Ницца. Французский курорт с русским акцентом

Памятник Андре Массене, прошедшему путь от рядового до маршала Империи

Памятник Андре Массене, прошедшему путь от рядового до маршала Империи

Прежде чем полететь в Ниццу, я побывал в Ницце!.. Да, да, ничего удивительного. Два года назад я на автомобиле доехал до Ниццы, а прошлым летом полетел в Ниццу. Уверяю вас, это не цитата из записок Поприщина, а самая что ни на есть суровая реальность.
Впрочем, не буду томить читателя и объяснюсь. Вокруг калифорнийского Чистого Озера (Clear Lake) раскинулись аккуратные поселки, в том числе и Ницца, и Люцерн. В Калифорнии, на удивление чеховскому Ипполиту Ипполитычу, есть своя Ницца, граничащая с Люцерном. Итак, побывав целую неделю в калифорнийской Ницце, вдоволь насладившись девственной чистотой озера, вдохнув насыщенного кислорода, два года спустя поздно ночью я прилетел в Ниццу французскую. Город находится в регионе Прованс-Альпы-Лазурный берег и в ранжире французских городов занимает не то 5, не то 6, не то 7 место (разные издания предоставляют разные данные – в век высоких технологий демография по-прежнему наука неточная). Пора быть достовернее, население Ниццы как-никак около 400000.
Завалившись в гостиницу «Гельвеция» (значит, калифорнийцы не так уж и оплошали с названием Люцерн), я бы проспал весь день, но меня в полдень разбудил пушечный выстрел. Консьерж меня успокоил, сказав, что по одной легенде (а у Ниццы легенд наберется на полное собрание сочинений в 25 томах), шотландский турист Томас Конвентри-Мор установил на Замковой горе небольшую пушку (дело происходило через год после того, как Ницца стала французской), чтобы «полуденным выстрелом» напомнить рассеянной жене: скоро время обеда. Своего рода шотландский вариант шерше ля фам!.. Затея с пушечным выстрелом пришлась по душе местной администрации, и отцы города сделали громыхание пушки славной традицией. Правда, никто мне так толком и не объяснил, кому мэр и его подчиненные подобным залпом напоминают, что наступил полдень. Своим женам? Стоит похвалить мэрию за «пушечную» экономию и галантное обращение с благоверными женушками.
Впрочем, к женщинам в Ницце особое отношение. Город, основанный греками в IV веке до н.э., назвали по имени победоносной Ники. Кстати, Ницца по-английски – Nice, но если написать топоним не с заглавной буквы, а с прописной, то получится nice, что означает «хороший, милый, приятный». Однако произносятся эти четыре буквы по-разному. В первом случае – нис, во втором – найс. И если кому-то из англоговорящих захочется похвалить курорт, сказав «приятная Ницца», то получается у него nice Nice. Запутанный английский язык, ох, запутанный!
Другая эпохальная женщина города – прачка Катрин Сегюран. И ее подвиг оброс несколькими легендами. Одну, самую забавную, следует пересказать. Когда турецкие пираты напали на Ниццу, навстречу им выбежала мадам Сегюран и валиком для стирки ударила первого же попавшего турка по голове, потом, повернувшись спиной к головорезам, обнажила, пардон, свой зад. Пиратская шатия опешила, а Катрин, подняв знамя Ниццы, повела за собой горожан. Турки трусливо поспешили на свой пиратский корабль. Говорят, что после этого прачечная Сегюран стала элитной!
О климате Ниццы также слагались легенды. Говорили, что даже воздух обладает «лекарственными свойствами», и многие смертельно больные вылечивались за месяц с небольшим.
В сентябре 1864 года в Ниццу на лечение приехал цесаревич Николай Александрович, но местный климат не всегда совершает чудеса, и через восемь месяцев Его Императорское Высочество скончался в особняке «Вилла Бермон». Ему было неполных 22. «Незабвенно горестное впечатление и воспоминание, глубоко в душу запавшие, навсегда оставила нам Ницца», – отозвался на смерть цесаревича поэт Петр Вяземский. Город в память о скоропостижной смерти Великого князя назвал один из своих бульваров Boulevard du Tzarewitch, недалеко от которого, на Avenue Nicolas II, возвышается Николаевский собор. Мемориальная доска подробно сообщает: «Сей Соборный Храмъ сооруженъ Монаршимъ попечениемъ и щедротами Государя Императора НИКОЛАЯ II и Его Августейшей Матери Вдовствующей Императрицы Марии Федоровны. Освящен 4/17 декабря 1912 года».
В Ницце, когда еще она входила в состав Сардинского королевства, в 57 лет умер Никколо Паганини. Свои последние дни в итальянской Ницце доживал и король Баварии Людвиг I, отрекшийся от престола в пользу сына, но скончался он в Ницце уже французской. Но самая сенсационная смерть – это смерть 50-летней Айседоры Дункан. «Босоногая муза» Сергея Есенина села в роскошный пунцовый “Bugatti”, грациозно закинув за спину красный шарф из муслина. И как только автомобиль рванул на Английскую набережную, крикнула по-французски: “Adieu, mes amis. Je vais a la gloire!” Что в переводе означает: «Прощайте, друзья. Я мчусь к славе!» Кончик муслинового шарфа зацепился за спицу колеса и стал быстро накручиваться на ось, смертельно сдавив ей горло.
В русской литературе часто упоминается Ницца.
О, этот Юг, о, эта Ницца!
О, как их блеск меня тревожит!
Жизнь, как подстреленная птица,
Подняться хочет, но не может.
Писал Федор Тютчев. Интересно, что эти стихи перекликаются со стихами Петра Вяземского, также, кажется, написанные в Ницце:
Жизнь наша в старости – изношенный халат:
И совестно носить его, и жаль оставить.
В «Анне Карениной» Вронский говорит: «Я нигде так не скучал по деревне, русской деревне, с лаптями и мужиками, как прожив с матушкой зиму в Ницце. Ницца сама по себе скучна». Когда Антон Чехов приехал в Ниццу, он как-то обронил, что это никакая не Французская Ривьера, это Ривьера Русская: так много русских он встречал на Лазурном берегу. Что, по всей вероятности, помогло ему завершить своих «Трех сестер» в отеле «Оазис». Позднее улицу у отеля переименовали в память о Чехове.

Аполлон на площади Массена

Аполлон на площади Массена

В Ницце бывал старший брат Льва Толстого Николай, долгое время жила Мария Башкирцева, французская художница русского происхождения, автор знаменитого дневника, которым зачитывалась Цветаева. На русском кладбище находится могила Герцена, того самого, которого декабристы разбудили. Наезжал с семьей и Владимир Набоков. Кто только не перебывал на этом курорте: шотландцы Тобайас Смоллет и Роберт Стивенсон, датчанин Ганс Христиан Андерсен, бельгиец Морис Метерлинк, ирландец Джеймс Джойс, американцы Скотт Фитцджеральд, Эрнест Хемингуэй и Луиза Мэй Олкотт (автор «Маленьких женщин»), французы Роже-Мартин дю Гар, Гектор Берлиоз, Жан Кокто, Рауль Дюфи, а в начальной школе Ниццы учился поляк Костровицкий, известный под псевдонимом Гиойм Аполлинер. «Человеческое, слишком человеческое», – наверно, вздохнул Фридрих Ницше, и 2 декабря 1883 года подался в Ниццу подлечить свою астму, при этом даровав стихоплетам новую рифму «Ницше в Ницце». Здесь он завершил четвертую часть романа «Так говорил Заратустра». Однако название Cote D’Azure (Лазурный берег) обязано французскому писателю Стефану Льежару. Он в 1870 году издал одноименный роман, и пошло-поехало туристическое раздолье.
Самым критичным визитером из всех писателей, был, пожалуй, Александр Куприн. Автор «Ямы» и «Гранатового браслета», тонкий стилист и зоркий наблюдатель, он несправедливо считал: «Ницца – это сплошное человеческое недоразумение. И Юлий Цезарь, и Август, и, кажется, Петроний избегали этого болотистого, зараженного малярией места. В Ницце они держали только рабов, гладиаторов и вольноотпущенников». Этого отзыва ему показалось мало, добавил еще перцу: «Покойной английской королеве Виктории почему-то приглянулось это болото, и тотчас же английский снобизм, русское обезьянство, шальные деньги американцев и вечная лакейская услужливость французов сделали из Ниццы модный курорт». Кажется, Куприн несколько преувеличил «русское обезьянство», поэтому доверимся Чехову. Ему в Ницце было «так хорошо, что даже совестно». Антон Павлович в одном письме восторженно делился с Ольгой Книппер: «После Ялты здешняя природа и погода кажутся просто райскими».
В Ницце музеев около 20, из них меня заинтересовали только три: музей францисканцев (как-никак живу в Сан-Франциско), музей Марка Шагала, музей Анри Матисса. И еще музей главного героя Ниццы – Андре Массена, в особняке, который бескорыстно передан городу его внуком. Имя Массена, мужественно прошедшего путь от рядового солдата до маршала Империи, часто встречается на карте города. В его честь названа площадь, воздвигли ему и памятник, даже одну из ночных аптек назвали Массена. Впрочем, маршальская известность докатилась и до США, городок в штате Нью-Йорк назван его именем. Правда, на площади Массена стоит семиметровый Аполлон, причем весьма диковинный. Обычно греческого бога изображают управляющим квадригой. А тут четырех лошадей поместили ему на голову. Оригинальная прическа!.. Почти как у панка. Вокруг на конях фонтанируют Меркурий, Марс, Венера, Сатурн и Земля. В придачу к Аполлону добавили еще семь мужчин, сидящих на шестах, – эти фигуры олицетворяют континенты. Раньше, во времена советские, такое сочетание называлось вкусовщиной. Не буду столь категоричным, но нагромождение монументальных символов глаз не радует.
Второй герой Ниццы – Джузеппе Гарибальди, также рожденный в Ницце. И в его честь назвали площадь, и ему воздвигли памятник. Но имя его, слава богу, обошли фармацевты.
Жители Ниццы говорят на ниссаре, который, как они уверяют, не диалект, не органичная смесь итальянского с французским, а самостоятельный язык. Но для большего французского прононса, сразу после того, как город вошел в состав Франции, приступили к строительству собора Notre-Dame. Хотя в городских ресторанах превалирует итальянская кухня и итальянское амбре. Но главным кулинарным шедевром считается знаменитый писальдьер – луковый пирог с анчоусами и маслинами.
Этот курорт – излюбленное место отдыха не только европейцев, но и американцев. И чтобы напомнить янки, что главный символ США сотворен французом, перед оперным театром власти Ниццы, по примеру Парижа, установили в 2014 году модель статуи Свободы Фредерика Бартольди. Есть в Ницце и бульвар Соединенных Штатов, продолжение Английской набережной. Впрочем, сами французы предпочитают отдыхать на островах Французской Полинезии. А кому не по карману тихоокеанский отдых, едут в соседнюю Испанию: в Барселону или же на Балеарские острова.
Долгое время туристов в Ницце называли англичанами – Anglais. По свидетельству Александра Дюма, который остановился в гостинице Йорк, когда он спросил консьержа, кто проживал в его номере до него, тот ответил: «Точно какой-то англичанин, но толком не знаю, то ли немец, то ли француз». Признаться, в отличие от других французских городов, Ницца, вечно пахнущая лавандой, показалась мне куда дружелюбнее Парижа. То ли климат располагает к дружелюбию, то ли проступает мудрость древности, то ли всё это вместе. Ницца, неподвластная французской и итальянской моде, как мне показалось, живет вольной жизнью морского города, законами, которые установлены темпераментными горожанами испокон веков. О, эта Ницца!.. Блеск города иногда тревожит, но чаще радует величием Лазурного берега.

Рафаэль Акопджанян,
Сан-Франциско, специально для «Пятницы»
Весь гонорар за эту статью автор передает в фонд Ереванского кукольного театра имени Ов.Туманяна.
Текст, фотографии ©US Argus Publishing House
© All rights reserved. No part of this book may be reproduced, of transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including Internet, photocopying, recording or by any information storage and retrieval system, without permission of the Publisher, except where permitted by law. Your support of the author’s rights is appreciated.
US Argus Publishing House P.O. Box 27126, San Francisco, California, 94127-0126, U.S.A.
E-mail: USArgus@aol.com

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *