Не навредить, а облегчить

Что это – паллиативная помощь?

Медицинская помощь, как и любая вообще, бывает разной. Это могут быть кардинальные методы, как в хирургии, но наряду с этим существуют и способы, просто облегчающие состояние пациента. Да, применяются паллиативные (то есть частичные) методы, в основном в онкологии, но, оказывается, все может быть иначе – тот же туберкулез, например, что лечится сегодня быстро и решительно, может потребовать хорошо спланированного ухода.
Вообще, согласно определению ВОЗ, паллиативная помощь позволяет «улучшить качество жизни пациентов и членов их семей, столкнувшихся с опасными заболеваниями, путем предотвращения и облегчения страданий благодаря раннему выявлению, правильной оценке, лечению боли и облегчению психо-физических, социальных и духовных проблем». Здесь необходимо заметить, что все это ни в коем случае не предполагает эвтаназии, паллиативная медицина не направлена на удлинение срока оставшейся больному жизни, но и не укорачивает этот срок.
Как раз наоборот – просьбы пациента об эвтаназии, как правило, являются неоспоримым признаком того, что есть срочная необходимость улучшения лечения больного и ухода за ним. И если в стране существует развитая современная система междисциплинарной паллиативной помощи, то пациенты не будут испытывать непереносимых физических страданий и проблем психо-социального характера, на фоне которых обычно и возникают подобные просьбы.
Мои собеседники – Анаит Папикян, старший координатор программы общественного здравоохранения, и Давид Амирян, заместитель директора по программам «Фондов Открытого Общества – Армения», в принципе, сходятся в одном – полное безразличие властей, во всех их ветвях, к проблемам ухода за больными людьми. Вопрос упирается и в процесс выдачи наркосодержащих препаратов, и в наличие хосписов в Армении – на сегодняшний день он в стране только один, создать же их достаточно просто на базе любой больницы. Кроме того, необходимо организовать и выездные патронажные бригады, которые могли бы посещать пациента на дому, раз уж в хосписе не хватает мест. Кстати, штат такой команды должен состоять из профильных врачей, прошедших специальную подготовку медсестер, психолога, социального работника и, если потребуется, священника. Пилотный проект организации мобильной паллиативной помощи в Армении был реализован при поддержке Глобального Фонда в 2011-13 гг. и вполне оправдал себя.
Причем решение об оказании паллиативной помощи должно приниматься чуть ли не врачебным консилиумом – вот слово «чуть ли» в данном случае неуместно, поскольку именно так и должны решаться подобные проблемы.
Конечно, в отличие от, скажем, туберкулеза, в случае СПИД-а и онкологических диагнозов все гораздо сложнее – прибавляется и пресловутая необходимость в наркосодержащих препаратах, тот же морфий, к примеру, который аптеки выдают ой как неохотно, да и с обязательным привлечением полиции. Закон есть закон, все понятно, но ситуация требует немедленного изменения. И добрая воля определенных чиновников, если они элементарно найдут время для попытки решения этого вопроса, здесь сможет сыграть решающую роль. И тогда качество жизни тяжело больных людей намного улучшится. А это немало.

Тепло человеческое

В обычном, расхожем понимании укрепился стереотип о том, что паллиативная помощь оказывается в тех самых хосписах – учреждениях, где проживают пациенты с тяжелыми, в том числе хроническими заболеваниями в последней стадии. И вот тогда, когда, как принято говорить, медицина бессильна, необходимая пациенту помощь заключается в облегчении его состояния в последние дни или недели жизни. Однако, как говорит Анаит Папикян, такое видение паллиативной помощи сильно упрощено.
Ведь хоспис – это лишь одна часть многоуровневой широкой системы паллиативной помощи, а пациенты с хроническими заболеваниями могут прожить еще долго. Развитие и протекание их болезней может длиться годами, с периодами ремиссий и обострений, или резко пойти на ухудшение. В таких обстоятельствах задачей клиники паллиативной помощи является выявление, если не предугадывание, этого момента, попытка свести на нет угрожающее ухудшение, облегчить его последствия, помочь больному пережить период обострения, и вообще попытаться адаптировать его к течению болезни.
Впрочем, практику, что называется, на уровне «полумер» в отношении тех пациентов, которых уже нельзя спасти, но еще можно помочь, в том числе добившись увеличения продолжительности жизни пациента, паллиативная помощь также включает.
В их числе – специальные паллиативные операции (например, удаление источника кровотечения или непроходимости при неоперабельном раке желудка), обезболивание, так называемая «терапия отчаяния» (когда пациенту назначаются чрезмерные для обычной медицинской практики дозы лекарств или их нестандартные сочетания) и многое другое.
Вот поэтому ограничительное законодательство Армении, наряду с безразличием соответствующих лиц, является главным и крайне трудно проходимым препятствием. Например, перорального морфина, эффективного в снятии острой боли, в стране не найти вообще, и это только частность из внушительного списка отсутствующих препаратов, услуг и условий, что коренным образом расходится с требованиями и положениями ВОЗ. Ситуацию необходимо менять, и как можно скорее, и все необходимое для этого уже есть: разработанная стратегия, изменения в действующие законы, образовательные курсы, методология предоставления различного типа услуг по паллиативной помощи и, что самое важное, финансовые расчеты.
И не стоит забывать, что, упаси Господь, каждый из нас может оказаться в ситуации, когда вот эта самая паллиативная помощь станет первейшей необходимостью.
Здоровья всем.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *