Памятники удару левой

Два точных удара в памятном финале Кубка СССР 10 октября 1973 года сделали его легендой. Говорят, в ту ночь, когда Армения не спала, ленинаканцы – земляки Левона Иштояна – решили обратиться к городским властям с просьбой установить памятник футболисту. Получив от горкома ожидаемый отказ, люди вроде разошлись по домам, но это же ленинаканцы, и на следующее утро на спине памятника Ленину в центре города красовалась нарисованная краской цифра 8 – номер, под которым Иштоян играл в «Арарате».

Нападающий по призванию

levon-ishtoyan-73-300x336Собственно, ереванцы тоже были не прочь увековечить любимого форварда при жизни. В центре столицы есть скульптура в виде переплетенных рук, это подарок Еревану от итальянского города Каррара. Так вот, в то время многие убеждали своих доверчивых собеседников в том, что памятник заменят – вместо итальянских рук теперь будут ноги Иштояна.
А если серьезно – тот матч, конечно, был его звездным часом. Разумеется, не только этими двумя мячами славен Иштоян, владевший удивительным дриблингом, сильным ударом с обеих ног – вот, правда, игравший не всегда ровно, футболист настроения. «Я в равной степени играю обеими ногами. В детстве я столько бил мячом по стенам, что у меня одинаково сильными стали обе ноги», – говорит о себе Левон Иштоян. Для нападающего он забивал не так уж много: например, в высшей лиге чемпионата СССР с 1968 по 1976 годы он забил 28 мячей в 196 матчах.
Но нападающий не обязательно должен быть бомбардиром. Кто-то должен снабжать мячами забивных форвардов, и вот, если посчитать голевые передачи, сделанные Иштояном, фактически сотворенные им голы – их наберется не один десяток. Соперники как огня боялись его слаломных проходов по правому флангу, остановить которые подчас можно было только с нарушением правил. В этом и была ценность игрока на переднем крае атаки грозного «Арарата».
А начинал Иштоян, как многие, половина команды того «Арарата», в Ленинакане, где он и родился. В 1956 году Левона приметил его первый тренер: «Мне было 9 лет. В то время командой «Ширак» руководил Бахтик Мовсисян, который вырос в детдоме. Обычно он, проходя по ленинаканским улицам, смотрел, как дети гоняют мяч, и звал их играть в юношескую команду. Так произошло и со мной: я оказался в «Шираке, а в 17 лет – уже в его основном составе». Из Ленинакана в «Арарат» его взял в 1968 году Артем Фальян, архитектор той золотой команды.
С «Араратом» же Иштоян и выиграл все трофеи. А те два гола киевлянам в финале – он сам говорит, что просто оказался в нужное время в правильном месте: «Первый гол я забил левой, поскольку это было удобнее. Шла последняя минута матча, Андреасян передал мяч Казаряну, удар Коли вратарь отбил, тогда я подоспел к мячу, но передо мной оказался Решко, и ударь я правой, он принял бы мяч. Я быстро сориентировался и подбросил мяч на ступню левой ноги, и пока Решко соображал, что к чему, я уже левой «занял» ворота.
Тогда дали дополнительное время. Мы и тогда бы победили, если бы Норик Месропян попал в ворота, киевлян спасла штанга. Наверное, забить победный гол суждено было мне… Так и произошло. Сейчас вспоминаю, как я бежал по всему полю после второго гола, а за мной гнались парни моей команды: я, еще без кубка, можно сказать, пробежал круг почета».

Вместе со всеми

Иштояна и в сборную СССР призывали. Дебютировал он в товарищеской игре с Индией, играл в отборочном цикле чемпионата Европы 1972 года, но для участия в финальной пульке отобран не был. Собственно, ни один игрок того «Арарата» не провел много матчей за союзную сборную, и этому есть объективное объяснение. Уже тогда советская сборная строилась на основе и согласно идеологии киевского «Динамо», а ереванские игроки в такую концепцию ну никак не вписывались – слишком разный по стилю футбол показывали эти команды.
Иштоян ушел в основной группе покинувших клуб в 1976 году, когда от легенды остались обломки, и фактически началась новая история нового «Арарата», уже не достигшего вершин предшественников. Но из футбола Левон не ушел: он тренировал юношей Республиканской школы и сборной Армении, которая под его руководством в 1977 году заняла 2-е место во всесоюзном розыгрыше Кубка «Юность». В 1984-1985 годах помогал Никите Симоняну, когда тот ненадолго вернулся в «Арарат».
А в конце 1980-ых Иштоян переехал в Лос-Анджелес, где создал детскую футбольную школу «Арарат-73», но затем предпочел заняться бизнесом и передал свою школу под ответственность другому араратовцу «золотого разлива» – Сергею Бондаренко. Теперь Иштоян часто приезжает в Ереван на юбилеи товарищей и матчи ветеранов.
Он говорит, что если бы ему довелось играть сегодня, он в первую очередь стал бы работать над скоростью своего бега и реакции: «В сегодняшнем футболе нужно двигаться очень быстро. Побеждает скорость. Не сказал бы, что мы двигались медленно, но когда смотришь сегодня на игру, то видишь разницу… В то время мы играли только в пределах СССР, мало общались с футболистами мирового уровня, а ведь в подобных матчах ты не только играешь, но и учишься».
Последний приезд Левона Иштояна в Ереван был приурочен к открытию памятника «Арарату-73» рядом со стадионом «Раздан», на котором эти футболисты покрыли себя славой. Так что памятник всё же состоялся, пусть и не «сольный», групповой – вместе с товарищами, с теми, которые командой творили победы.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *