Константинопольский летописец

Патриарх фотографии и живая ее легенда, Ара Гюлер по праву может быть назван летописцем. Летописцем не только своего родного Константинополя, но и страны, эпохи. Этот человек стал классиком фоторепортажа, признанным мэтром портретного фотографического жанра – одного из самых трудных, несмотря на кажущуюся его простоту. Никаких постановочных картинок, особых изысков – просто гениальное умение увидеть нужный кадр в нужное время.

Сомнения юного Ара

Сальвадор Дали и Ара Гюлер

Сальвадор Дали и Ара Гюлер

Ара Гюлер родился в Константинополе в 1928 году. Армянская семья владела аптекой, а для восточного города подобное заведение сродни местному кафе – сюда заходили далеко не только за лекарствами, беседы соседей сближали, помогая дню склониться к закату, а маленького бизнеса хватало, чтобы глава семейства мог достойно содержать близких.
Это был район, который тогда назывался Пере, здесь жили христиане. Больше всего было греков, но и армян немало, жили мирно, по-соседски, все – трудолюбивые и, как правило, талантливые, каждый по-своему. Район был славен разнообразными мастерскими, интересными книжными и антикварными магазинами – самобытное, словом, было место.
В 1955 году, как всегда – вдруг и с тяжелыми последствиями, произошло обострение извечной турецкой болезни: в районе Пере произошли погромы. Громили и убивали в основном греков, но и армянам, разумеется, досталось тоже. Пострадали ли в этих погромах Гюлеры – неизвестно, сам маэстро нигде об этом не говорит, но то, что жизнь уже не могла протекать по старой колее, очевидно.
В любом случае – а надо полагать, что благодаря личностным качествам и интересам отца Ара – завсегдатаями околоаптечных бесед были не только приболевшие соседи, но в основном люди творческие, качественная часть константинопольской богемы того времени. Видимо, поэтому Ара в детстве знал ответ на вопрос о том, кем он будет, когда вырастет – актером театра. В школе без Ара не обходилась ни одна постановка, а еще он ходил на курсы драматического искусства, которые вел Мухсин Эртугрул, режиссер и актер, во многом определивший развитие театра в Турции и его современное состояние.
Параллельно с театром Ара увлекся и кинематографом, что, впрочем, не помешало ему стать фотожурналистом, когда пришел момент выбора профессии. Ему было 22 года, когда он стал фотокором газеты Yeni Istanbul, одновременно штудируя премудрости экономической науки в университете. Чуть позже Ара Гюлер переходит в другую, более популярную газету Hürriyet.

Города и страны

Сальвадор Дали

Сальвадор Дали

В 1958 году известное американское издание Time-Life открывает филиал в Турции, и Гюлер становится его первым фотокором на Ближнем Востоке. Очень скоро имя Ара Гюлер становится достаточно популярным и известным, что дает ему возможность сотрудничать и с другими знаменитыми изданиями – Paris Match, Stern и лондонской Sunday Times. В этот период творчества Гюлер видит себя в качестве «визуального историка», утверждая, что без присутствия человека в кадре для него нет фотографии. А еще основными правилами Гюлера были правдивость и реалистичность: «Фотограф не может быть художником. Его дело – гоняться за правдой», – говорил он.
Начало 1960-ых ознаменовалось знакомством со знаменитыми Марком Рибудом и Анри Картье-Брессоном – двое великих уговорили Гюлера работать на агентство Magnum Photos. Как результат, в 1961 году британский ежегодник Photography Yearbook уже называет Гюлера одним из лучших фотографов мира, и тогда же он оказывается единственным фотографом из Турции, попавшим в члены американского Общества фотожурналистов.
Ара Гюлер обожает снимать портреты до сих пор, а начало этому пристрастию было положено тогда же – свои портреты он называл «фотоинтервью». Замечательно емкое слово, точно и коротко описывающее неисчерпаемые возможности жанра, если исполнителем является великий фотограф. Среди его героев Уинстон Черчилль, Индира Ганди, Альфред Хичкок, Сальвадор Дали, Пабло Пикассо, Мерилин Монро, Мария Каллас и многие, многие другие.
0_b4b1e_31479dab_orig«Если человек сделал за свою жизнь сто фотографий, это действительно великий фотограф. Для фотографа оставить после себя сто фотографий – выдающееся достижение. То же самое касается писателя. Что осталось из произведений Гюго? Сервантес наверняка написал больше, чем один роман, но остался только «Дон Кихот». Если меня будут помнить по двадцати-тридцати фотографиям, я буду считать это отличным достижением», – сказал как-то Гюлер, явно поскромничав. В действительности количество созданных им великих снимков явно переваливает за сотню, причем не одну. И далеко не всегда это портреты людей.
Сотрудничая с Time, Life, Horizon, Newsweek’ и другими изданиями планетарной известности Гюлер объездил полмира, через его объектив прошли в частности Иран, Казахстан, Афганистан, Пакистан, Индия, Кения и даже совсем уже экзотическая Новая Гвинея. Армения и Турция, разумеется, в первую очередь.
Одно из изданий книги Орхана Памука «Стамбул: воспоминания и город» иллюстрировано потрясающими фотографиями Гюлера, черно-белыми, но невероятно естественно и глубоко передающими настроение и суть, душу мегаполиса. Два мастера – прозы и фотографии – создали действительно шедевр, подобного которому нет в мире.
e49f4d5c54da44a3936d5262e03bcd41_XLЕго фотографии Западной Армении поражают воображение. Храмы Ани и других армянских городов величественны на них, и даже не сразу понимаешь всю плачевность состояния памятников, преданных забвению, а подчас и сознательному разрушению.
Количество авторских альбомов Ара Гюлера сравнимо с числом полученных им премий и наград – несть им числа. И как само собой разумеющееся признание – звание фотографа века в Турции и прижизненный музей собственных произведений, в три этажа, в Константинополе.
И всё же память об отцовской аптеке не умерла, воплотившись в кафе «Ара», собственное кафе Гюлера, где можно отдохнуть от городской суеты и побеседовать с кем-нибудь – как тогда, много десятилетий тому назад. Расположено оно в том же бывшем Пере, теперь это один из главных городских проспектов, и в «Ара» практически всегда очереди, даже несмотря на то, что заведение безалкогольное. Хороший чай и отборный кофе, горячий шоколад и умиротворение – вот что ищут здесь люди. А если выпадет честь и возможность увидеть и поговорить с человеком с удивительно мудрыми глазами, то можно считать, что в вашей жизни случилось незабываемое.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *