«Он небольшой, но – уникальный»

Армен Леонович Тахтаджян

Армен Леонович Тахтаджян

У Ереванского Ботанического сада юбилей,  и весьма почтенный – ему исполнилось 80 лет. Все эти годы он вместе с Джрвежским лесопарком был и остается «оазисом» задымленной, загазованной столицы. Мало кто знает, что нынешний сад вовсе не первый в нашем городе. Еще в 1927 году правительство Армении, озабоченное созданием зеленой зоны, распорядилось заложить Ботанический сад на левом берегу реки Раздан. Но из-за мизерности территории он просуществовал всего 5 лет, а еще 3 года спустя появился его более удачливый преемник. Наученные горьким опытом, власти на сей раз не поскупились, выделив целых 100 гектаров на полупустынных землях в северо-восточной части Еревана. Задачи были поставлены четкие и многообразные – привлечение новых видов и сортов растений из разных областей Северного полушария, сохранение и воспроизводство редких и исчезающих видов, интродукция растений из разных регионов мира с целью изучения их адаптированности. Это лишь малая часть работ, которые выполнялись за прошедшие годы в этом научном, эколого-образовательном и учебном учреждении, ставшим и прекрасным местом отдыха для ереванцев. К теме отдыха в романтическом интерьере уникальной флоры мы еще вернемся, а пока о главном – о проблемах Ботанического сада, подведомственного Академии наук.
Основная его проблема, как и в целом всей отечественной науки, – это недостаток казенного финансирования. Еще в 1747 году президент Российской Академии наук граф Разумовский произнес слова, которые, похоже, стали мерилом отношений к ботанике как к науке. Кстати, в те времена эта наука именовалась «прозябословие», что фатально обрекло ее на прозябание в условиях государственной «кормушки». Так вот, граф заявил: «Нужды в ботанической науке при академии такой нет, чтобы профессора на столь великом иждивении за одну только ботанику содержались». Разумеется, теперь на подобный выпад никто не отважится, но что изменилось по сути? Ни один неоперившийся выпускник вуза не сочтет для себя приемлемой зарплату, которой десятки лет довольствуются почтенные ученые, внесшие огромный вклад в сохранение и приумножение нашей флоры. У Ботанического сада нет самого необходимого – средств для организации полива, надлежащей охраны, ремонта теплиц и оранжерей, заделки «дыр», через которые в сад бесконтрольно и бесплатно проникает разный люд и бродячие животные, и, наконец, нет средств для пристойных зарплат.
Чего только не пришлось пережить многострадальному саду за эти годы. В кризисные 90-е, спасаясь от холода и мрака, горожане, проникая на заповедную территорию, вырубали ценные породы деревьев и кустарников, безбоязненно протаскивая награбленное по всему саду, которому был нанесен огромный ущерб – из 7 тысяч растений удалось сохранить лишь 1,5 тысяч. Затем здесь объявились крутые вооруженные ребята из команды главного полицейского страны. Для их отдыха на лоне природы было устроено комфортабельное кафе с причудливыми беседками, по которому вальяжно расхаживали павлины и фазаны.
После того как ушли и они, наследив изрядно, на плечи сотрудников легла тяжкая задача – приводить в порядок разрушенный сад, на что денег, как всегда, катастрофически не хватало. В день на полив всей территории требовалось 400 долларов, а довольствоваться приходилось многократно меньшим – казна давала на все про все 70-80 миллионов драмов в год. В 2007 году, вняв, наконец, просьбам ботаников, власти отстегнули из казны дополнительные 20 миллионов драмов, на которые удалось отремонтировать разрушенные теплицы, подлатать административное здание.
В 2006 году случилась новая напасть – Ассоциация агроэкологов вознамерилась создать на территории Ботанического сада Этнографический туристический центр с кофейней и прочими заведениями. Не мешкая, так называемые экологи уже приступили к рубке деревьев под коттеджи, когда возмущение общественности и многочисленные публикации в СМИ вынудили их прекратить этот вандализм. 5 лет спустя сад ограбили. Неизвестные похитители, взломав дверь в помещение, где находится Институт Ботаники, унесли 3 компьютера, факс, принтер, записывающие устройства. Подобное произошло прежде всего из-за отсутствия надлежащей охраны. Если в советские годы Ботанический сад охранял наряд из 30 милиционеров, то теперь эта функция возложена на нескольких пенсионеров, которые за мизерную плату еще выполняют различные работы в саду. Не случайно недобросовестные посетители чувствуют себя весьма вольготно на неохраняемой территории, срывая цветы, ломая ветки, повреждая деревья, вырезая вензели на скамейках. Не мыслящие себе отдыха без хлеба и зрелищ, некоторые «любители флоры» отваживаются чревоугодничать на лоне природы и даже разжигать костры, что категорически запрещено. Не далее как 25 июля этого года здесь вспыхнул пожар, уничтоживший 15 гектаров растительности из имеющихся 80.По мнению директора Института ботаники НАН Жирайра Варданяна, Ботанический сад могли и поджечь. К счастью, сгорела его неколлекционная часть.
Случившееся вполне закономерно, поскольку уникальное научное учреждение не только не охраняется должным образом, но оно совершенно открыто со стороны клиники Артмед, откуда через замусоренный лаз свободно проникают все не желающие обременять себя покупкой входных билетов. В нынешнем году Институт ботаники обратился в правительство с просьбой выделить средства на дополнительную охрану и на воду для орошения.
Благотворителей, желающих помочь саду, немного – их отпугивает его государственный статус. Однако доброхоты все же нашлись – это компания Гранд Кенди, посольство Швейцарии, которое помогло отремонтировать оранжерею тропических растений. Налажены хорошие научные контакты с Санкт-Петербургским Ботаническим институтом и Московским Ботаническим садом.

Элеонора Габриэлян

Элеонора Габриэлян

Наш Ботанический сад уникален в своем роде, прежде всего, потому, что уникальна сама флора Армении. Достаточно сказать, что из имеющихся в мире 6 тысяч видов растений на территории нашей страны представлены 3600, причем 12% их – краснокнижные. Увиденным был потрясен посетивший Армению в 30-е годы Николай Вавилов. Кстати, по мнению великого ученого, именно Армения является родиной мягкой пшеницы – первого по значимости мирового злака. А найденная в горах Армении пшеница, которая не произрастает больше нигде в мире, получила название Тритикум Вавилова. Таких уникальных раритетных представителей флоры в Армении немало – это, к примеру, Армянская шаровидная роза, ветвистый джузгун, целебная бузина Тиграна и многие другие.
Коллекция Ботанического сада, а его ежегодно посещают 25-30 тысяч человек, в том числе и гости столицы, вызывает вполне заслуженное восхищение. Москвич Олег Морозов записал в своем блоге: «Ботанический сад – одно из моих сильных впечатлений от армянской столицы. Он сравнительно небольшой, но он – уникальный».
Сегодня ученые бьют тревогу – более 25% флористического сокровища находится на грани исчезновения, и прежде всего – по вине человека.
И тем большей благодарности заслуживают люди, которые в тяжелейших условиях, находясь на нищенском содержании казны, прилагают неимоверные усилия, чтобы спасти и сохранить это раритетное сокровище, сберечь бесценные эндемики – ведь это наше великое национальное достояние… Но прежде всего первое и, увы, запоздалое « спасибо» – выдающемуся ученому, стоящему у истоков отечественной ботанической науки, академику Академии наук СССР, первому директору Института ботаники Армении Армену Леоновичу Тахтаджяну, скончавшемуся в Санкт-Петербурге в 2009 году в возрасте почти 100 лет. Его вклад в развитие ботаники вообще и отечественной в частности переоценить невозможно, достаточно только сказать, что именно он являлся основателем и одним из авторов фундаментального многотомного академического издания «Флора Армении». Мало кто знает, что ученый сам делал зарисовки тех многочисленных мест, где ему довелось бывать в научных экспедициях, а потом эти рисунки «корректировали» Сарьян и Минас, с которыми он дружил.
«Мы с моим осликом обошли все уголки Армении, я собирал гербарий, а он вез его в своей сетке», – вспоминал ученый.
Попав под «секиру» лысенковского псевдоучения, Тахтаджян был изгнан со всех постов и, вынужденно покинув родину, переехал в Ленинград. «Награда нашла героя» лишь в 2009 году, когда указом президента Армении ученого наградили орденом Св. Месропа Маштоца.
Сегодня в Ботаническом саду работает группа последователей Тахтаджяна и прежде всего его ученица, внесшая неоценимый вклад в создание «Флоры Армении», доктор биологических наук, профессор Элеонора Габриэлян. Достаточно сказать, что в честь Элеоноры Цолаковны названо 20 видов растений.
В крепкой команде единомышленников, возглавляемой директором Института ботаники д.б.н. Жирайром Варданяном, такие известные в своей области ученые, как доктора биологических наук Г.Оганезова, Г.Файвуш, М. Оганесян и другие.
«Я знаю – саду цвесть!» – утверждал Маяковский. Исходя из сегодняшних реалий, у нас такой уверенности нет, но надежда на то, что мы, наконец, поймем, какой бесценный подарок нам сделала природа и сумеем его спасти, сохранить и приумножить, остается. И пусть она сбудется – этого желаем всем нам и всему коллективу Ботанического сада в дни его славного юбилея.

Лиана Петросян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *