Когда, кому и как досадили павликеане?

Часть 7

leonardoВ феврале 2011 года норвежцу Андерсу Брейвику пошел 33-й год. А 22 июля он устроил пятисоткилограммовый взрыв рядом с Домом правительства в Осло, от чего повыскакивали стекла из окон всего квартала, практически было разрушено главное министерство страны – Нефтедобычи и переработки, а также множество офисов и одна редакция таблоида. Семь человек погибли от взрыва на месте, еще один скончался в больнице от полученных травм, 209 получили ранения. Понятно, что среди пострадавших оказались члены правительства.
Затем революционер-одиночка, как его усиленно позиционируют все СМИ, перебазировался на остров Утёйя, где участники молодежного лагеря правящей рабочей партии накануне приняли резолюцию о поддержке Палестины и призыв к Правительству признать это арабское государство. Здесь Брейвик в одиночку перестрелял разрывными пулями 67 человек, ранил 110, а двое подростков, пытаясь спастись от убийцы вплавь, утонули. При этом он пощадил 11-летнего мальчика и 22-летнего мужчину. Бравые полицейские близлежащего участка не отправились на остров сразу, так как не решились на контроперацию против убийцы-одиночки без спецотряда из Осло, который находился в 45 километрах от них и вообще был занят собственным терактом. Таким образом, в резерве у вооруженного до зубов норвежского охотника был почти час для хладнокровного сафари на европейскую молодежь.
Спокойно сдавшийся полиции и отсалютовавший ей нацистским приветствием Брейвик сознался в собственноручной массовой казни подростков, и ему поверили. Кроме того, он отказался признать это преступлением, и после суда воцарился в специально оборудованных трехкомнатных апартаментах тюрьмы Ила, став самым знаменитым норвежцем. Спроси сегодня у людей – и выяснится, что этого маньяка в голубом масонском фартучке с дважды переделанной хирургами-пластиками физиономией знает больше наших современников, чем Хенрика Ибсена или Эдварда Грига.
Но накануне своих людоедских шоу Брейвик, видимо, успел за сутки выучить английский язык, и неожиданно, после многих лет переписки на норвежском, выложил в сеть свой Манифест в полторы тысячи страниц на английском языке, где призвал иудеохристианский мир к объединению против мусульманской угрозы.
Конечно, «иудеохристианство» не является изобретением Брейвика. Еще с конца прошлого века оно неустанно повторялось сперва в теологических, затем политических кругах и даже вошло в обиход научных декламаторов. Особенно оно глянулось могильщику Югославии и всего соцлагеря, папе Иоанну Павлу II, что официально снял с иудеев грех за распятие Христа. Именно посредством тиражирования дефиниции «иудеохристианства» легче было внушить доверчивым европейцам, что одна из сторон в израильско-палестинском конфликте куда как роднее, и нечего сочувствовать стонущим в условиях оккупации палестинцам. Но урок затверживался слабо. И как учительница стучит указкой по столу, чтобы все заткнулись и прислушались, мировой аудитории нужен был такой вот 500-килограммовый «бабах» с жертвами в 77 человек. А еще – 11-летний и 22-летний юноши, помилованные охотником, которому пошел 33-й год. И понятно, что всё это — аккурат 22-го числа 2011 года.
Почему массовые убийцы повернуты на сдвоенных числах? Что в них такого особенного? Просто игры психов? Но если верить специалистам по нумерологии, то число «11» – врата времени; «11:11» означает активацию ДНК, энергию и высшую степень хаоса. Хаоса на всех уровнях бытия и сознания – от самых высоких до самых низких. «22» – и вовсе «масонское число». А вот «9/11» в нумерологии пифагорейцев – «конец». И что тут первично, а что вторично – трактовка ли числа, или оно само, – сам черт не разберет. Как человек, пишущий древнейшим оцифрованным письмом, в котором даже атомный вес металлов был изначально заложен тысячелетия назад, я должна бы отнестись к этому серьезно. Но попросту приведу длинную цитату, начинающуюся с 11-и, из главы 5 раздела «Числа» Ветхого Завета, что вопреки убеждению павликеан был-таки присовокуплен к Святому Писанию евангелистов. Выделение жирным шрифтом – моя инициатива, каюсь.
11. И сказал Господь Моисею, говоря:
12. объяви сынам Израилевым и скажи им: если изменит кому жена, и нарушит верность к нему,
13. и переспит кто с ней и излиет семя, и это будет скрыто от глаз мужа ее, и она осквернится тайно, и не будет на нее свидетеля, и не будет уличена,
14. и найдет на него дух ревности, и будет ревновать жену свою, когда она осквернена, или найдет на него дух ревности, и он будет ревновать жену свою, когда она не осквернена, -
15. пусть приведет муж жену свою к священнику и принесет за нее в жертву десятую часть ефы ячменной муки, но не возливает на нее елея и не кладет ливана, потому что это приношение ревнования, приношение воспоминания, напоминающее о беззаконии;
16. а священник пусть приведет и поставит ее пред лице Господне,
17. и возьмет священник святой воды в глиняный сосуд, и возьмет священник земли с полу скинии и положит в воду;
18. и поставит священник жену пред лице Господне, и обнажит голову жены, и даст ей в руки приношение воспоминания, — это приношение ревнования, в руке же у священника будет горькая вода, наводящая проклятие.
19. И заклянет ее священник и скажет жене: если никто не переспал с тобою, и ты не осквернилась и не изменила мужу своему, то невредима будешь от сей горькой воды, наводящей проклятие;
20. но если ты изменила мужу твоему и осквернилась, и если кто переспал с тобою кроме мужа твоего, -
21. тогда священник пусть заклянет жену клятвою проклятия и скажет священник жене: да предаст тебя Господь проклятию и клятве в народе твоем, и да соделает Господь лоно твое опавшим и живот твой опухшим;
22. и да пройдет вода сия, наводящая проклятие, во внутренность твою, чтобы опух живот твой и опало лоно твое. И скажет жена: аминь, аминь.
23. И напишет священник заклинания сии на свитке, и смоет их в горькую воду;
24. и даст жене выпить горькую воду, наводящую проклятие, и войдет в нее вода, наводящая проклятие, ко вреду ее.
25. И возьмет священник из рук жены хлебное приношение ревнования, и вознесет сие приношение пред Господом, и отнесет его к жертвеннику;
26. и возьмет священник горстью из хлебного приношения часть в память, и сожжет на жертвеннике, и потом даст жене выпить воды;
27. и когда напоит ее водою, тогда, если она нечиста и сделала преступление против мужа своего, горькая вода, наводящая проклятие, войдет в нее, ко вреду ее, и опухнет чрево ее и опадет лоно ее, и будет эта жена проклятою в народе своем».
Но есть у меня вопросы: а что, если муж – циничный Фердинанд Блох-Бауэр, сам подложивший свою Адель в постель Густава Климта? Чтобы со временем она надоела, а картина осталась? Или муж, наоборот, – доверчивый разиня? Эдакий дурачина, что ничегошеньки не заподозрил, и не привел жену к колдуну, который почему-то называется в тексте священником? «Чрево не опухнет»? «Лоно не опадет»? И даже у него самого ничего не опадет и не опухнет? Вот этот узаконенный церковью «тухт у гирь», письменное колдовство и обычное мракобесие, к которому всё еще прибегает самая темная и несчастная часть всех народов любых верований в попытках расправы с обидчиком, – это часть Библии? Часть, которую мы должны считать священной, лищь потому что павликеан, катаров, богумилов, штедингов и Орлеанскую Деву давно перебили, сожгли, разбили головы об камень, элементарно перестреляли, а Льва Толстого предали анафеме? Как такое богопротивное колдовство может соседствовать с евангелическими текстами под одной обложкой?
Павликеанам противны были любое колдовство и магические ритуалы. При этом павликеан, что отрицали какую-либо функциональную роль креста, но признавали его как вечный символ горизонтального или вертикального распространения Света и Правды для носителей чистой веры отцов, обвиняли в сектантстве и ереси. Обвиняла католическая церковь, что изображает прибитого гвоздями по рукам и ногам Сына Божьего. И считает, что это нормально – устанавливать в католических храмах и носить на шее крошечную копию Спасителя с гримасой боли и отчаяния на лице, по которому стекают капли крови от пронзенного шипами терния лба. Вот весь этот «хичкок» – символ нашей веры?
А и вправду – если орудие пытки и казни может являться объектом поклонения, почему бы нам всем из солидарности с французами не поклоняться гильотине, с испанцами – «железным сапогам», а с неграми – стеку плантатора и кнуту работорговца? При этом за отклонение от людоедского стандарта поклонения орудиям пытки, павликеане – сектанты и еретики. Надо же!
Вот отрывки из письма Льва Толстого педагогу А.И. Дворянскому, написанного в 1899 году:
«С того самого времени – 20 лет тому назад, – как я ясно увидал, как должно и может счастливо жить человечество и как бессмысленно оно, мучая себя, губит поколения за поколениями, я все дальше и дальше отодвигал коренную причину этого безумия и этой погибели: сначала предоставлялось этой причиной ложное экономическое устройство, потом государственное насилие, поддерживающее это устройство; теперь же я пришел к убеждению, что основная причина всего – это ложное религиозное учение, передаваемое воспитанием.
свет-3Мы так привыкли к этой религиозной лжи, которая окружает нас, что не замечаем всего того ужаса, глупости и жестокости, которыми переполнено учение церкви; мы не замечаем, но дети замечают, и души их неисправимо уродуются этим учением. Ведь стоит только ясно понять то, что мы делаем, обучая детей так называемому закону божию, для того, чтобы ужаснуться на страшное преступление, совершаемое таким обучением. Чистый, невинный, не обманутый еще и еще не обманывающий ребенок приходит к вам, к человеку, пожившему и обладающему или могущему обладать всем знанием, доступным в наше время человечеству, и спрашивает о тех основах, которыми должен человек руководиться в этой жизни. И что же мы отвечаем ему? Часто даже не отвечаем, а предваряем его вопросы так, чтобы у него уже был готов внушенный ответ, когда возникнет его вопрос. Мы отвечаем ему на эти вопросы грубой, несвязной, часто просто глупой и, главное, жестокой еврейской легендой, которую мы передаем ему или в подлиннике, или, еще хуже, своими словами. Мы рассказываем ему, внушая ему, что это святая истина, то, что, мы знаем, не могло быть и что не имеет для нас никакого смысла, что 6000 лет тому назад какое-то странное, дикое существо, которое мы называем богом, вздумало сотворить мир, сотворило его и человека, и что человек согрешил, злой бог наказал его и всех нас за это, потом выкупил у самого себя смертью своего сына, и что наше главное дело состоит в том, чтобы умилостивить этого бога и избавиться от тех страданий, на которые он обрек нас. Нам кажется, что это ничего и даже полезно ребенку, и мы с удовольствием слушаем, как он повторяет все эти ужасы, не соображая того страшного переворота, незаметного нам, потому что он духовный, который при этом совершается в душе ребенка. Мы думаем, что душа ребенка – чистая доска, на которой можно написать всё, что хочешь. Но это неправда, у ребенка есть смутное представление о том, что есть то начало всего, та причина его существования, та сила, во власти которой он находится, и он имеет то самое высокое, неопределенное и невыразимое словами, но сознаваемое всем существом представление об этом начале, которое свойственно разумным людям. И вдруг вместо этого ему говорят, что начало это есть не что иное, как какое-то личное самодурное и страшно злое существо – еврейский бог. У ребенка есть смутное и верное представление о цели этой жизни, которую он видит в счастии, достигаемом любовным общением людей. Вместо этого ему говорят, что общая цель жизни есть прихоть самодурного бога и что личная цель каждого человека – это избавление себя от заслуженных кем-то вечных наказаний, мучений, которые этот бог наложил на всех людей. У всякого ребенка есть и сознание того, что обязанности человека очень сложны и лежат в области нравственной. Ему говорят вместо этого, что обязанности его лежат преимущественно в слепой вере, в молитвах – произнесении известных слов в известное время, в глотании окрошки из вина и хлеба, которая должна представлять кровь и тело бога… И потому совершенное равнодушие детей к религиозным вопросам и отрицание всяких религиозных форм без всякой замены каким-либо положительным религиозным учением все-таки несравненно лучше еврейско-церковного обучения, хотя бы в самых усовершенствованных формах… Если я знаю, что обман – обман, то, ни при каких условиях, я не могу говорить ребенку, наивно, доверчиво спрашивающему меня, что известный мне обман есть священная истина».
В 1901 году Льва Николаевича Толстого отлучили от Русской православной церкви, а с подачи Синода изображение графа стали помещать на утюгах, чтобы он постоянно «жарился», как грешник в иудейском аду, и чтобы каждая мещанка могла поплевать на него, прежде чем прогладить собственные панталоны. После похорон великого гения России в 1910 году, начальник Петербургского охранного отделения полковник фон Коттен написал следующее письменное донесение министру внутренних дел Российской империи:
«В дополнение к донесениям от 8 сего ноября, докладываю Вашему Высокопревосходительству сведения о происходивших 9 сего ноября волнениях учащейся молодёжи… по случаю дня погребения умершего Л. Н. Толстого. В 12 часов дня была отслужена в Армянской церкви панихида по покойном Л. Н. Толстом, на которой присутствовало около 200 человек молящихся, преимущественно армян, и незначительная часть учащейся молодёжи. По окончании панихиды молящиеся разошлись, но чрез несколько минут в церковь начали прибывать студенты и курсистки. Оказалось, что на входных дверях университета и Высших женских курсов были вывешены объявления, что панихида по Л. Н. Толстом состоится 9 ноября в час пополудни в вышеозначенной церкви. Армянское духовенство вторично совершило панихиду, к концу которой церковь уже не могла вместить всех молящихся, значительная часть которых стояла на паперти и во дворе при Армянской церкви. По окончании панихиды все находившиеся на паперти и на церковном дворе пропели «Вечная память». Гроб из церкви вынесли студенты М. Бархударян, Е. Ходжамирян, Р. Парон-Саркисов, О. Мебурнутов».
Как рассказал корреспонденту газеты местный крестьянин: «Хорошо хоронили! Студенты больно пели. Порядок был. Студенты цепь сделали – и мы цепь, порядок был». Валерий Брюсов сперва сокрушался: «Как мало собралось здесь! Вероятно, не больше трех-четырех тыщ! Для всей России, для похорон Толстого, это цифра ничтожнейшая». А потом неожиданно добавил: «Всё свершилось просто, но было в той простоте что-то более сильное, чем волнения и шум многотысячных толп на иных погребениях. Словно кто-то подсказал всем, как надо себя вести в эти часы…»
Похороны свидетельствовали о той высокой простоте, к которой граф Лев Толстой стремился всю свою жизнь и в литературных произведениях, и в быту. Он часто повторял, что хотел бы «умереть, как крестьянин», и в своих последних словах, многократно цитируемых в день его похорон, недоумевал, почему, хотя на свете бесчисленное множество людей, именно ему уделяется столько внимания. В этом поклонении было действительно нечто сектантское, павликеанское: поклонение великому мудрецу, который ни разу не поставил себя выше народа, хотя был живым гением и совестью его. В 1914-м Томас Манн сказал: «I Мировая война не рискнула бы разразиться, если бы жив был Лев Толстой» – вот как велик был мировой авторитет этого скромного гения.
А вы говорите, павликеане появились в VIII веке и в XI кончились! Да они были всегда! И сейчас есть. Потому что самое распространенное в Европе на протяжении столетий христианское вероучение отвергало колдовство, магию и ростовщичество. А это – павликеанство.
Но под конец, как всегда, еще одна интересная новость. Петр Сицилийский, говоря о непризнании павликеанами креста как орудия пытки, упоминает любимое ими изображение Иисуса с твердо расставленными ногами и руками, распростертыми вправо и влево. А ведь именно это, и в точности, воплотил великий Леонардо! То есть мы с вами можем пока всего лишь предположить, а в дальнейшем исследовать таинственные исчезновения на пару лет да Винчи при переезде из Флоренции в Милан, и из Милана – в Венецию по нескольку лет, которые могли быть уходами в братства павликеан или катаров! Такое вот уж действительно не подлежало огласке, поскольку было смертельно опасным в католической Италии. Но, как говорил Леонардо, «истина в конце концов не остается скрытой». Так что будем читать и искать. Вместе с вами.

Лия Аветисян
Продолжение следует

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *