Прощай, Юроп!

Когда мы были маленькими, пазлы еще не вошли в моду и долго оставались диковинкой. Это нынешние малыши садятся по-хозяйски за стол, разглядывают крошечные картинки с чем-то похожим на стертую кисточку или шланг гармошкой и веселятся: «Так ведь это хвостик, а вон — хобот слона, что на обложке!» Увидеть целое в частном им уже дано, но многим из нас — всё еще нет. А хорошо бы.

Приступы политических кампаний, направленных на введение практики внесудебной системы органов опеки по отъему детей из семей, а армянского языка и литературы — из вузовских программ, могут тоже показаться раздельными. Но если сложить в уме этот сатанинский пазл, то получится лишение нас национальной идентичности. И задача эта давно и успешно решена практически во всех странах Европы. Только после ее решения в обесточенную от национальных смыслов Европу были направлены беженцы, в толпу — большегрузные автомобили, и в столицах витрины цивилизации загремели взрывы. Но поначалу европейцев избавили от национальной системы образования, которая, почти как собачки, теперь зовется болонской; своего крестьянства, которое ужалось до 1% населения; своей национальной валюты, которая уже «евро»; своего пола, который, прости Господи, — «гендер»; своей старомодной семьи, где были папа один, и мама одна, а малышей — много. Сейчас — строго наоборот: папомам до шести, малыш один, а какого он пола и национальности, говорить нетолерантно и опасно. Прощай, великая Европа с пошлой современной кликухой Юроп! Тебя уже списали на свалку истории, и не где-нибудь, а на Капитолийском холме, где сухощавый загорелый парень внахалочку озвучил текст с монитора своего видеосуфлера: «Мы станем очевидцами появления новых наций!» Точнее — конца существующих.
И в чем тут дело, и зачем такие огромные траты на борьбу с самостью человека и народа, пора разобраться. Пора разобраться нам как народу и двум его государствам, в которых может захлопнуться к чертовой бабушке весь Божий проект — а может и начать восстанавливаться. Нам не впервой, и Ной ведь неслучайно вернулся к подножью Арарата.
Итак, родился человечек, и поначалу он «малыш», «лялька» и всякие такие приятные сюсюканья. Поначалу он во власти ощущений, но вскоре мозг принимается за составление программы языка. Да-да, мозг не говорящего еще человечка старательно пишет программу исходя из языковой среды, а не просто копирует весь этот шум. Современные физиологи мозга утверждают, что в случае простого копирования человек освоил бы речь как раз к пенсии. Годовалый ребенок еще не проходил грамматику, но причастия от междометий отличает — будь здоров! Однокорневые слова от прочих — еще как! Итак, малыш уясняет для себя, что «Тиграша; Тигруля; Тигран; Тико» — это всё про него. И поначалу даже говорит о себе в третьем лице: «Тига не хочет кашки, Тига хочет гулять». Тига — это он. И это первый базовый камень в его идентичности. При этом его появление на свет и ограниченные фонетические возможности обогащают идентичность каждого члена семьи: родители, помимо всех своих свойств, стали папой и мамой, их родители — бабушками и дедушками, папина сестричка Нвард — Наной, а мамин брат Овсеп — дядей Осо. И ведь приклеится на годы, а может — и навсегда!
Если в доме есть собака или кошка, то велик соблазн полакомиться из их миски, это да! И всполошившиеся родители оттаскивают его от кормушки, упрекают: «Ты ведь не собачка, ты — человек! Стыдно есть с пола!» И не знающий Максима Горького Тиграша врубается: «Он — человек, а человек — это звучит гордо!» И это вторая основа идентичности.
Но вот в семье происходит пополнение, и освоивший речь, ходьбу и всякие хитрости обращения со взрослыми и зверушками Тигран присутствует при купании новорожденной сестрички. И обнаруживает некий изъян в телосложении! «Это же девочка! — смеются мама и бабушка, — а ты мальчик, будущий мужчина!» Опа! Не всё так просто в этом мире, оказывается, и Тигран закладывает пальчики: он не только Тигран, сынуля и внук, но еще человек и мужчина!
Из сказок и стихов он узнает, что такое хорошо и что такое плохо. Если, конечно, взрослые в доме — нормальные люди, а не телефейсоманьяки. В этом случае родившийся с прекрасной генетикой и важной миссией человечек вырастет жлобом и идиотом, уж извините. Мультики постараются. Но в случае благополучного, или традиционного, семейного воспитания и образования с обязательным чтением ребенок будет продолжать укрепляться в своих точках опоры, или идентичности, обретая национальную («Мы себя другим не предпочитаем./ Мало нас, но зовут армянина հайем»); нравственную («Эй, вставайте, кто спит! Я сразиться иду…» — слова нашего Давида, полные невиданного для некоторых соседей благородства), а после крещения в церкви — конфессиональную (Всевышний — Отец наш небесный, а не мстительный бука-бяка, как у некоторых).
Итак, его зовут Тигран, он человек, мужчина, армянин, является носителем языка, истории, нравственности своего народа и его христианской веры. Он член семьи и будущий глава своей семьи. Не так уж и много, вроде бы.
Но назовите мне хоть одну составляющую идентичности этого парня, которая не была бы атакована на всех уровнях сознания! И Тигран — имя не армянское, а персидское, хотя персы так своих детей почему-то не называют. И человек — это всего лишь освоившее палку и другие орудия животное. И мужчина — это сплошной сексизм и безобразие, а лучше бы зваться ему гендером и вообще спрятаться от современных феминисток с их поклепами и наездами. Ну где-нибудь в Зимбабве. И армянин — это не творец той самой европейской цивилизации, которую хранители благополучно угрохали, а мелкий лавочник. И христианскую веру придумали, Христа распяли, но сохранили те, кто убивает ее сегодня своими сектантами и мусульманскими мутантами, круша церковные памятники и основы веры как таковой. И язык-то армянский лишь в текущем веке признан первым отпочковавшимся от индоевропейского древа, но до сих пор в вузах проходят влияние на армянский язык молоденькой системы коммуникации дикарей, что приковыляли в XI веке в Европу, не имея представления о плуге и, пардон, об отхожем месте.
И сегодня уже здрасте, пожалуйста: согласно новой концепции высшего образования, в вузах не стоит проходить армянский язык и литературу, поскольку их уже проходили в школе. Но ведь химию тоже проходили — однако заново проходят на химических и всевозможных медицинских факультетах. И анатомию. И математику. Но студенты заново осваивают эти предметы на новом концептуальном уровне, заодно сшивая прорехи в базовых знаниях. А ведь это на деле — борьба с нашей идентичностью, дорогой и опытный министр образования и дорогой ректор Университета «Гладзор»! И кому как не вам знать, что подобное нововведение — техническая подготовка к экспорту нашей молодежи за рубеж без излишних отягощающих представлений о самости!
И наконец приехали: развернулась борьба против семьи, последней опоры и парника взращивания идентичности. На лоббирование Закона о насилии в семье — а именно так называется подготовленный Минюстом документ об уворовывании органами опеки наших малышей — розданы сумасшедшие деньги. Бегающие глазки иных депутатов и редакторов, а также сумасшедшинка в глазах иностранок с армянскими фамилиями, прикочевавших сюда с бизнес-проектами по строительству тридцати (!) приютов-накопителей для подлежащих экспорту малышей, свидетельствуют об этом. Закон лоббируется также посольствами королевств Великобритании, Швеции и Нидерландов. Королевств, полных смрадных тайн педофилии, убийств собственных королей и принцесс, и сатанинских ритуалов. Они это — всерьез. На очереди — пятая имплантация сердца красноглазому чудовищу с фамилией Краснотабличка. На очереди — замена изъеденных циррозом печеней и увядших почек их родни. На очереди — новые оргии с участием малышей и их прилюдного насилования. Проектов много, и нет сегодня бизнеса прибыльнее, чем этот. А вы думали, «закон о семейном насилии» в Армении — для чего? Для насилия вне семьи и за пределами Армении.
Пора разобраться нам с этим злом как народу и двум его государствам, в которых может захлопнуться к чертовой бабушке весь Божий проект — а может и начать восстанавливаться. Нам не впервой, и Ной ведь неслучайно вернулся к подножью Арарата.
Берегите своих малышей, любите и дайте им хорошее воспитание. Но ничего их не убережет, если сегодня не встанете на борьбу со злом, которое пытается заглотнуть и нашу родину. И проглотят: Европа тому свидетель и пример. Прощай, Юроп, нам уже не по пути! Эй, кто с нами? Присоединяйтесь.

Лия Аветисян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *