Когда, кому и как досадили павликеане?

Часть 8

Пророк Мухаммед

Пророк Мухаммед

У армян существует многопараметрическая система сохранности связи поколений. Это имена дедушек-бабушек (а часто — прадедушек и прабабушек или даже их братьев или сестер), которыми нарекают новорожденных членов семьи. Это увеличенные свадебные фотографии предков, вывешенные на стенных коврах в деревенских гостиных. У наследников советской номенклатуры — живописные портреты над диванами и «горками». И у всех после очередных войн — портреты павших героев. Это семейные альбомы, что любят листать малыши. Это тосты, всегда звучащие за праздничным столом в поминовение ушедших в мир иной. Это рассказы и байки в семейном кругу об их подвигах и проделках и песни про храбрецов-зейтунцев и героев прошлого. Согласитесь, что немало.
Вместе с тем всё перечисленное способно выживать и передаваться из поколения в поколение, если глава семьи занят созидательным трудом, а вся семья находится в развивающей среде обитания. Признаемся, что в семьях, где за праздничным столом собирались токари и комбайнеры, инженеры-технологи и инженеры-конструкторы, слесари-сборщики и физики-ядерщики, литературные критики и всамделишные композиторы, а поставленные на стул малыши декламировали стихи наших великих поэтов и мечтали о карьере летчика-испытателя, астронома или космонавта, традиция как таковая, и традиция сохранения памяти предков, была сильна и велика. Несравненно сильнее, чем в тех, где собираются страховые агенты, охранники олигархов, парикмахеры, банковские клерки, экспедиторы и продавцы. Не потому, что поименованные специальности гораздо хуже. А потому, что работают в них люди не по призванию, а по принуждению материальных обстоятельств. Не по зову сердца, а по велению желудка и в условиях деградации интеллекта. А иных профессий у нас в стране вроде бы и не осталось за малым исключением. И малое исключение — врачи, что также превратились в продавцов лекарств и услуг, а политики — в охранников олигархов. И тоже — в условиях деградации интеллекта и души. Но ведь если подобная скудость выбора и отсутствие созидательности в труде продолжатся еще пару поколений, — выродимся к чертовой бабушке, и не исключено, что в соответствии со сверстанным некогда планом. Чьим? Вот для ответа на этот вопрос вернемся к нашим павликеанам.
Итак, все информационные ресурсы, включая учебники по истории армянского народа для учащихся VII класса, в один голос утверждают, что движение павликеан зародилось в Армении в VII веке как национально-освободительное движение, развернувшееся против арабских нашествий и феодализма. К загадочному феномену «феодализма» мы обратимся в следующих публикациях, а пока пристальнее вглядимся в арабов. Итак, Двинский собор 554 года уже констатировал факт наличия павликеан, а Двинский собор 584 года даже осудил их за ересь задолго до того, как пророк Мухаммед стал получать свои откровения свыше. Более того: во времена Двинского собора 554 года Мухаммед еще не родился, а бедуины Аравии ведать не ведали, что станут мусульманами. Что примут они новую религию и спустя много десятков лет после обоих Двинских соборов дойдут до Армении, где их правоверные халифы провозгласят Ад-доуля аль-Арманийя, или Государство Армения, безо всяких аннексий и порабощений. Кроме того, павликеане той поры не могли предвидеть, что сам пророк Мухаммед провозгласит, что нога арабского воина не ступит на землю Армении кроме как по приглашению армян.
Согласно преданию, пророк еще в юности общался с будущим патриархом Армянской Апостольской церкви в Иерусалиме Абраамом. Во всяком случае грамота, дарованная им в дальнейшем армянам Иерусалима, и переданная лично из рук в руки армянскому вардапету Абрааму, свидетельствует об огромном уважении, испытываемом к его персоне, и заботе об армянах. Что случилось с другими подобными грамотами, Богу и его пророкам известно, но эта сохранилась. Ниже привожу купюры из текста грамот, которые в дальнейшем заново, но в точности, переписывались и вручались армянам и при правоверном халифе Омаре I (Умар ибн аль-Хаттаб), и в правление Али ибн Абу Талибана, и во времена египетского султана Салах-ад-Дина (Саладина), но местами выделяю шрифт для привлечения внимания:

«Я победитель Салах-ад-Дин сын Аюба, сына Шади, с достоверной победой моей дал грамоту сию.
Благодарение Богу, что собственной рукой ничтожного открыл двери Св. Града и его храмы очистил от идолов. Молитва и здравие тому, кто ради мира рода человеческого, был послан и сей есть Мухаммед сын Абдаллаха (да будет молитва и доброе здравие ему и соратникам). Сие есть то, что написал Мухаммед и тоже утвердил повелитель, могущего и прославленного и прекрасного храма, султан Салах-ад-Дин. Указу Мухаммеда повиновался так же и сын Хаттаба Омар — наш господин. Сему покорно последовал сын Абу Талибана Али — наш господин.
И нам следует повиноваться и последовать их стезям. Они из христианских народов, по требованию повиновения Пророку Божьему, избрали Армянский народ и их единоверцев, христианских народов — эфиопов, коптов и сирийцев. И ныне было написано, и для упомянутых, и в целом для всех народов, которые нам были вручены Богом; для дальних и ближних, знакомых и незнакомых было написано сие, как бы трепетный Завет и общеизвестный Указ, и как бы переданное наследство моим преемникам, посредством которого проявится их правдолюбие. Сие есть предоставленная обязанность мусульманам, которую они должны достойно соблюдать. И если кто-либо, соделает больше того, что предписано здесь, тем самым обесчестит заключенный здесь Завет; и если будь кто-либо из верующих или мусульман будет противиться сему, то будет считаться воспротивившимся указам Божьего Пророка.
Сию грамоту одобрили — вся моя знать, дворцовые и приживалы, и их [совершеннолетние] потомки. Поистине, кто воспротивится сему, будь то мусульманин или верующий [христианин], царь или другой кто-либо, тот обесчестит Божественный Завет, станет подсудным и пренебрегшим своими долгами.
Мой Завет и обязательства [перед армянами] очень велики, их требует Господь у Пророка и Апостола, и у царя, стоящего непосредственно рядом с истинным поклонением Богу; и сия обязанность есть соблюдение заповедей, установленная божественным Заветом. Обязанность, коей будут охраняться ущелья и пальмовые сады, будут защищаться подданные всех больших и малых уездов и губерний; и будут безопасны [для них] их молитвы и церкви, в частности большая церковь, названная Мар Якубом (церковью Святого Акоба, или Иакова), которая находится у Сиона в юго-восточной стороне города, а так же их церковь, известная, как церковь Оливок (Зейтунац), и церковь, известная как темница Христа (Святого Спасителя), церкви Вифлеема и Наблуса, также место, найденное позади храма Воскресения (церкви Св. Григория), к которому они относятся с большой верой, и то место, откуда по их мнению выходит свет, которое есть могила Мессии (да пребудет мир с Ним), а также верхние и нижние пределы Голгофы, и само место (место, где стоял Крест), и церковь Св. Ованнеса. Сии есть места и стороны народа Армянского, внутри и вне города, и чтобы кто из христианских народов не оспаривал бы эти места.
Эти места отдал им, как и заранее даровал Божий Пророк [Мухаммед], и следуя ему — его знатные друзья; и я тоже полностью отдал им все это вместе с церквями и молельнями, комнатами для монахов и паломников, где бы ни находились бы — будь то в горах или в ущельях, или в пещерах.
И их вера и владения да будут непоколебимы, будь то на море или на суше, на Востоке или на Западе, где владычествует мое дыхание. И чтобы между ними и верующими моего народа не ставилось бы какое-то различие; и да будут обезопасены от всякого рода скорбей и лишений, мерзостей и зла.
И если кто-либо сделается врагом к каким-нибудь их местам, да будет считаться врагом мне, моим слугам и моему народу.
Их безусловным владыкой являюсь я, а поэтому следует и достойно защищать их от всякого рода мерзостей. И если случится внешняя проблема, пусть они сами и решают ее, а вы из-за таких дел не ожесточайтесь на них.

Чтобы епископ не оставлял бы своего епископства, христианин своего христианства, вардапет своего вардапетства, путник своего пути, и чтобы никто из вардапетов не был бы изгнан из своей кельи.
Никого из христианских народов не увещевайте принимать ислам. Чтобы не разрушились бы церковные дома или места молитвы. И кто такое дело сотворит, да будет клятвопреступником Божиим и противником Его Пророка, который сию грамоту клятвы дал [армянскому] Патриарху Абраму; такой да будет противником Омару, а также моим обязательствам и заветам, которыми заключил Завет с ними и их последователями эфиопами, коптами и сирийцами; таковые да будут беззаконными пред Богом и [неоплатными] должниками Пророку и его друзьям.

И если вардапеты или епископы понесут трудности в каких-либо делах, то в таких случаях нужно утешить в их нуждах. Свыше положенного не облагать налогами торговцев и их продажи. Пусть платят налоги в год 12 динариев, и свыше их возможностей не нагружать их налогами, а также с налогоплательщиков не требовать свыше их возможности.
В случае войны с врагами, чтобы ничего не требовалось бы с них, ибо эта война не для них ведется, а только пусть платят обычные налоги.
И если они будут нуждаться в ремонте своих церквей, то пусть мусульмане поспешат помочь им в пожертвованиях, и это нужно не из-за того, что верим в их религию, а как милосердие и милостыню и во славу клятвы Пророка Божьего, а также во имя Бога и Его Пророка. Да не будет так, чтобы их имущество или животные использовались бы как повинность; да ни будет так, чтобы кто из них стал бы рабом за цену серебра, да не будет так, чтобы кто-либо из мусульман в делах их чинил бы препятствия.
И если кто-либо опровергнет или же упростит эти каноны, да будет такой клятвопреступником пред Богом и Его Пророком, который и дал сей Завет и договор Патриарху Абраму, а после него передалось епископам, вардапетам армянским и народу Армянскому, и их последователям — эфиопам, коптам и сирийцам. Обязанности, наложенные на Пророка и его народ, намного более суровы и беспристрастны, чем те обязанности, которые исходят из безопасности веры и устных обещаний.
И сия верительная грамота, с моей стороны и моих преемников халифов, рода Мухаммеда, всех верующих и мусульман, да пребудет неизменна, ныне и до кончины мира и до времен, когда Господь унаследует Землю, и Он есть Благовест всех наследующих.
Сие засвидетельствовали присутствующие братья мусульмане и верующие. [Фетфа] была написана числа 20 месяца Раджа и нашего Пророка (да пребудет мир с ним) 582 года Хиджры (1187г.). Господь да упокоит в мире.
Засвидетельствовал и я — ничтожный Иззэддин. Засвидетельствовал так же и я — ничтожный Шейхэддин. Засвидетельствовал так же и я — ничтожный Начмаддин Иртихам. Засвидетельствовал так же и я — ничтожный Абулаван».
Отметим засвидетельствованный в грамоте Пророка факт, что гора Сион и все постройки вокруг нее, включая все, что связаны с пребыванием Христа на земле, находятся в Армянском квартале Иерусалима, а потому термин «сионизм» несет довольно зловещую для нас смысловую нагрузку. Неужели сработал принцип «Как назовем — так и сработает»? А ведь «сионизм» как идеология зачистки и этой, и близлежащих территорий под будущую государственность евреев и подконтрольных им режимов впервые упомянут в 1890 году. Но вернемся к нашей основной теме.

Итак, павликеане. Оказывается, что единственной политической силой, оказывавшей им реальную помощь при любых режимах в Армении и Византии, был как раз-таки Арабский халифат. Халифат, дававший изгнанникам с родины — павликеанам — не просто пристанище, но и соблюдавший их экстерриториальность на острове Метилена (упоминается наряду с топонимом Мелитена), который язык не поворачивается назвать Лесбосом. Но это непотребство не имеет отношения ни к патриархальным павликеанам, ни к правоверным арабам, ни к живущим там сегодня православным грекам, а имеет прямое отношение к эпохе Просвещения и ее информационным вбросам, к которым обратимся отдельно. А пока отметим, что павликеанская Метилена являлась той самой Третьей Арменией, которую учредил в своей XXXI новелле, а фактически подтвердил факт ее существования, император Византии Юстиниан. В качестве государства павликеан она продержалась и процветала вплоть до крестовых походов, около двухсот лет, т.е. вдвое дольше, чем правят Виндзоры. Так в чем же дело?
А за ответом отправимся-ка в Юго-Восточную Азию, где мы пока не бывали.
Почти так же, как в XIII веке некий раввин обнаружил свиток, в котором впервые сообщалось о многотысячелетнем разводе Адама и Лилит и его последующей, но задним числом, женитьбе на Хаве-Еве, так в 1939 году в Китайской провинции Шэнси чиновник американского марионеточного режима Гоминдана обнаружил «древнейшую» рукопись под названием «Тридцать шесть стратагем. Тайная книга по военной тактике». В 1941 году трактат впервые был отпечатан в провинциальной типографии, а спустя ровно 20 лет, в 1961 году, — в газете «Гванмин Жибао». И трудно сказать, Ален ли Даллес вдохновлялся иезуитскими приемчиками, изложенными в политическом апокрифе честных китайцев, что за всю свою историю никогда не были агрессорами, а пытались, как и мы, защитить свое. Или они сами изложили подлые хитрости влияния на всё и вся — в предчувствии откровений Даллеса. Как некогда павликеане появились в предчувствии арабского нашествия.
В 70-е годы прошлого века, под музыку рок-энд-ролла, эти рекомендации по подлому управлению миром были вброшены на Запад, А в 1988 году, аккурат в разгар перестройки, — в Советский Союз, где в переводе на русский язык вышли «Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать» Х. Зенгера.

Трактат состоит из 36 концепций искусства вражды и коротких пояснений к ним. И вторая же гласит:

«Лучше врагов разделить,
Чем позволять им быть вместе.
Нападай там, где уступают,
Не нападай там, где дают отпор».

Если попытаться представить врагами армян и арабов, как старательно подначивают политагитаторы учебников, СМИ и интернет-ресурсы, то нет, не прокатит: никогда не были мы врагами друг другу. Даже вне проблемы павликеан. Напротив, оба народа на протяжении всей истории существования сотрудничали и оказывали друг другу всемерную поддержку. Более того: в истории обоих народов есть уникальный опыт взаимного политического уважения и веротерпимости, который не повторен нигде на земном шаре, включая государственности Евросоюза, что жужжат сегодня магическим словом «шенген», но еще в прошлом веке дважды, и по нескольку лет, непонарошку бились на полях сражений с применением иприта и авиационных бомб. Уж не говоря о тридцати- и столетних войнах Средневековья. И то ли еще будет. Между тем армяне и арабы за более чем два тысячелетия четырежды побывали в рамках единой государственности — и без проблем. Первой была империя Тиграна Великого, охватившая весь Ближний Восток, — период, когда арабы находились в политической зависимости от Великой Армении, и огромная тогда Сирия добровольно вошла в ее состав. Затем — Эдесский эмират, сменивший армянское Эдесское царство, — государство, где попеременно и совместно правили армяне и арабы. Затем, наоборот, — Армения в рамках Великого Арабского халифата, и тоже на добровольных началах. А еще — остров Мелитена площадью 1630 кв,км, дарованный ими армянам-павликеанам. И, наконец, оба народа — под игом Османской турецкой империи. И какова бы ни была этническая и политическая иерархия, оба народа легко уживались и никогда не генерировали ненависти друг к другу.
И сейчас, когда на территории Сирии идут кровопролитные бои против ряженой нечисти, каждому на Ближнем Востоке ясно, что взрывы церквей, расстрел женщин и детей, и в том числе — в памятной для нашего народа пустыне Дер Зор, где захоронены сотни тысяч армянских костей, — это прямое продолжение геноцида армян и сирийцев. Т.е. народов, подлежавших охране согласно фетфе Пророка всех мусульман, но уничтожаемых карнавальными солдатами «исламского» проекта нелюдей. Люди Востока — они мудры, и подсаженные в начале прошлого века в различных странах фальшивые династии иноверцев в роли арабских королей и князьков, нарушающих требование Пророка, чтобы «вера армян и их последователей, их владения были непоколебимы, будь то на море или на суше, на Востоке или на Западе… И чтобы между ними и верующими моего народа не ставилось бы какое-то различие; и да будут обезопасены от всякого рода скорбей и лишений, мерзостей и зла», выдают себя с головой даже по одному этому признаку.
Но каждый знает, что армянские бойцы и ополченцы не сдадут ни пяди сирийской земли, ни один опорный пункт, не предадут ни одного арабского воина. И счет на погибших героев-армян уже велик, но почетен. При этом на тему Геноцида армян сегодня, а не 100 лет назад, молчат армянские и российские телеканалы, уж не говоря о западных, которые хоть «вау!» уже не кричат. Да и с чего бы?
Но самое интересное здесь то, что ни армяне, ни арабы не просто не считают врагами друг друга, но также не считают какой бы то ни было на свете народ своим историческим врагом. Ну разве что турок. Но как свидетельствуют современные генетики, старая армянская обзывалка «тркот», или «турк», и не является вовсе единым народом, но может оцениваться как некая мультиэтническая политическая общность, притом светская, а не исламская. Этот этнический конгломерат разжирел на армянских землях и богатствах в начале XX века в результате геноцида армян, а к концу того же столетия — на рынках сбыта, подаренных им перестроечными предателями СССР, и в том числе — рынках сбыта продукции, производимой советской Арменией. Вот с каких пор у нас при деле одни таксисты и лоточники, а на расцветших за последние 25 лет турецких фабриках и заводах вновь зазвучала армянская речь.
Между тем существует реальная глобальная сила, которой ох как хотелось бы нарисовать в историческом пространстве вражду арабов и армян, и тем самым, согласно «китайской стратагеме номер два», «лучше врагов разделить, чем позволять им быть вместе». Заметим, не врагов друг другу, а два народа, признаваемых этой силой за собственных врагов, или серьезную историческую помеху для своих планов.
Вообще этим стратагемам предпослана интересная глобальная концепция: «Шестью шесть — тридцать шесть. В расчёте — искусность, в искусности — расчёт. Инь и Ян сменяют друг друга, на этом зиждется хитрость. Необходимую уловку нельзя загодя предугадать, в негибком планировании нет победы».
Запутано, но почти понятно. А при чем здесь число 36? Число, которое китайским стратегам ничего не говорит, а для нас — основа знаний не только в письменной грамоте, но также и в системе познания как такового. И здесь вспоминается интересный факт из прошлогодних событий. В середине апреля Папа Франциск совершил в базилике св. Петра мессу, в ходе которой официально провозгласил Григора Нарекаци 36-м Учителем Церкви к столетию геноцида армян в Османской Турции. Красивая была месса! Пел наш церковный хор вместе с ватиканским, со своими словами обратились к верующим мира Католикос всех армян Гарегин II, Католикос Великого Дома Киликии Арам I, а также предводитель армян-католиков мира Его блаженство католикос-патриарх Григор Бедрос XX. Упиваясь трансляцией службы, мы даже готовы были забыть, что просьба об объявлении гениального и праведного Григора Нарекаци Учителем Церкви, направленная Армянской католической церковью Папе Иоанну Павлу II, провалялась в канцеляриях Ватикана с 1988 года без ответа. А польский масон-понтифик продолжал кататься в своем пуленепробиваемом аквариуме по всем странам и весям, вводя моду на молитвы во славу Израиля.
Но тут выступил со своим словом пастыря папа Франциск. «В прошлом веке наша человеческая семья пережила три масштабных и беспрецедентных трагедии. Первым геноцидом ХХ века был геноцид армян, а также католиков и православных сирийцев, ассирийцев, халдеев и греков в Османской империи. Остальные два [геноцида] были совершены нацизмом и сталинизмом», — заявил глава Католической Церкви. Так он и вправду — настоящий иезуит? И китаист к тому же? Прикидываясь сочувствующим столетней дате трагедии армянского народа и примазав почему-то к списку халдеев, то есть иудеев, он умолчал, что подробности Геноцида всё еще старательно припрятаны от глаз исследователей в архивах Ватикана. Но при этом использовал чувствительный для нации момент, когда «лучше [своих] врагов разделить, чем позволять им быть вместе». В своей речи папа попытался отделить армянский народ от своего советского прошлого. Прошлого, когда уж наверняка не вопреки воле Сталина и при его жизни были созданы тысячи общеобразовательных, музыкальных и спортивных школ, вузов и научно-исследовательских институтов, Театр Оперы и балета и драматические театры, Картинная галерея, Музей истории Армении, сотни сельских клубов, спроектирован Матенадаран, изданы словари Ачаряна и Малхасянца, народный эпос о Сасунских храбрецах, основана и развита отрасль машиностроения. Отрасль, где в советский период трудились десятки тысяч квалифицированных рабочих, инженеров и техников — тех самых, кто вкупе с научными работниками и творческой интеллигенцией являлись залогом сохранения традиций, поскольку были генераторами и носителями высокого интеллекта и зрелого мировоззрения. И уж наверняка не вопреки воле Сталина и сменивших его руководителей СССР промышленность составляла около 68% в общественном продукте республики против 14% в дореволюционный период и симметрично — сейчас. Сейчас, когда эти хилые проценты включают даже производство родниковой и минеральных вод. Ну очень сложное производство, с которым справился бы и пионерский отряд сталинских времен. Между тем бывшие инженеры и токари развозят по ночам путан на своих такси — по хазам и малинам охранников олигархов. И от них ждать сохранности традиций?
65% национального дохода моей страны в советский период основывались не на страховых компаниях, конторах адвокатов и лавках по торговле турецким барахлом, а на развитой промышленности, и в том числе — химической и машиностроении, объединявших около двух сотен предприятий. Армения поставляла в другие республики электромашины, передвижные электростанции, генераторы, электродвигатели, силовые трансформаторы, электронно-вычислительные машины, приборы контроля и регулирования технологических процессов, металлорежущие станки, кузнечно-прессовые машины, цветные металлы, кабельную продукцию, синтетические каучук и корунд, акриловое и ацетатное волокна, минеральные удобрения, химические средства защиты растений, лакокрасочные материалы, автопокрышки, резинотехнические изделия, строительные материалы. А 82% произведенных тканей, обуви, трикотажных и швейных изделий предназначались для внешнего рынка. Армения производила иллюминаторы космических кораблей и электронную составляющую пультов для запусков ракет, антенны для космических обсерваторий. И только на электромашиностроительном заводе имени Ленина работало более 12 тысяч рабочих, инженеров и техников. Специалистов, для которых каждый рабочий день был наполнен творческим поиском и производством конкретных благ для народного, а не олигархического хозяйства. После трудового дня они возвращались в квартиры, бесплатно выдаваемые государством в крепких и красивых «сталинках», что сейчас дороже любых небоскребов. Росла семья — росли квартиры, а молодежь не просто получала хорошее высшее и среднее специальное образование, но и стипендии, которых хватало на авиабилет «Ереван — Москва — Ереван».
Но папа-иезуит приравнял это к Геноциду, начатому еще в 90-е годы позапрошлого столетия и продолжавшемуся до 1923 года под руководством османских дёнме и силами диких турок и курдов вскоре после провозглашения сионизма как идеологии еврейского народа. Посакрушался о судьбе армян, что вековечно и по сей день владеют горой Сион и неспроста являются избранным народом для Пророка и его последователей. А спустя неделю после мероприятий в Ватикане, 20 апреля, за два дня до праздника Песах, пышно отмечаемого в честь того, что все первенцы в Египте погибли за исключением еврейских, понтифик принял у себя делегацию Конференции раввинов Европы во главе с главным раввином Москвы Гольдштейном. Наверняка отчитался о том, как ловко попытался «лучше врагов разделить, чем позволять им быть вместе». Поздравил, наверное, с наступлением 22 апреля людоедского праздника, когда чужих малышей настолько не жалко, что можно ежегодно всенародно веселиться и напиваться до беспамятства. И слегка повинился за излишнюю пышность церемоний. Потому что вслед за этим подтвердил, что «внутри каждого христианина сидит иудей», а кроме того, «нельзя быть настоящим христианином, если не признаешь своих еврейских корней».
А что Григор Нарекаци? Известно, что его отцом был ученый богослов и епископ Хосров Андзеваци, что сочувствовал тондракийцам, и на старости лет был обвинен в ереси и отлучен от церкви. А дядя по материнской линии, учитель Григора, прославленный богослов и настоятель Нарекского монастыря Анания Нарекаци, был обвинен в той же ереси, и историки не исключают, что вопреки собственному желанию на смертном одре подписал написанное чужой рукой проклятие тондракийцам. Но самым интересным является то, что сохранилось предание, согласно которому и за Григором явились стражники для препровождения его на церковный суд за ересь, и случилось вот какое чудо. Он позвал стражников во главе со священником к столу и, вопреки всем своим аскетическим обыкновениям, подал жареных голубей. Когда же гости напомнили, что стоит великий пост, он на глазах у них воскресил голубей, и те, вспорхнув, улетели.
Вера — она такая штука. Вот и нам, как жареным голубям, удается каждый раз вспорхнуть и избежать окончательного съедения каннибалами от политики. Но если честно, то мне эти порхания претят. Уж лучше мы поглубже исследуем свою историю в условиях, когда сознание нам усиленно фрагментируют, друзей выводят врагами, врагов — друзьями, а наше замечательное и недавнее прошлое — «геноцидом», хотя настоящий геноцид сами за несколько десятков лет до этого и сорганизовали. И сейчас продолжают. Ну что с них возьмешь, если совести не только нет, но они и не признают такую ментальную категорию. Но у нас-то она есть! И есть хорошие армянские мозги, которые помогут отличить правду от кривды и заодно, как вещают китайские стратагемы, «закрыть дверь, чтобы поймать вора». А потому в следующей главе примемся за глубокое исследование вопроса и выясним наконец, так чем же отличаются павликеане от тондракийцев и альбигойцев?

Лия Аветисян
Продолжение следует.

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *