Нехочуха

Вот мы опять встретились на страницах нашей «Пятницы». На носу май с майскими праздниками, и, честно говоря, предпраздничное ничегонеделание уже начинает овладевать нами. Ну, не хочется на праздники читать, заниматься, делать физзарядку и учить гаммы. Разве что пускать мыльные пузыри, да и то, если кто-то будет подносить наготове кружочек с мыльной пеной. Вот и наша сегодняшняя история о мальчике, которому ничего не хотелось делать самому. И вот что из этого вышло.

Армен Ватьян

Нехочуха
(совместно с К. Парсамян)

Жил да был мальчик по имени Чико. Ничем особенным он не отличался от других мальчиков, кроме одного – ничего не хотел делать. Проснется, бывало, и даже вставать не хочет – лень. Лежит себе да от нечего делать постреливает в потолок из пневматического пистолета. Потом начинает по очереди хлопать глазами, и комната от этого качается и ходит ходуном, что тоже очень интересно.
Лежал он как-то однажды утром и по привычке валял дурака, что у него всегда здорово получалось. Тут скрипнула дверь, и в комнату, с трудом пробираясь через горы разбросанных книжек, игрушек, одежды и всевозможного хлама, вошла бабушка.
– Встал бы да помог бабушке убрать комнату, – привычно упрекнула она Чико.
– Не-а, – буркнул, повернувшись спиной к бабушке, Чико. – Не хочу!
– Ну, хотя бы зарядку сделай, – предложила бабушка.
– Я же сказал, не хочу! – возмутился Чико.
Бабушка вздохнула и поучительно сказала:
– От твоего «не хочу!» никакого толку нет. А есть в жизни другое, гораздо более нужное слово – «надо»! Это слово всегда придет тебе на помощь. А будешь капризничать и талдычить свое «не хочу!», не ровен час, попадешь в царство Великого Нехочухи. А это самое плохое место на Земле.
Но Чико не хотел слушать бабушкиных нотаций. Он быстро натянул одеяло на голову и громко крикнул:
– Все равно не хочу!.. Не хо-чу-у-у!.. Не хо-чу-у-у!..
Бабушка в испуге шарахнулась из комнаты, а Чико совсем разбушевался. Он откинул одеяло и, как испортившаяся пластинка, повторял одно и то же.
– Не хочу!.. Не хочу!!.. Не хочу!!!..
И тут произошло нечто невероятное.
По стенам комнаты замелькали какие-то блики, послышался скрежет, чье-то хихиканье, какие-то таинственные щелчки, потом комната пошла ходуном. Ошалевший Чико взмыл, вопреки закону всемирного тяготения, вверх тормашками к потолку и вылетел из комнаты, сразу очутившись в длинной трубе. Он пролетел через странный разноцветный коридор и шлепнулся в огромное кресло.
Его тут же обхватили две невесть откуда высунувшиеся механические руки и начали укачивать. Само кресло находилось на лужайке, сплошь заросшей бурьяном и прочими сорняками. Лужайка упиралась в довольно странное сооружение, которое, очевидно, должно было быть дворцом. Да только всё в нем было наперекосяк! Лестницы, ведущие наверх, упирались в стену, колонны ничего не подпирали, а крыша вообще была приставлена сбоку. К одной из колонн был прикреплен ярко-зеленый счетчик-табло, на котором виднелась мигающая надпись «НЕ ХОЧУ!» Индикатор показывал круглую цифру – «1000».
Чико хотел было встать, да не тут-то было. На электронном табло появилась надпись «Пристегнуть ремни», и механические руки послушно перехватили его ремнями. Из дворца выкатился странный робот. Быстро чикнул Чико из фотоаппарата и тут же вытащил готовую фотографию. Потом ловко приклеил ее к стоящему неподалеку стенду, на котором уже красовалась небольшая галерея портретов мальчиков и девочек. Под каждым портретом красовалась одна и та же подпись – «Нехочуха», далее шли порядковые номера: Первый, Второй, Третий и так далее. Чико оказался Десятым.
Чико-Нехочуха Десятый отчаянно забился, пытаясь высвободиться, и испуганно закричал:
– Ба-бу-шка-а-а!..
И вновь выкатилась из дворца странная машина на колесиках, и правда, чем-то похожая на его бабушку, и металлическим голосом сказала:
– Я здесь.
– Ты не бабушка! – закричал возмущенный Чико. – Хочу бабушку!.. Хочу бабушку!..
Но тут раздался грохот, послышалось чье-то зловещее хихиканье, и из дворца выехало, восседая на невероятном сооружении в виде каталки, до ужаса разжиревшее и расплывшееся существо.
Оно пыхтело и сопело, его толстые пальцы сердито нажимали на кнопки микропульта, установленного на пузе. Таким образом оно регулировало все свои действия, которые за него выполняло множество механических рук. Вплоть до чесания его лысины!
– Что такое? – угрожающе сказало существо. – Мне послышалось, что здесь кто-то чего-то хочет…
– Я хочу бабушку!.. – по инерции повторил Чико, но уже скорее испуганно, чем капризно.
– Так вот же она! – удивленно воскликнуло существо, указав на робота-бабушку.
– Эта не настоящая…
–Тем лучше, – возразило существо, – настоящим помогать надо, а этим только лампочки иногда менять.
– А кто вы такой? – набравшись храбрости, спросил Чико.
Существо обиженно и оскорблено надуло щеки и нажало кнопку. Механические руки повелительно хлопнули в ладоши.
Перед Чико возник новый робот в ливрее камердинера и противным жестяным голосом объявил:
– Его величество Великий Нехочуха!
– Это я! – пояснило на всякий случай существо и, ткнув механическим пальцем в сторону портретной галереи, добавило. – А это мои подданные.
Тут до Чико дошло, куда он попал. Это же царство Нехочухи, о котором говорила бабушка! И когда Великий Нехочуха повернулся к Чико, мальчик попытался незаметно сползти с кресла и дать деру, да не тут-то было.
– Ты чего-то не хочешь? – спросил сразу толстяк.
– Я хочу…
– Стоп! Запомни! В моем царстве нельзя произносить слово «хочу» и слово… впрочем, ты этого слова не знаешь и тебе не нужно его знать.
– Понятно, – вздохнул Чико, – я хочу… То есть, я не хочу сидеть в кресле.
И тут же появился новый робот, очень похожий на Чико, только квадратный. Чико ошалело уставился на двойника.
– Он будет угадывать и выполнять все твои желания, – довольный произведенным эффектом, пояснил Великий Нехочуха.
Между тем двойник начал прыгать вокруг них, как бы разминая затекшие ноги.
– Ну вот, – проговорил Великий Нехочуха, – ты размялся, теперь можно полюбоваться моим дворцом.
И он покатил на своей каталке во дворец, а робот-камердинер, подняв кресло Чико, пошел следом. По дороге Великий Нехочуха продолжил рассказ про свое персональное величество.
–Ты не смотри, что я такой толстый. Захочу – могу стать худым как щепка…
И тут же на глазах изумленного Чико превратился в длинного худющего верзилу, дергающего за ниточки девочку марионетку. Через секунду он снова стал толстяком и шлепнулся в свое кресло.
– …Но я Великий Нехочуха и потому Никогда Ничего Не Хочу. К тому же быть толстяком мне гораздо приятней.
Они оказались в огромном зале, со стен которого свисала замысловатая фантастическая паутина. Посередине зала стояли как попало разнообразные игровые автоматы, покрытые толстым слоем пыли.
– Ух ты! Аттракционы! – сразу обрадовался Чико. – Можно поиграть?
– Ты уже играешь, – снисходительно сказал Великий Нехочуха.
И действительно, робот-двойник уже катался на лошадке.
– Я хочу сам! – капризно сказал Чико.
– Опять это противное слово «хочу»?! – сердито сказал Великий Нехочуха. – Полное и абсолютное безделье – вот к чему должен стремиться каждый Нехочуха! К сожалению, дети стали совершенно ужасные. Вот, полюбуйся, что они вытворяют!..
Великий Нехочуха нажал на очередную кнопку, и механическая лапа придвинула к ним огромный монитор. На экране появились дети, и каждый из них был чем-то занят: кто деревце поливал, кто в футбол играл, а кто просто уроки учил.
– А ведь они могли сказать «не хочу!» и ничего не делать, – с искренней горечью молвил Великий Нехочуха и демонстративно зарыдал. – Бедные, несчастные, заблудшие дети!.. Нужно немедленно спасти их…
– Как? – недоуменно спросил Чико.
– Очень просто, – сразу перестав плакать, деловито сказал Великий Нехочуха. – Ты на время вернешься к ним и шепнешь всем на ухо, чтобы они почаще говорили «не хочу!» И тогда из них вырастут вот такие взрослые…
Тут Великий Нехочуха вновь щелкнул переключателем, и на экране появились следующие сцены: горит дом, а рядом пожарники играют в домино; врачи, оставив плачущих больных, качаются на гамаке; уличный перекресток забит непрерывно сигналящими машинами, а регулировщик спокойно стоит и ест мороженое…
Чико с ужасом смотрел на телеэкран и, не выдержав, воскликнул:
– Нет! Ни за что! Я не хочу быть Нехочухой!
– Что? – зловеще спросил Великий Нехочуха и нажал на кнопку. – Вижу, тебя придется слегка повоспитывать.
Механическая рука щелкнула пальцами, и Чико стал вдруг совсем крошечным, размером с муху. Другая рука схватила его, и Чико оказался внутри аттракциона-баскетбола. Он хотел побежать, но тут сильный удар снизу подбросил его вверх. Чико сделал сальто и упал прямо в корзину. Не успел он встать на ноги, как его снова подбросило вверх.
Великий Нехочуха с удовольствием нажимал на кнопки, гоняя Чико как мячом.
Затем он перебросил Чико в аттракцион «Морской бой»: Чико стоял на корабле и видел, как в него летит торпеда. Он едва успел перескочить на другой корабль, но его снова и снова настигали торпеды! Чико испуганно метался по нарисованному морю.
А Великий Нехочуха перебрасывал его в другие аттракционы, и в Чико то стреляли из ружья, то он сидел в самолете и его сбивали из невидимого пулемета. Потом Чико оказался внутри гигантского стеклянного ящика, на дне которого валялись разные игрушки и всякая всячина. На него упала странная тень. Чико посмотрел наверх и увидел, что ужасные металлические щупальца вот-вот схватят его. Он едва успел увернуться. Щупальца ухватили какую-то игрушку и подняли ее вверх.
Чико, потеряв от страха голову, побежал по дну ящика, а за ним уже вновь охотились беспощадные щупальца.
Великий Нехочуха с азартом управлял щупальцами, стоя у автомата. Но вот Чико споткнулся, и щупальца схватили его и потащили наверх.
– Ха-ха!.. – злорадно засмеялся Великий Нехочуха.
Щупальца донесли Чико до черного проема и сбросили внутрь. Он скользнул по холодному листу железа и, выскочив из ящика, шлепнулся на пол, прямо перед своим двойником. Чико открыл было рот, но робот, уже угадав его желание, схватил Великого Нехочуху за шиворот и высоко поднял над каталкой. Толстяк беспомощно замахал руками и испуганно крикнул:
– Не надо!
– Надо! – решительно сказал Чико, и тут же всё задрожало, зашаталось, из пульта посыпались искры, и комнату заволокло дымом…
…Очнулся Чико лежащим на полу у себя дома.
Вокруг него валялись горы разбросанных игрушек, книжек, одежды и всевозможного хлама.
Скрипнула дверь, и в комнату вошла бабушка.
– Встал бы, внучек, да помог бабушке. Надо бы в комнате убрать, – сказала она.
Чико радостно вскочил и весело произнес:
– Надо – значит, надо! Только я могу и сам всё убрать.
И, не мешкая, бывший Нехочуха Десятый принялся за дело. С того дня Чико никогда больше не произносил это страшное выражение «не хочу!», хотя, время от времени, ему очень и очень сильно этого хотелось.

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *