Не годы к жизни, а жизнь к годам

В 2014 году международная неправительственная организация HelpAge International при поддержке ООН провела масштабные исследования в 96 государствах, на основе которых был составлен рейтинг стран, наиболее благоприятных для счастливой жизни стариков. В этом авторитетном реестре наша страна, попав в первую его половину, заняла 40-ое место сразу же вслед за Италией, значительно опередив Россию.
Зная не понаслышке и не по рейтингам об удручающем положении многих наших стариков, мы можем не столько радоваться, сколько поражаться подобному «геронтологическому расцвету» в нашей стране. Но разгадка проста. По многим пунктам опроса, включая такие, как продолжительность жизни, образование, социальная активность и ряд других, наши старики значительно превосходят своих сверстников из процветающих стран. По средней продолжительности жизни – 74,5 года – мы занимаем первое место в СНГ, добротное образование нынешние старики получали в советских вузах и школах, а к безделью в любом возрасте они генетически не приспособлены. Таким образом, эти благополучные показатели, смешавшись с постыдными пенсиями, недоступностью качественного здравоохранения, социальной обделенностью стариков, обеспечили нам вполне пристойное 40-е место.
На состоявшейся на днях пресс-конференции доктор экономических наук профессор Вардан Бостанджян заявил, что, по официальным данным, уровень бедности в Армении составляет 34%, а прожиточный минимум установлен в размере 17 тысяч драмов ежемесячно, включающих не только пропитание, но и оплату коммунальных услуг и прочих нужд. В числе граждан, втиснутых в «прокрустово ложе» этого абсурдного норматива, больше всего одиноких стариков, которые влачат бедственное существование. Минимальная пенсия в Армении после разрекламированных повышений чуть перевалила за 20 тысяч, пособие по старости – 16 тысяч, средняя пенсия – 41 тысяча. Разумеется, прожить на такие деньги в условиях инфляции, дорожающих продуктов, лекарств, медицинских и коммунальных услуг можно только за счет отказа от самого необходимого, включая даже лекарства и отопление.
Многие старики выживают за счет родственников, живущих за рубежом. Но цена этого благосостояния – одиночество, разлука, возможно, вечная с самыми близкими людьми, к тому же приток трансфертов в связи колебанием курса валют значительно сократился, и это тоже сильно ударило по бюджету пожилых людей.
Кстати, затронув проблему одиночества, нельзя не коснуться и практически полной социальной изоляции многих стариков, в том числе прикованных к постели. Социальные службы не справляются с таким огромным контингентом, и небольшой штат «надомников» (6-8 человек), который есть в каждой общине, не в состоянии полноценно обслужить всех нуждающихся в помощи. А старым больным людям нужно покупать продукты и лекарства, оплачивать коммунальные услуги, добывать справки и относить их в места требования. Добиться этого очень сложно, для многих вообще невозможно, вот и приходится немощным людям самим ходить по аптекам и магазинам даже в гололед, ломать ноги, руки и шейку бедра, а потом продавать все оставшееся, включая квартиру, чтобы оплатить дорогостоящие операции.
Не в подобную ли ситуацию попала 80-летняя жительница Масиса, покончившая счеты с опостылевшей жизнью, или 78-летний Паргев Багдасарян, бросившийся под поезд на станции Эчмиадзин? В апреле в ходе правительственного часа тогдашний министр юстиции Ованнес Манукян сообщил, что в первом квартале 2015 года было совершено 54 самоубийства и 143 попытки суицида, что значительно опережает показатели прошлого года. Пожилых людей в этом «черном списке» немало. Между тем со счастливой жизнью, по индексу которой мы оказались столь успешны, никто из стариков расстаться добровольно не захотел бы…
Далеко не всем одиноким нуждающимся старикам удается попасть в дома для престарелых. Люди сведущие утверждают, «что просто так это не делается». Так или иначе, но сегодня эти богоугодные заведения переполнены – по некоторым данным, в них содержатся до 1,5 тысяч стариков. Причем, есть среди них и те, кто имеет вполне преуспевающих детей.
Усилить внимание к старикам нашему государству необходимо не только из уважения к их гражданским правам и сострадания к почтенным годам. Согласно прогнозу Фонда населения ООН, «население Армении, которое бы убывало, будет сохраняться за счет пожилых и старых людей». Иными словами, высокий уровень миграции будет компенсироваться высоким уровнем продолжительности жизни.
Согласно все тому же прогнозу, к 2050 году средний возраст армянского населения достигнет 50 лет и по демографическим международным нормам Армения уже сегодня входит в число стареющих государств. А это имеет массу негативных последствий –социальных, экономических и даже эмоциональных, потому что старость, в том числе для государства, не радость. Уже сегодня у нас на 1000 работающих приходится 500 пенсионеров – соотношение, мало способствующее процветанию и тех, и других. А в перспективе, судя по прогнозам, оно будет ухудшаться, и тогда за счет кого и чего будут повышаться пенсии и зарплаты, обещанные нам правительством?
Говоря о пожилых людях, невозможно обойти самую больную для них в прямом и переносном смысле тему – лечения. О дороговизне лекарств, без которых в пожилом возрасте обойтись невозможно, говорится постоянно на всех уровнях, но по сути ничего не меняется. На лекарственном рынке правят бал несколько фирм-импортеров, озабоченных своим бизнесом, социальная составляющая этой проблемы их не касается. Государство обеспечивает свое участие в виде госзаказа на закуп и распределение лекарств определенным категориям населения. Попасть в эту категорию совсем не просто, а выстаивать ежемесячно в длинной раздраженной очереди в поликлинике, чтобы получить вожделенное снадобье, немощным старикам очень сложно. Кроме того, выдаваемые лекарства зачастую не очень качественные заменители тех, которые выписывает врач, и потому недостаточно эффективны. Так что в аптеку идти все же приходится.
Лечиться в стационаре доступно очень немногим пенсионерам, лишь тем, кому по социальному статусу положен госзаказ или у кого есть щедрые родственники. А как быть остальным, у кого нет ни того, ни другого?
В Армении, в отличие от многих стран, абсолютно не развивается геронтология – наука, изучающая особенности и болезни пожилого возраста. У нас нет гериатрии – области медицины, занимающейся этими проблемами и, соответственно, нет гериатров – врачей этого профиля. Для стареющей страны, где пожилые люди составляют треть населения, и цифра эта будет расти, это большая и неотложная проблема. Ведь нередко пациентам преклонного возраста, приходя на консультацию к врачу, приходится слышать бестактную реплику: «А что вы хотите в этом возрасте, не болеть?»
Да, человек не хочет болеть ни в каком возрасте, и это его право. И можно только удивляться и восхищаться мужеством, благожелательностью, активностью наших стариков, которые не просто выживают в столь сложных, мало приспособленных для почтенных лет условиях, но живут в большинстве своем не ведая о захлестнувших Европу «альцгеймерах» и живут даже дольше, чем в странах, где руководствуются гуманным и уважительным принципом: «Не годы к жизни, а жизнь к годам».

Лиана Петросян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

1 комментарий

  1. Клавдия Федотова

    Такого, чтоб забыть эту жизнь к чертям или как вы выражаетесь, у нас нет, для этого лучше эмигрировать. Только вы там будете пить и вспоминать эту жизнь, которую вы здесь хотели забыть.

    Ответ

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *