Мкртич Минасян: «Сфера деятельности архитекторов должна быть прозрачной»

Решение о создании Союза архитекторов Армении было принято в 1932 году. В его организации принимали активное участие и классики армянской архитектуры – Александр Таманян, Николай Буниатян, Каро Алабян. Но первый съезд архитекторов состоялся 5 июня 1937 года, и первым председателем правления Союза был избран Геворк Кочар. В последующие десятилетия работа содружества армянских зодчих была очень плодотворной, она отмечена многими творческими успехами и достижениями.

Сегодня в Союзе архитекторов Армении состоят 590 человек. С 1999 года Союз архитекторов является полноценным членом Международной Ассоциации Архитекторов (UIA) с правом голоса, принимает участие в ее мероприятиях. В 1992 году, после распада СССР, была образована и Международная ассоциация Союзов архитекторов (МАСА), учредительным членом которой также стал САА.
Но, похоже, в канун своего восьмидесятилетия Союз в нынешнем виде прекратит свое существование. На недавнем расширенном заседании зодчие республики обсудили и одобрили проект Закона РА «Об архитектурной деятельности», который коренным образом призван изменить принципы работы в этой сфере.
«В новом законе появилось название «Палата Архитекторов Армении». Что дает сотрудничеству архитекторов новый статус?» – спрашиваю у председателя Союза архитекторов Мкртича Минасовича Минасяна.
— Не только у нас, но и в других республиках думают, как общественный Союз превратить в саморегулируемый Союз профессионалов. В Российской Федерации Национальная Палата Архитекторов была учреждена еще в апреле 2013 года. Активная работа в этом направлении ведется и в других странах СНГ.
Надо соблюсти и требование Всемирной торговой организации (членом которой с 2003 года является Армения), обязывающее страны привести национальное законодательство в соответствие с правилами ВТО.
В советские годы Союз архитекторов Армении был частью общесоюзного общественного комплекса. Он финансировался государством, его деятельность всячески организовывалась и поощрялась, что усиливало желание каждого творческого человека стать его членом. С изменением политического и экономического статуса мы, как и другие республики Союза, оказались в совершенно ином положении. После принятия закона «Об общественных организациях» творческие Союзы были лишены государственного финансирования и оказались в одном списке с прочими общественными образованиями, которых сегодня в Армении насчитывается около пяти тысяч. Разве что оставили за творческими союзами здания, где они размещались.
Но, сравнивая свой статус со статусом архитектурных сообществ зарубежных стран, мы понимали, что надо менять ситуацию. Там объединения архитекторов, созданные на добровольных началах, функционировали без государственной поддержки, но на своих организационных принципах. Союз должен быть регулятором творческой деятельности, гарантом защиты авторских прав, создателем атмосферы добросовестной конкуренции – это то, к чему мы всегда стремились.
Кто и сколько работал над проектом нового закона?
— Это очень непростой процесс. Долгое время нам пришлось восстанавливать свое право называться Союзом, нас этого лишили в 90-е годы, чтобы не было ассоциации с советскими временами.
Работу над проектом начали еще в 2007 году. Была создана комиссия. Вначале думали о едином законе, советовались с юристами Национального собрания. Изучали законодательные акты архитектурных Союзов и Палат зарубежных стран. Конечно же, учитывали и всё то хорошее, что было накоплено за годы нашей предшествующей работы. В конце концов пришли к выводу, что не может быть единых стандартов для всех, скажем, для писателей, кинематографистов и архитекторов. Каждый творческий союз должен выработать свою систему регулирования профессиональной деятельности.
Отмечу, что мы нашли понимание и со стороны Министерства градостроительства, которое также приняло участие в разработке закона. Проект прошел экспертизу всех министерств и ведомств. Поступило много замечаний, поскольку с принятием настоящего закона государственным органам необходимо будет внести коррективы и в действующие законодательные акты других областей деятельности. В ближайшее время проект, после внесения поправок, будет обсуждаться в правительстве и в парламенте. Надеюсь, что при правильной подаче нам удастся убедить законодателей в необходимости его принятия.
И вот когда это произойдет, тогда начнется настоящая работа. Необходимо будет во многом пересмотреть принципы нашей деятельности. Во-первых, утрачивает силу механизм государственного лицензирования, и профессиональную пригодность соискателя теперь будет устанавливать Палата. Предстоит разработать ее устав, составить реестр со сведениями обо всех аттестованных и действующих архитекторах, установить технические нормативы и профессиональные стандарты по принятым мировым образцам, разработать программу действий на ближайшие годы.
Непременным условием для членов Палаты, помимо обязательного высшего образования и стажа работы, является повышение своей квалификации путем прохождения ежегодного обучения на курсах усовершенствования. Например, в некоторых европейских странах установлен ежегодный норматив в 35 часов. Надо будет подумать и о том, как нам организовать подобное обучение. Палата будет вести просветительскую и информационную деятельность. И многое другое…
- Повлияет ли закон на повышение авторитета архитекторов в обществе?
— Думаю, что да. Сегодня сложилась странная ситуация, когда труд архитектора недооценен, его относят к сфере общественных и бытовых услуг. Но как можно приравнивать работу архитектора к работе, скажем, парикмахера? Работа архитектора – это услуга государственная. Созданное им имеет долгую жизнь, обладает большой ценностью, часто является лицом государства и общества. И нельзя вульгаризировать, преуменьшать ценность этой услуги.
Мы связываем с законом большие надежды. Он предоставляет возможность сделать сферу деятельности архитекторов свободной и прозрачной, какой она и должна быть. Все проектировщики на конкурентной основе смогут участвовать в осуществлении новых архитектурных идей. А не так, как сейчас, когда существует административный пресс и диктат заказчика. Кроме того, недостаток нынешней системы государственного лицензирования заключается в том, что сегодня человек любой профессии – биолог, юрист, ветеринар – может набрать группу проектантов-профессионалов и получить лицензию на архитектурную деятельность. Мы считаем, что только лицензированный Палатой архитектор должен заниматься и организационной работой, и осуществлять творческое руководство.
Рейтинговая система должна настроить зодчего постоянно работать над собой, находиться в творческом поиске. Палата будет поощрять и награждать авторов выдающихся работ.
И еще. Сегодня к нам обращаются известные архитекторы из других стран с предложениями работать здесь, строить что-то по своим проектам. Просят порекомендовать специалистов в помощь. Мы можем сделать это, у нас есть талантливые архитекторы. Но они там, за рубежом, они привыкли работать по другим законам и не смогут вписаться в нашу архитектурную действительность. У них вся информация открыта, решения принимаются не келейно, а на конкурентной основе, действует система жестких стандартов и правил. Всё это необходимо сделать и нам, чтобы оздоровить атмосферу в архитектурной среде и в обществе в целом. Сфера деятельности архитекторов должна быть прозрачной.
Как будет устанавливаться членство в Палате Архитекторов Армении?
— Палата является правопреемником Союза, и все члены Союза архитекторов Армении, имеющие сегодня лицензию на творческую деятельность и осуществляющие ее, автоматически становятся ее членами. Те же члены, кто в силу разных причин уже не занимается архитектурной практикой, получают статус «почетных» с правом голоса и возможностью участвовать во всех мероприятиях Палаты. Это же касается и тех специалистов, которые не являлись членами Союза, но 25 и более лет работали в сфере архитектурного проектирования. Помимо этого, членами Палаты имеют право стать теперь и инженеры-конструкторы, которые работают в тесном союзе с архитекторами.
Что касается новых кандидатов на вступление, то их отбор будет проводиться более тщательным образом. Ведь только аттестованные члены Палаты получают право на самостоятельное проектирование. По новому закону архитектор несет ответственность за весь цикл работ – от проекта до конечного результата, что значительно повышает его роль. И за всё отвечает персонально он, а не фирма, в которой он работает. Как руководитель проекта он принимает обязательство работать по всем тем правилам, которые установила Палата. Международные стандарты профессионализма в архитектурной практике требуют от зодчего, во-первых, соблюдения правил архитектурной этики. Он должен разрабатывать проекты только по действующим нормам и не нарушать их. Если подобное произойдет, ему необходимо поставить в известность об этом Палату. Если же об этом мы узнаем из других источников, к нарушителю будут применены дисциплинарные санкции, вплоть до лишения лицензии в случае повторений.

Павел Джангиров

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *