Посмотреть Вселенной в глаза

Астрофизики сродни поэтам. Стоит им заговорить о космосе, о Вселенной, как у них загораются глаза и они рассказывают уже бесконечно. Их не остановить, да и не хочется, хотя и понимаешь сотую часть – все равно интересно. Однако, в отличие от многих других ученых, они сразу же оговариваются, что практически всё ими сказанное – всего лишь гипотеза, один из возможных сценариев. Константин Шихляров, астрофизик из ЕрФИ, сказал как-то: «Наступает момент, когда ты начинаешь понимать, что еще шаг – и ты рискуешь сойти с ума. Но все настолько увлекательно, что остановиться невозможно».

Дело темное

Есть в астрофизике понятие «темной материи». Понятие довольно широкое, сюда относят все те объекты, которые недоступны для наблюдения с помощью имеющихся сегодня технических средств. Единственный способ регистрации темной материи – ее гравитационное воздействие на тела, которые для наблюдения доступны. Астрофизики считают, что объемы темной материи во Вселенной в разы превосходят количество материи видимой.
Феликс Агаронян и Ара Мирзоян – оба из блестящего поколения ЕрФИ, института физических исследований. Первый сейчас – ведущий сотрудник института Макса Планка в Гейдельберге, в Германии, второй директорствует в ЗАО «Галактика» в Гарни. Они оба рассказывают о самой увлекательной штуке в мире – о Вселенной и ее тайнах так доходчиво, что даже я, неспециалист, понял все. Ну, или почти все. Глаза горят.
Впрочем, есть и чисто практические аспекты и планы, помимо поэзии. Так, в свое время группа Ф.Агароняна представила проект установки на Арагаце так называемого «черенковского» телескопа. Телескоп назван в честь советского физика Павла Черенкова, который вместе с Сергеем Вавиловым открыл излучение, которое быстрые заряженные частицы создают при движении со сверхсветовой скоростью. Наблюдение за такими частицами с помощью специальной техники позволяет пролить свет на многие загадки, устанавливать наличие сверхновых звезд, например, или выяснить детали существования упоминавшейся уже темной материи.
Из проекта группы Агароняна, к сожалению, ничего не вышло – развалился Советский Союз, и такими вещами уже, естественно, никто не занимался. Однако история получила неожиданное продолжение на другом конце света.

Армянские глаза намибийской пустыни

В 2002 году стартовал проект планетарного масштаба – H.E.S.S (The High Energy Stereoscopic System). Он как раз и ставил цель размещения целой сети черенковских телескопов в намибийской пустыне, в месте, где осадков может не быть целый год. Для телескопов этих нужны были зеркала, специфические – очень тонкие, шестигранные, с расстоянием между ровными поверхностями 96 см. Исполнение заказа на их производство с удовольствием взяли на себя всемирно известные оптики из «Карл Цейсс», но Феликс Агаронян, с самого начала активно участвовавший в проекте, добился передачи части заказа ереванским специалистам.
Ара Мирзоян, к которому обратились с просьбой рассмотреть возможность исполнения работы, признается, что испытал двоякие чувства. С одной стороны, все соскучились по настоящей работе, а с другой – здесь никогда не производили настолько точную оптику, да еще в таких количествах: необходимо было сделать 900 зеркал максимум за два года. Однако решимость и уверенность двух ученых возобладала.
Работа началась – профессионалы прикидывали, измеряли, шлифовали. Кончилось все тем, что в октябре 2009 года в Намибию был отправлен шестой и последний контейнер со 150 зеркалами. Проект был международный, но основное руководство лежало на германском институте Макса Планка, они считались основными заказчиками. Так что, с удовольствием вспоминает Ара Мирзоян, армянским ученым и мастерам удалось совершить невероятную, уникальную вещь в истории – сделать оптику для немцев. В «Карл Цейсс» были потрясены качеством зеркал из Армении, а бесконечные похвалы знаменитой на весь мир фирмы значат немало. И теперь в намибийское небо смотрят «армянские» глаза. Кстати, это был не единственный рискованный момент в проекте – сами телескопы готовыми не привезешь через моря и океаны, и собирать их нужно на месте, из различных деталей и узлов. Так вот, собирались они на никому не известном намибийском судоремонтном заводе. Местным, конечно, помогала интернациональная бригада специалистов, и все было собрано на отлично.
Открытие комплекса черенковских телескопов состоялось в сентябре 2012 года. Естественно, присутствовали звезды мировой величины в физике и астрофизических исследованиях. Конечно, и Феликс Агаронян, и Ара Мирзоян тоже находились на месте события. Буквально все выступавшие ученые в один голос выражали восхищение армянской командой. Кстати, именно эта команда стала единственной, кто ни разу не затянул со сроками поставки, все остальные смежники постоянно опаздывали.
Возможно, эти превосходные эпитеты, рассказывает Ара Мирзоян, выглядят несколько нескромными, но когда в них рассыпается научный директор института Макса Планка – это высшая оценка. А потом неожиданно в голосе физика появляется грустинка: он говорит о том, что наступит время, когда уйдет их поколение, и кто продолжит дело? Есть отличная молодежь, которая с готовностью станет заниматься фундаментальной наукой, но у нее есть два вполне понятных требования – чтобы было интересно и хорошо оплачивалось. Поскольку время подвижников-одиночек давно прошло, то такие талантливые ребята должны попадать в хорошие, авторитетные группы, а в Армении таковых сейчас нет. Об оплате же и говорить не приходится.
Впрочем, ученый уверен, что талант плюс неуемное желание заниматься астрофизикой пробьют себе дорогу везде. Мировые институты готовы чуть ли не драться друг с другом за хорошего специалиста, и путь в них открыт всегда.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *