Проекция в светлое будущее или путь в бездну?

Сегодня мы представляем нашего постоянного автора – писателя-публициста Лию Аветисян – в ином амплуа, поскольку она лишь на время, будем надеяться, с головой ушла в общественную деятельность.
Liya

Лия Артемовна, Вы обещали своим читателям очередную книгу, и не какую-нибудь, а «КНИГУ ИМЕН». Все ждут с нетерпением, а Вы вдруг очертя голову бросились в общественные дела. В чем дело?

— Если бы Вы знали, как мне самой не терпится закончить ее! Но такое впечатление, что под землей, навострив ушки, сидят вредные гномы. И стоит им услышать, что наверху всё тихо и спокойно, – как они принимаются придумывать очередные пакости, чтобы столкнуть производителей и потребителей, налогоплательщиков и сборщиков налогов, людей с нормальной и причудливой сексуальной ориентацией, армян местных и зарубежных, женщин и мужчин, детей и родителей, народ и власть. Из-под земли эти гномьи инициативы транслируются наверх – причем на самый верх, – и начинается всенародный ералаш, который злыдни-гномы хотели бы использовать в своих целях. И как тут быть, если в круге интересов не только книга и семья, но и твой родной народ?

- И какая же подземная инициатива оторвала Вас на этот раз от всего любимого?

— Эпохальная, сказала бы я. Это инициатива по замене Конституции, то есть Основного Закона Армянского государства. Ни с того ни с сего. Вот я понимаю, зачем в V веке, когда мы снова, невзирая на старания гномов, были допущены к собственной письменности, и по Нварсакскому договору Армения обрела даже большую независимость от Персии, чем сейчас – от Евросоюза. Тогда царь Алванка, Вачаган Благочестивый, издал Конституцию. Он так ее и назвал – Սահմանադրություն, то есть Положение о границах (а это и есть по-армянски буквальное значение «конституции»), и описал межевые камни (սահմանաքար) между ним и соседями. В принципе, если учесть, что «кон» по-армянски – базовый камень, то «латинское» слово «конституция» должно переводиться так же: Կոնը՝ ստից տուց է[ր]ա, т.е. «Установи базовые камни отсюда до сюда», или «очерти границу». В нашем интервью лингвистические умопостроения неуместны, а потому считайте это моим шутливым толкованием. Если же быть максимально серьезными и обратиться к феномену конституций как таковому, то это действительно обозначение пределов государства – территориальных в случае с соседями, и морально-нравственно-этических – в случае с собственным народом. И это, конечно, декларация согласия с соседями, на земли которых ты не претендуешь. Но кроме того – декларация согласия с собственным народом, которому объявляешь круг обязанностей, вне которых он обладает свободой воли и сообразуется со своей совестью и традицией, которая в свою очередь базируется на совести как главном регуляторе человеческих отношений. Конституция Вачагана не болтала о равенстве и правах, но демонстрировала пример царя и тогдашней верхушки трудовому народу. К примеру, обязывала каждого воина-азата или человека царской крови отдать в качестве налога лошадь с седлом и сбруей. В отношении простых мшаков и шенаканов закон предписывал взять у них посмертно одну лошадь или одного бычка – но только при наличии стада. И на всех распространялся запрет на заключение брака ближе третьего колена и запрет на брак с женой брата, то есть отменялись персидские обычаи. Таким образом, это была не только конституция, но и декларация независимости от своего слабенького по части морали соседа. В дальнейшем был восстановлен порядок брака не ближе пятого колена, т.е. праправнуков одного предка.

Так чем же Вам не глянулся проект нашей новой конституции?

— Во-первых, она мне напоминает тещу, которая умерла, отравившись грибами, а покрыта синяками, потому что отказывалась их есть. При чтении текста понимаешь, что наша власть могла согласиться на такую капитулянтскую расписку исключительно под угрозами. Какого они характера – угрозы – можно только догадываться. Непокой на границе с азерами – как датчик давления на нашу власть. Да и не столь это важно – чем нам грозят. Важно то, чтобы, объединившись всем народом, сказать свое твердое «нет» сдаче нашего государства злым подземным карликам, очертившим нам «отсюда до сюда» с небывалой откровенностью.

Вот статья ном 15. «О браке и семье». Читаем: «Семья как естественная и основная ячейка общества, основа сохранения и размножения населения (բնակչության պահպանման և բազմացման հիմք!) находится под особой защитой и охраной государства». Еще бы! Если семья признана ячейкой на зооферме, где армян надлежит разводить как особо ценный вид, то нужно и охранять эту ферму, чтобы другие карлики не стырили для имплантаций на место собственных омертвелых сердец и печенок. Тема эта развивается далее с той же фермерской рачительностью в статье 23. «Право на жизнь. Запрет на смертную казнь»: «Каждый имеет право на жизнь. Государство защищает человеческую жизнь начиная с момента зачатия» (Յուրաքանչյուր ոք ունի կյանքի իրավունք: Պետությունը պաշտպանում է մարդու կյանքը բեղմնավորման պահից սկսած։) И как эту пикантную ситуацию разрешить? Следует ли оповещать государство непосредственно после полового соития? Или после первых признаков того, что зачатие наверняка состоялось? И как государство примется защищать оплодотворенную жизнь? Неужели запретит аборты? Примется выплачивать пособия по четырехнедельной беременности? Или поощрять многодетность, как это делает, кстати, враждующий с нами сосед, чтобы в перспективе добиться успеха не уменьем, так числом? Но об этом в предложенном варианте конституции – ни слова.

Да, изложение статей настолько забавное, что кажется «трудностями перевода» с иноязычной шпаргалки. Вам так не кажется?

— Я не думаю, что дело только в малограмотных девочках и мальчиках в высоких инстанциях, неспособных адекватно перевести оригинальный английский текст на армянский язык. Более того: зачастую налицо явное жульничество с изложением. Например, чтобы не вызвать в традиционных обществах естественный протест к прокладке дороги к однополым и прочим противоестественным семейным узам, в конституциях Туркмении, Украины, Польши и многих латиноамериканских и африканских стран семья в последние годы рассматривается в версиях их родных языков как союз женщины и мужчины (а не наоборот, как прежде, – обратите внимание, вес мужчины в обществе съехал где-то на 128-е место после всех видов инвалидностей). Однако в английской версии тех же конституций женщина и мужчина оказываются во множественном числе, и семья превращается в союз женщин и мужчин. Получается куча-мала, а в перспективе – пронумерованные пэйренты. В нашем случае этот щекотливый момент изящно обойден, и что есть семья кроме марксовых дефиниций о ячейке общества, – остается загадкой. Хотя какая там загадка? Ребенку ясно, что это лазейка для извращенных представлений о важнейшем для государства институте. Между тем каждый армянин, чем бы он по жизни ни занимался, – носитель идеи государственности. О том, каким надлежит быть армянскому государству, беспрестанно думают и говорят сапожники, электрики, крестьяне, таксисты, часовщики, зеленщики и хлебопеки. И понятно – уцелевшие ученые, инженеры, писатели, художники, композиторы и музыканты. Наверное, об этом думают даже те, кому положено думать об этом по долгу службы. То есть получается – все. И секрет здесь кроется именно в национальных устоях, базирующихся на крепкой семье. Потому что семья – это не ячейка, а модель и основа государства. Именно семья – источник его силы, а не система налогов или правоохранительные органы. Хотя и они нужны, пока мы находимся в силовом поле власти денег. Так что борьба с семьей – главное направление удара злых гномов, размечтавшихся об уничтожении любых государств и разделении мира на пронумерованные зоофермы.

Как – удара? Ведь в конституции написано о защите семьи?

— А вы не замечали, что слова на гномьем языке всегда имеют обратный смысл? «Планирование семьи» – это борьба против ее роста и умышленное нанесение вреда здоровью женщин с помощью ужасающих инъекций и имплантации чужеродных устройств в детородные органы. «Демократия» – это привнесение власти барышников, разгром промышленности и закабаление народов посредством бомбовой авиации или как минимум – снайперов на крыше. «Свобода слова» – это не высказывание правды, а наглые поклепы на вековечные традиции, нашу церковь, авторитетов прошлого и настоящего, и имеют целью расшатывание национальных и государственных устоев. Это право делать карикатуры на сакральные образы. Право устраивать экспозиции «художественных произведений», которые также являются издевкой над правом человека верить в собственное божественное происхождение. Одно право побивает другое право, и здесь встает вопрос о том, какое же право круче? Оказывается, – гномье, зоологическое. И ведь все эти разговоры – не голая политика, нет. Вы посмотрите, как повадились называть Армянское Нагорье: Восточный Восток (Восточная Анатолия) или даже «древняя Турция» на всех современных картах про античный период. Или почему вновь обретшие свою историческую государственность страны кличут «самопровозглашенными»? А как еще оно провозглашается – потерпевшим поражение противником, что ли? Гномы – они не только живут в ассиметричном нам подземном пространстве, но и язык изобрели ассиметричный. А мы, как дурашки, его применяем в мировоззренческих аспектах, руша, тем самым, реальную картину мира в собственных глазах. «Защита семьи», «Права женщин», «Права ребенка» – что это, если не методы уничтожения традиционной семьи с папой, мамой, детишками, и путь к работорговле изъятыми из семей малышами?

Ну это вряд ли возможно на постсоветском пространстве, где все помнят, какая роль отводилась семье.

— Еще как возможно, если поддаться либеральному словоблудию! Помните, два года назад, после получившей огласку гибели нескольких усыновленных американцами русских детишек, в России парламент проголосовал за запрет усыновления детей американцами? И как его быстро окрестили «людоедским законом»? И какой начался вселенский вой! А ведь шум подняли воротилы этого бизнеса, форменные людоеды, причастные к тому, что среди бела дня всего за пару лет пропали тысячи «усыновленных», то есть купленных и проданных для неизвестных целей малышей из детских домов. Их продавали специализирующиеся на этом бизнесе агентства, и в том числе – во главе с бывшей экскаваторщицей. Думаете, ее привязали к столбу позора? Расстреляли? Нет, дали несколько лет отсидки «условно». При этом «людоедами» симметрично назвали российских парламентариев. И правильно сделали: нечего было в свое время голосовать за принятие в законодательном порядке права изъятия малышей из семей. Да пусть эти папа с мамой пьющие, гулящие и Бог знает, какие ущербные, – они Папа с Мамой, и неслучайно эти дети рождены именно ими. И любой из этих несчастных забулдыг, если он сам не отказался от своего ребенка, – в тысячу раз будет любить его больше, чем порабощенный собственным желудком американец со своей искусственной улыбкой «чииииз». Даже если сдавать и не американцам, а своим сиротским домам, — зачем? У всех на слуху сейчас трагический случай в русском селе, где у родителей изъяли двух малышей, и младший – трехмесячный малыш – несколько дней спустя умер от черепно-мозговой травмы. Изъяли потому, что холодильник был пустой и посуда немытая. Но ведь от этого дети не умирают! А в приемном пункте взяли — и уронили. И ребенка не стало. Проблема решена, а? Людям нужна прямая помощь государства, а не ампутация детей из семей с туманной перспективой лучшей, чем родительская, заботы. А что говорить о нашем обществе, где ребенок в любой семье – король, объект не только любви и заботы, но и всеобщего почитания? При этом холодильник пустой у половины населения. И что – открывать, согласно новой конституции, пункты по заготовке детей?

Неужели и у нас хотят изымать детей из неблагополучных семей? Но ведь у нас пьющих матерей нет, а пьющие отцы – не самый распространенный тип мужчины…

— Еще как хотят! Начнем с того, что обсуждаемый проект конституции признает верховенство международного права над нашим государственным правом. Это означает, что все международные конвенции и декларации, подписанные представителями АОД в первые годы независимости, вправе диктовать нам иные представления о системе ценностей, отменив привычные с волшебной легкостью. Так, подписанная в 1993 г. Конвенция о правах ребенка (Статья 12) предусматривает:
«1. Государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.
2. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного и административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган, в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства».

При этом на официальном сайте UNISEF даны терминологические разъяснения. Вот что значит «обеспечивают»: «Термин «обеспечивают» имеет особую юридическую силу и НЕ ОСТАВЛЯЕТ НИЧЕГО НА УСМОТРЕНИЕ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ. Соответственно на государство-участника возлагается строгое обязательство принимать надлежащие меры для полного осуществления этого права всеми детьми. Это обязательство включает в себя два элемента, предполагающие обеспечение надлежащих механизмов для выяснения мнений ребенка по всем затрагивающим его вопросам и уделение этим мнениям должного внимания». То есть Армянское государство низводится до уровня сельсовета, подвластного международной инстанции, имеющей от ООН отдельное финансирование, а потому неподконтрольной этой международной инстанции. А теперь цитата покруче по поводу способности ребенка «сформулировать свои собственные взгляды»: «Комитет подчеркивает, что в статье 12 не устанавливается какого-либо возрастного ограничения в отношении права ребенка выражать свои взгляды и она НЕ ПООЩРЯЕТ ГОСУДАРСТВА-УЧАСТНИКИ К ВВЕДЕНИЮ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ИЛИ НА ПРАКТИКЕ ВОЗРАСТНЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ, которые бы ущемляли право ребенка быть заслушанным по всем затрагивающим его вопросам. В этой связи Комитет подчеркивает следующие моменты:
во-первых, в своих рекомендациях, разработанных по результатам проведения в 2004 году дня общей дискуссии по вопросу осуществления прав ребенка в раннем детстве, Комитет подчеркнул, что концепция ребенка как правообладателя является «…нормой в повседневной жизни ребенка с самого раннего возраста». Исследования свидетельствуют, что РЕБЕНОК СПОСОБЕН ФОРМУЛИРОВАТЬ ВЗГЛЯДЫ С САМОГО РАННЕГО ВОЗРАСТА, ДАЖЕ ЕСЛИ ОН НЕ МОЖЕТ ВЫРАЗИТЬ ИХ ВЕРБАЛЬНО. Соответственно полное осуществление статьи 12 предполагает признание и уважение невербальных форм коммуникации, включая игры, жесты, мимику, а также рисунки и картины, через посредство которых дети в раннем возрасте выражают понимание, выбор или предпочтения;
во вторых, РЕБЕНОК ОТНЮДЬ НЕ ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ ПО ВСЕМ АСПЕКТАМ ЗАТРАГИВАЮЩИХ ЕГО ВОПРОСОВ и ему достаточно такого понимания вопроса, которое позволяло бы ему надлежащим образом сформулировать по нему свои мнения.» Пионера Павлика Морозова помните, что продразверстщикам папу-кулака сдал? Статья 12 Международной конвенции по правам ребенка – это гигантский 3D принтер по производству павликов-морозовых, начиная с грудничков ясельного возраста, потому что можно изъять ребенка из семьи, подержать голодным, привести (принести) на заседание по назначению опеки – и украдкой показав ему бутылочку с молоком; конфетку; бутерброд или пиццу, зарегистрировать его потянувшуюся ко всему этому богатству ручку в сторону людоедской тетки с доходом, зависящим от количества изъятых детей, – и дело сделано! Ребенок «невербально высказал свою позицию». Вот где сидят людоеды, командированные гномами на верх мировой власти.

Это и вправду страшно. И как нам быть? Неужели проект конституции сможет вывести молодежь на улицы с таким же накалом страстей и пафосом, как это было недавно по поводу повышения цен на электроэнергию?

— Не сможет, да и не надо. Но и мы, и власть предержащие, которые запуганы гномьим шантажом, но являются нормальными армянами со своими детьми и внуками, семейными устоями и чувством достоинства, должны помнить об этом важном ресурсе. А главное – не бормотать о том, кому следует быть президентом, и как долго, а помнить, что разговариваем мы на невероятно древнем, откровенном и прозрачном языке. Слово «президент» все старательно возводят к моей любимой латыни, где praesidens якобы означало «сидящий впереди». И никто не задумывается, почему он сидит, где, и впереди чего. Ведь на войне он стоит или гарцует впереди войска, а в мирное время восседает во главе стола, возвышается на троне, но никак не «впереди». Опять гномий антиязык – и опять напрашивается лингвистическая шутка о том, что сидит-то он впереди покорного погонщику вола — եզի դենըս. Между тем в армянском языке «президент» не сидит, а находится у трона – նախագահ. А кто, простите за любопытство, в таком случае пребывает на троне, но нам невидим? И зачем нам вводить эту двусмысленность в Основной закон, вместо того чтобы точно обозначить статус нашего верховного главнокомандующего? Не лучше ли, действительно, назвать должность руководителя государства Спарапетом и относиться в этом случае к его выбору с большим вниманием и ответственностью, чем к чужеродному понятию, которое не будит в наших душах ни одного байта исторической памяти? Так может быть, для того и задумано это туманное поименование?

Допустим, что в идеале все трагикомические формулировки об опеке с момента зачатия и правах грудничков давать показания в государственных инстанциях будут исправлены или вовсе убраны. И семья будет четко сформулирована как союз мужчины и женщины, а не жирафа с антилопой. И что – все противоречия будут убраны?

— Нет, конечно. Конституция – это взгляд в будущее. Государство и его народ описывают, каким бы они хотели видеть свою перспективу, и прописывают, как ее достичь. В предложенном документе ни слова не сказано о том, собираемся ли мы продолжать разбазаривать воду Севана и Аракса, классику армянской архитектуры, отдавать их в чужие руки. Более того: прописана продажа земли иностранцам. Хочу напомнить, что государство Израиль, к примеру, образовалось благодаря скупке рядом банкирских домов земли в Палестине. А если турки станут через подставных лиц скупать нашу землю, какое государство образуется здесь завтра? Не прописано, будем ли мы всенародно оставаться под гнетом ростовщичества и зарубежных монополий, тянущих наши природные богатства за бесценок и даже частично бесплатно – в соответствии с Законом о совместном землепользовании 1992 года. Собираемся ли восстановить свою науку и промышленность, бесплатное образование для молодежи и главенствующую роль национальной церкви, ужимаемую всевозможными сектами. И что есть брак, помимо того, что он заключается на добровольных началах? Все-таки, веками он освящался церковью и родителями. Куда их списали? Между тем как наша, так и все без исключения конституции европейских государств и соседей синхронно заговорили об обязанности совершеннолетних детей заботиться о старости своих родителей. Поскольку эти статьи соседствуют с людоедскими ювенальными законами, то о благих намерениях конституций речи быть не может, и означает это одно: доведенное всеми возможными способами до бесплодия население мира, среднестатистически одряхлев, будет содержать бабушек и дедушек в индивидуальном порядке. А пенсионные фонды кинут всех уже в массовом порядке. И вообще я не понимаю смысла в принятии новой конституции, если она не говорит о национализации всего, кроме земли, отданной крестьянам, рынка жилья, производства продуктов питания, IT и сферы бытового обслуживания населения. И молчит об Арцахе и наших «самопровозглашенных» братьях Абхазии, Осетии и Приднестровья.

Мне кажется, что ничуть не менее важен фактор исторической амнезии в предложенном документе. Вы так не думаете?

— Я убеждена, что это – не меньшая провокация, чем создание условий для гей-разгула. Кто мы? Какое летоисчисление имеем и откуда его ведем? Кого считаем своим патриархом? Почему забыто, что Армения – родина всех армян? И вообще – где слова Родина; Нация; Честь; Надежда; Любовь; Вера; История и Светлое Будущее? Как же нам строить свою коллективную судьбу, абстрагировавшись от вековечных понятий? Неужели всё это должно оставаться в области фольклора, а бумагомарательство затеяно специально для больных на голову особей и жадных работорговцев? Так что надо нам всенародно и так громогласно прокричать НЕТ этому проекту злых подземных гномов, чтобы они струхнули и наконец отстали. Навсегда. Потому что предложенный текст – колдовская бумажка «тухтугир», дорожная карта в бездну.

Беседовала Асмик Петросян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

1 комментарий

Оставить комментарий для Саркис Кантарджян Отменить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *