От Галилео Галилея к Мадонне

Наверно, самое популярное после OK во всем мире слово – Office. Откровенно говоря, на меня нагоняет несусветную тоску посещение любого офиса – государственного ли, коммерческого, медицинского… Но во флорентийские «дни, когда мне были новы все впечатленья бытия», я ни свет ни заря направился в самый желанный офис – музей Уффици (итальянское ufficio и послужило основой для английского «офис»). Флорентийскому «офису», да и всей Флоренции, следует посвящать восторженные оды. Но в настоящем эссе я ограничусь цитатами из одного опуса, который я приобрел в книжной лавке на мосту Понте Веккьо, да прогулкой по знаменитой скульптурной галерее Уффици.
Опус Стефана Спинези «100 итальянцев, оказавших влияние на культуру, науку и политику», то есть взгляд итальянца на великих итальянцев, изданная на английском языке, дополнила мое пребывание в Италии весьма и весьма забавными умозаключениями. Многие страны и народы составляют подобные списки: от Австрии, которая скромно набрала всего 50 великих австрийцев, до Соединенных Штатов. Правда, в США остановили свой выбор на заглавии с непомерным американским размахом: «1001 человек, которые сделали Америку». К слову, в эту книгу включен всего один армянин. И этот армянин – художник Аршил Горки (Востаник Адоян). Спешу успокоить армянский народ, «показатель» не так уж и плох, если учесть, что русских в этом списочном издании всего двое – Владимир Зворыкин, запатентовавший в 1923 году иконоскоп, прообраз будущего телевизора, да писатель Владимир Набоков. Хотя армян, «сделавших Америку», намного больше. Впрочем, я об этом уже не раз писал. Приведу лишь одну ироничную цитату из моих прошлых эссе: «Ну не смех ли, что в «1001» не включили Вараздата Казанджяна, основоположника пластической хирургии в США, который за свои 95 лет сделал, в буквальном смысле этого слова, многие американские лица!»
Однако вернемся к Спинези. Первое место в своем творении он отводит Галилео Галилею. И только второе достается Христофору Колумбу. На третьем месте лауреат Нобелевской премии за 1909 год, создатель радио Гульельмо Маркони. Четвертым значится другой нобелиант, ядерщик Энрико Ферми. На пятом – Александр Вольта, изобретатель конденсатора, навеки оставивший потомству свое имя в виде названия единицы электрического напряжения. На шестом – математик, автор энциклопедической «Книги абака» Леонардо Фибоначчи. Собственно, благодаря ему мир, помимо числовой возвратной последовательности – ряда Фибоначчи, пользуется еще и цифрами, называемыми арабскими. На седьмом вновь физик, Эванджелиста Торичелли, знакомый любому школьнику по «торичеллевой» пустоте. В извечном споре, кому же из художников Высокого Ренессанса в будущем достанется пальма первенства, синьор Спинези взял сторону Микеланджело (9-й), и лишь десятый в этом реестре Леонардо да Винчи.
Тут самое место перечислить нумерацию итальянских художников: Чимабуэ – 59-й, династия Беллини (Якопо и два его сына – Джованни и Джентиле) – на 60-м месте, Джорджоне – 61-й, историк живописи Джорджо Вазари – 62-й, Рафаэль – 63-й, далее следуют Сандро Боттичелли, Донателло, Мазаччо и «великолепный авантюрист» Бенвенуто Челлини. Не повезло в этом ранжире Тициану (71-й). И совершенно забыт «отец» итальянской скульптуры Никколо Пизано.
Второй десяток списка, полностью посвященный медицине и биологии, возглавляет Джанбатиста Морганье (11-й), основоположник патологической анатомии. За ним другой анатом – Габриэль Фаллопий (12-й), описавший яйцеводы человека, то бишь фаллопиевы трубы, которые, выходит, для цивилизации важнее венозных клапанов, обнаруженных Джероламо Фабрицием (13-й). 14-е имя – Марчелло Мальпиги. Он впервые описал капилляры «как звено кровеносной системы, связывающее венозные и артериальные сосуды». На 15-м – врач, но при этом еще и астроном, и поэт Джироламо Фракасторо. В свое время, в кватроченто, Фракасторо изложил не только сущность инфекционных болезней, но и сочинил оригинальную поэму «Сифилис, или о галльской болезни». Но самое ошеломительное для меня то, что он на целых 23 пункта опередил самого Данте (38-й), за которым сразу же следует Макиавелли, первый подметивший, что в фундаменте развития истории лежит исключительно «материальный интерес». Но не хлебом единым жив человек! Этого не исключает и Спинези, поэтому на 40-м месте – святой Франциск Ассизский.
Перелистывая данный опус, всегда наткнешься на вычурное откровение. Например, 41-й – Джузеппе Мадзини, писатель, борец за национальное освобождение, вслед за которым следует «отец фашизма» Бенито Муссолини (42-й). Отмечен и Америго Веспуччи (43-й), благодаря которому Новый Свет получил свое оригинальное имя. К слову, 43-му сильно досталось в свое время от американского мыслителя Ральфа Уолдо Эмерсона: «Странно, что обширная Америка должна носить имя вора. Америго Веспуччи, торговец маринадом из Севильи, чей высший морской ранг был равен чину младшего лоцмана экспедиции, так и не вышедшей в море, сумел занять в лживом мире место Колумба и окрестил половину земного шара своим бесчестным именем». С 44-м, с Марко Поло, тоже неувязочка получается. Когда я был в Хорватии, меня пригласили на остров Корчула и показали дом, в котором родился «первый из европейцев, описавший Китай и близлежащие страны». И там же мне со всей хорватской обстоятельностью поведали, что Марко Поло – стопроцентный хорват. 45-й – мореплаватель Джон Кабот, от него же пошло каботажное плавание.
Я не намерен перечислять всех 100 итальянцев, но вот с «музыкальным влиянием» итальянцев надо бы разобраться, понять, кто же на самом деле «матушке-музыке» дорог! 57-й в этом опусе – первый классик оперы Клаудио Монтеверди, 58-й – создатель «Севильского цирюльника» Джоаккино Россини. Композиторы, отец и сын Скарлатти (Алессандро и Доменико) – на 69-й позиции. Вдвоем они без особой натуги оттеснили Вивальди (70-й), мастера скрипок Страдивари (72-й), опередив Пуччини (73-й), Артуро Тосканини (79-й), Гаэтано Доницетти (80-й). Но отдадим должное Спинези, Джузеппе Верди всё-таки 49-й. Перед создателем «Декамерона» Боккаччо (50-й), но после изобретателя фортепиано Бартоломео Кристофори (47-й) и автора романа «Обрученные» Алессандро Мандзони (48-й).
В списке не значится Гвидо Аретинский, создавший на основе акростиха молитвы к Иоанну Крестителю систему сольмизации (те самые «до», «ре», «ми» и т.д.). Ну, если он не оказал влияние на мировую музыкальную культуру, стоит ли огорчаться, что сыгнорирован флорентинец Жан-Батист Люлли, создатель французской национальной оперы!
Во главе следующей полусотни появляются сразу два архитектора – Филиппо Брунеллески (51-й) и Леон Баттиста Альберти (52-й). А почему забыт Донато Браманте, создатель базилики св. Петра в Ватикане? Понятно, список не резиновый… Вот и приходится после Лучано Паваротти (88-й) ставить двух голливудских актеров: Роберт Де Ниро и Аль Пачино. Для Спинези они абсолютно равны по своей значимости. Двоих приговорил на одно место – 89-е. А что же Джузеппе Гарибальди, памятники которому стоят почти во всех итальянских городах? Он где-то там, почти в конце списка – 76-й. За ним следует… Ну, как вы думаете, кто? Неужели угадали? Совершенно верно! Чарльз Лучано, гангстер по прозвищу Счастливчик (77-й). Чем он лучше Аль Капоне (83-й), остается только догадываться. Ведь именно Капоне первым в Америке назвал мафию по-итальянски – «коза ностра» («наше дело»). Вслед за ним расположился Фрэнк Синатра, далее следуют Мартин Скорсезе и Фрэнсис Коппола. На что же намекает Спинези? Стоит поразмыслить!.. И, наконец, современный писатель – Итало Кальвино (87-й). Но не упомянуты нобелевские лауреаты по литературе Джозуэ Кардуччи, Грация Деледда, Луиджи Пиранделло, чья пьеса «Шесть персонажей в поисках автора» оказала сильное влияние на творчество всех последующих драматургов.
Во главе восьмого десятка – Энрико Карузо (81) и Никколо Паганини (82-й). На 90-м месте – легенда бейсбола Ди Маджио, который с несравненно большим пиететом упоминается Хемингуэем в «Старике и море». А на какое место определен Фредерико Феллини? На 74-ое, впереди банкира Джианнианни, того самого «отца» Банка Италии, который впоследствии стал Bank of America.
Последний десяток возглавляют «друзья советских пионеров», «карандашные» Сакко и Ванцетти (91-е). За ними следуют Бернардо Бертолуччи , Витторио де Сика, Лукино Висконти, Марчелло Мастроянни, Софи Лорен… Тут кинематографический ряд прерывается ради Камилы Паджиа (97-ая), автора уникального фолианта «Секс, искусство и американская культура» и сентенций о том, что «бисексуальность – универсальная норма, фотография – сексуальная реальность, а изнасилование – всего лишь форма грубой любви». 98-й Франко Дзеффирелли, 99-й – Франк Капра, старейший американский режиссер, и замыкает доблестную сотню скандально-великая Мадонна. Так определены Стефаном Спинези «100 итальянцев, оказавших влияние на культуру, науку и политику». Временные границы списка – от основания в IV веке н.э. Св. Фабиолой госпиталя для бедных и до наших дней.
Перелистывая сей труд, я заметил, что присутствуют своим полным отсутствием два великих Карло – Гоцци и Гольдони, сатирик и «отец европейской журналистики» Пьетро Аретино, поэт Лудовико Ариосто, Элеонора Дузе, Томмазо Сальвино, писатель и кратковременный правитель Республики Фиуме Габриеле Д’Аннунцио, основатель футуризма Маринетти, великий неаполитанец Эдуардо де Филиппо… Не упомянут и Рудольф Валентино. А ведь когда 23 августа 1926 года в нью-йоркской больнице от перитонита скончался тридцатиоднолетний «великий экранный любовник», среди его ярых поклонниц и поклонников прокатилась волна самоубийств. Кто из итальянцев может «похвастаться» подобным? Даже дуче послал на похороны соотечественника представительную делегацию своих чернорубашечников, возложивших от его имени венок с лаконично-претенциозной лентой «От Бенито». А главный недостаток книги синьора Спинези видится в том, что в ней не названы те два залихватских неаполитанца, которые 150 лет назад приучили американцев поедать пиццу. Воистину надо быть итальянцем, чтобы так вольно обращаться с великими итальянцами!
По какому принципу строился этот опус? Согласно ли утверждению итальянского писателя Массимо Бонтемпелли: «Действительно выдающимся человеком может стать лишь тот, кто в повседневной жизни способен оставаться человеком обыкновенным», или дефиниции корсиканцы Бонапарта: «Гениальные люди – это метеоры, призванные сгореть, чтобы озарить свой век»? Тогда почему обделен вниманием приговоренный к сожжению на костре Джордано Бруно? Хотя, что тут гадать! Неплохо бы повторить слова итальянца № 48 Мандзони: «Действовать без правил – самое трудное и утомительное занятие». От себя добавлю: судить действия без правил утомительно вдвойне!
Впрочем, в галереи Уффици существует особливый «список» – в виде статуй. Некоторые из них Спинези не включил в свою книгу. Проигнорирован Св. Антонио, «исключен» врач Франческо Реди, не упоминаются анатом Паоло Масканьи и Андреа Чезальпино, в честь которого назван род растений цезальпиния, живописец, скульптор Андреа Орканья, «отец криптогамии» Пьера Антонио Микели, государственный деятель и историк Франческо Гвиччардини, наконец, глава Флорентийской Республики, величайший меценат Лоренцо ди Пьеро де Медичи «Великолепный»… Но не спорить же мне, армянину, живущему в Сан-Франциско, с итальянцем по поводу «100 итальянцев, оказавших влияние на культуру, науку и политику». И в самом деле, какое мне дело до этой книги!.. Ну, во-первых, по данным ДНК в моих жилах течет 8% итальянской крови (какой-то мой дальний предок уволок красавицу-неаполитанку в Эрзерум. Не мудрено: всех моих предков ласково звали Акоп-джанами). Во-вторых, подобные списки вносят историческую путаницу. Полистайте другое забавное издание – «100 великих украинцев» (Москва «Вече», Киев Книжный дом «Орфей», 2002 год), куда включены Шолом Алейхем с Голдой Меир, Михаил Булгаков с Виктором Некрасовым, и армяне – Айвазовский с Параджановым (с. 305, с. 568). Уже и не понять, украинец – это национальность, место рождения или гражданство? И, в-третьих, прогуливаясь по галерее Уффици, держа в руках многостраничный опус Стефано Спинези, я в который раз осознал: не следует втискивать красоту мира, в данном случае величие Италии, в сомнительные «сотни». А в доказательство моей правоты предлагаю фотографии скульптур некоторых великих итальянцев, но уже по версии «Галереи Уффици», которые, увы, не вошли в список Спинези. Знание, конечно же, – сила. При этом не стоит забывать, что усеченное знание делает людей полуобразованными. И главное соображение: в этой сотне первый номер отведен Галилео Галилею, а последний – Мадонне. Такова, согласно Спинези, «эволюция» ценностей. А это уже не только итальянская проблема. Или я ошибаюсь?

Рафаэль Акопджанян,
Сан-Франциско, специально для «Пятницы»

Весь гонорар за эту статью автор передает в фонд Ереванского кукольного театра имени Ов.Туманяна.
Текст, фотографии ©US Argus Publishing House
© All rights reserved. No part of this book may be reproduced, of transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including Internet, photocopying, recording or by any information storage and retrieval system, without permission of the Publisher, except where permitted by law. Your support of the author’s rights is appreciated.
US Argus Publishing House P.O. Box 27126, San Francisco, California, 94127-0126, U.S.A.
E-mail: USArgus@aol.com

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *