екехеац. Именно этот новый смысл заимствован греками, называвшими гавар Экилисене, а слово «екехеци» (церковь) перекочевало как в греческий – «эклисия», так и, гораздо позже, в тюркский – «килисе». Сходное звучание имеет в греческом и «ехег» – «элегия», что послужило основанием для позднетюркской кальки «илидже» – аналога древнейшего армянского «ехеги».
Столицей гавара Екехеац является город Ерзнка, первоначально лежавший непосредственно на правом берегу Епрата в том месте, где смыкаются два рукава великой реки, образуя остров Епратац. Однако из-за весенних паводков, обширного заболачивания и зарастания берега ехегом, а вследствие всего этого – нездорового климата и отсутствия питьевой воды, город еще в раннем средневековье перенесли на несколько километров к северу от епратского берега – чуть выше по течению его правого притока Васкерти Джур. Древнейшее название города – Ериза, в переводе с армянского – «кайма», «окаймление». Таким образом, топоним воспроизводится как «город, окаймленный берегом (Епрата)». Это достаточно часто повторяющаяся на Армянском нагорье этимология. В дальнейшем, с принятием христианства, корень «ерез» принимает второй смысл – «ерец» (священник), с которым опять-таки часто встречается в Армении. В данном же случае название Ериза, претерпев несколько изменений, превратилось в Еризнка и далее в Ерзнка, дав начало распространенной армянской фамилии Ерзнкян. Позднее в арабском языке топоним стал звучать как Эрзинган, а в тюркском искажении – Эрзинджан.
К югу и востоку от Ерзнка, по правому берегу Епрата раскинулась обширная равнина Ериза или Ерзнка. Вместе с окаймляющими ее холмами и высотами – это древнейший сакральный центр всей Армении, где испокон веков строились города и храмы, служившие религиозными центрами нашей страны. В привершинной части поднимающейся на северо-востоке от равнины горы Атор Атахта располагалось главное в Армении святилище богини Анаит. В дальнейшем на его месте появилась церковь, и гора, носившая древнейшее название «Трон Анаит», стала именоваться тюрками Монашьей горой – Кешишдаг. Высота горы над уровнем моря – 3546 метров. У подножия Трона Анаит лежит один из древнейших армянских городов – Дзмен или Цумина, – ныне поселок Джимин (диалектный, в том числе и арцахский вариант – Чумен). В 6 км к востоку от города, на месте еще одного храма Анаит, расположен монастырь Сурб Никохайос, игравший заметную роль в армянской жизни гавара до самого 1915 года. А непосредственно на самой равнине Ерзнка, на невысоком холме правобережья Епрата, с 60-х годов прошлого века ведутся раскопки городища. Тюркское Алтын-Тепе (Золотой холм) – всего лишь позднее присвоение, имевшее причиной частые находки здесь древнейших золотых изделий. Сами турки признают, что руины принадлежат урартскому городу, и речь, по мнению некоторых исследователей, идет об одном из городов, основанных ванским царем Аргишти и называвшихся Аргиштихинили. Гораздо более вероятна версия, согласно которой городище Алтын-Тепе следует отождествить с упоминающимся в ранних хеттских клинописях городом Питтеу или Питтеярика страны Хайаса – Хайастан. В пользу этой гипотезы говорит и название находящегося рядом древнейшего селения Бтарич (Питерич). А оно, в свою очередь, восходит к древнейшим армянским корням «бут» и «арич», весьма продуктивным в нашей топонимии. «Бут» или «бутак» означает округлую вершину с расходящимися равномерно склонами – этим же термином называется окончание грифа струнных музыкальных инструментов, куда сходятся, подобно нитям горных долин, струны. А «арич» является древнейшим окончанием множества армянских топонимов со значением святилища, капища или храмового центра – Бтарич, Багарич, Хахтоарич, Китарич, Арич (близ Кумайри) и других. Вот и получается название вполне под стать древнейшему хайасовскому городу – Бтарич, храм у подножия округлой вершины, в хеттском – Питтеярика.
Не менее древний город Ериза (первоначальный, на берегу Епрата) тоже имел храм, посвященный Анаит, на месте которого усилиями Григора Лусаворича в IV веке был построен монастырь Еризу Сурб Аствацамор. Вообще, культ Анаит был одним из самых распространенных в древнейшей Армении. Он настолько глубоко пустил корни в нашей солнцерожденной стране, что до сих пор имя Анаит остается одним из наиболее частых армянских женских имен, а седловина между Масисом и Сисом называется Тамб Анахта – Седло Анаит. Под именем Анаита или Анаида эта армянская богиня почиталась по всей Малой Азии – от Каппадокии до Эгейского моря, а уже из Фригии попала и в Древнюю Грецию – свидетельством тому многие горы Эллады, носящие имя Ида. Кстати, и в Армении имя Анаит претерпевало с течением веков диалектные изменения, в результате которых в нашей стране также есть села и горы с названием Ид.
В 9 км к северо-западу от древнейшего Ериза, на берегу правого притока Епрата – Гайлгета (не путать с крупной рекой Гайлгет, текущей в пределах гавара Керчанис Малой Армении) – расположен один из самых ранних религиозных центров Армении Тил. Здесь находилось святилище богини Нане, на месте которого в раннехристианский период была заложена церковь, превратившаяся позднее в монастырь Джухтак Айрапетац – по причине захоронения в ее ограде двух первых армянских катохикосов после Григора Лусаворича – Нерсеса Меца и Аристакеса. Еще позднее, когда их прах был перенесен в монастырь Тирашен на противоположном – левом берегу Епрата, церковь Тила пришла в упадок и стала называться Ангац екехеци – Угасшая церковь. Вообще, в христианской армянской традиции разрушенные церкви называются весьма символично – либо Ангац, либо Хонарвац – Преклоненная. Аван Тил (если помните – древнеармянское «холм», аналог семитского Телля) продолжал играть важную роль в армянской истории. Здесь в частности похоронен царь Пап, родовое имение и дворец которого находились совсем рядом, в другом древнейшем аване Екехеаца – селении Хах. Еще один аван с древнейшим названием Воскетил находится выше по течению Епрата, на его левом берегу, у восточного окончания острова Епратац – думается, именно этот топоним, переводящийся с армянского как Золотой холм, и послужил основой для поздней тюркской кальки Алтын-Тепе – как раз напротив Воскетила.
С принятием Арменией христианства значение Екехеаца как религиозного и храмового центра всей Армении не угасло, но, так сказать, перепрофилировалось. Крупнейшие и значительные храмы, как и по всей стране, были разрушены, но на их месте отстраивались новые – уже христианские. Впрочем, «новыми» они были лишь для имевшей к тому времени более чем трехтысячелетнюю историю Армении, – для всего остального мира это седая древность первых веков от Рождества Христова. Подобную судьбу имеет еще один древнейший город Армении – Тордан. Вообще-то Тордан расположен не в Екехеаце, а в соседнем к западу гаваре Даранахи (страна соляных копей) ашхара Бардзр Айк, на правобережье Епрата, неподалеку от города Камах, у южного подножия горы Даранахеац или Сепух. Однако, поскольку история Тордана тесно связана с жизнью и деятельностью Григора Лусаворича, мы посетим его во время этого нашего путешествия. Итак, в Тордане в древние века находился храм бога Мхера-Михра. Григор Лусаворич, на склоне лет получивший этот аван и его окрестности в ленное владение, основал на месте храма монастырь Сурб Ншан. Отшельничая на склонах Даранахеац-Сепуха, Лусаворич скончался и был сначала похоронен в пещере Манеа айр близ вершины. Затем его прах вместе с прахом царя Трдата III и его ближайших родственников был перезахоронен в Сурб Ншане, который отныне стал называться Сурб Ншан Инн Србоц Ванк – Монастырь Святого Креста и Девяти Святых. Что же касается имени Тордан, то с армянского оно переводится как «престольный дом» (Атортун) или «дом у воды», восходя, конечно же, к древнейшим пластам нашего древнейшего языка.

Григор Бегларян
Продолжение следует

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *