Корочка — это еще не хлеб

В июне достоянием широкой общественности стала поступившая из Израиля информация о том, что Минздрав этой страны подал в полицию жалобу на местных стоматологов с липовыми армянскими дипломами. Как выяснилось, уже год в этой стране не утверждают дипломы врачей, выданных армянскими университетами.

Известие,конечно, неприятное, но надо признать, давно ожидаемое. О качестве преподавания в большинстве частных вузов, которые, как грибы после дождя, выросли на ниве нашего многострадального высшего образования, известно всем и давно. О том, как нетребовательны и снисходительны преподаватели этих вузов к студентам, преимущественно иностранным, тоже ни для кого не секрет. По сути эти вузы давно трансформировались в некую псевдообразовательную синекуру, где главное – вовремя платить за так называемое обучение, а затем, «благополучно» сдав госэкзамен, получить диплом государственного образца.
Более того, по данным Службы национальной безопасности РА, ректоры некоторых частных вузов, аккредитованных Минобром, выдавали дипломы лицам, вообще не посещавшим занятия и даже экзамены.
За «кадром» проблемы все эти годы оставался главный вопрос – а нужно ли нашему государству с его высочайшим уровнем безработицы, с невостребованностьюогромной армии специалистов, которых ежегодно продолжают вбрасывать во все сферы экономики, столь большое, неадекватное ни нашим потребностям, ни нашим возможностям количество вузов –государственных и частных? Подобный подход без всякого учета реальных перспектив по сути девальвировал само понятие «госзаказ». В свое время экс-министр науки и образования Армен Ашотян заявил, что образование выполняет двойной заказ – экономики и общества. Между тем, давая отрасли столь ответственный заказ и выделяя на это солидные деньги из нашей не самой богатой казны, ни общество, ни экономика всерьез не озабочены тем, чтобы обеспечить востребованность заказанных специалистов. Поэтому уже никого не удивляют бармены, менеджеры, продавцы, таксисты с красными дипломами госвузов, которые они в свое время окончили в рамках госзаказа.
Впрочем, карьера некоторой части молодых специалистов с первых же шагов складывается вполне успешно. Сразу после завершения образования они получают престижное и хорошо оплачиваемое место по специальности и блестящие перспективы на будущее. При этом какой именно вуз они окончили –государственный или частный, какими успехами в учебе блистали, никакой роли в сущности не играет – всё решают родство и полезные связи. Но так везет далеко не всем – нередко за бортом остаются по-настоящему талантливые, сильные.перспективные кадры, вынужденные довольствоваться тем, что предлагают, и мизерной зарплатой. В результате многие из них покидают страну и неплохо устраиваются за ее пределами.
Таким образом, в результате непродуманной политики в сфере высшего образования, когда без всякого учета сложившихся в экономике реалий государственные и частные вузы продолжали штамповать огромное количество специалистов, знания многих из которых вызывали большие сомнения, мы пришли к следующему: как выяснилось нынешним летом, во время вступительных экзаменов в вузы, еще недавно готовые на любые лишения ради образования своих детей семьи теперь ничего подобного делать не желают. Так, на платные 50 мест факультета физики ЕГУ оказалось всего 3 претендента, на 26 вакансий факультета химии – 2. Изучать родной язык и литературу за деньги согласились лишь 30 абитуриентов из возможных 120, экономику – 80 из 130. Подобное или даже еще более удручающее положение и в других вузах. Между тем, похоже, в недалеком будущем многим из них, не полагаясь на щедроты госказны, придется осваивать сложную науку финансового самообеспечения (первым на этот путь уже ступил Лингвистический университет им. Брюсова). А в отсутствие солидного контингента платников сделать это будет практически невозможно.
Так давайте посмотрим правде в глаза и признаем, что система высшего образования зашла в тупик и переживает кризис, причем вполне предсказуемый. Главное –на протяжении многих лет мы сознательно игнорировали главное условие разумного планирования – тесную увязку спроса и предложения на очень уязвимом рынке образовательных услуг. Когда в конце 90-х — начале нулевых спрос на высшее образование (а точнее, на дипломы) зашкалил все разумные пределы, когда даже вчерашние кондитеры и сторожа, ориентируясь на этот бум, стали открывать собственные частные вузы, мало кто всерьез задумывался над тем, чем это может кончиться.
Что же ожидает среднестатистического молодого человека, стоящего перед сложным выбором своего жизненного пути? Сегодня, как показал опыт нынешней вступительной кампании, каждый (повторяю, каждый) может поступить в любой вуз и даже успешно его окончить. В отсутствие всякой конкуренции от него будут требовать только одно –исправно платить. Словом, сегодня мы вступили в опасную фазу, когда значительно опережающее спрос предложение на рынке образовательных услуг по сути низведет до нижайшей черты уровень преподавания, требовательность к студентам, принципиальность в оценке знаний, а на первый план выйдет главное –любой ценой сохранить редеющий с каждым годом контингент.
Всё это было ожидаемо и предсказуемо. Родители и их дети, озабоченные получением престижной корочки, наконец, поняли, что эта корочка –еще не хлеб в будущем, что платить по 1,5-2 миллиона за ожидание в перспективе мифических вакансий – слишком дорогая цена, что диплом физика или химика вовсе не обязателен для смешивания напитков в баре, а молодым людям вполне можно обойтись без диплома зоотехника или ветеринара, чтобы развозить яйца и тушки по магазинам и рынкам.
Многие из них охотно освоили бы востребованные рабочие профессии –строителей, монтажников, крановщиков, сантехников, но по сути разрушена и система среднего профтехобразования, стабильно обеспечивающая занятость молодых людей. Часть их в поисках работы, не желая сидеть на шее родителей, покидает страну. Так хочется верить, что не навсегда…

Лиана Петросян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *