Карандаш под ребро

Очередной выпуск рубрики «Мастера «веселого цеха» «Пятница» решила посвятить не одному автору, а группе художников.
А поводом стало издание в Санкт-Петербурге сборника большого формата «КЛУБ». С подзаголовком «Не полная, но окончательная история Ленинградского Клуба Карикатуристов». А возможность познакомиться с книгой нам любезно предоставил один из инициаторов издания, художник Георгий Светозаров.

клуб мммШестидесятые-семидесятые годы прошлого века стали стартовой площадкой для возникновения в Советском Союзе юмора нового качества.
«Клуб 12 стульев» «Литературной газеты», разделы юмора в молодежных изданиях, одесская «Юморина», многочисленные всесоюзные и региональные выставки освежили территорию смеха, занимаемую до этого официальным журналом «Крокодил» и аналогичными ему республиканскими изданиями. На смену постоянным героям этих журналов – бюрократов, недобросовестных продавцов и сантехников, алкоголиков и прочее, пришел простой человек со своими простыми на первый взгляд проблемами. Однако парадоксальный ракурс их представления художниками, причем без слов, придавал юмористическим миниатюрам обобщенный смысл.
Ленинградские карикатуристы сгруппировались вокруг популярного молодежного журнала «Аврора», на страницах которого под рубрикой «СЛОН» ( Слон – Лекарство От Недугов) свои рисунки «без слов» публиковали молодые художники Леонид Песок, Виктор Богорад, Борис Петрушанский, Виктор Биллевич. К ним вскоре присоединились Дмитрий Майстренко, Анатолий Белкин, Михаил Стрельцов, Марина Бондаренко, другие художники.
«Раз в неделю в отдельной комнате, которую окрестили «слонятником», собирались молодые дарования, и я, как индус-погонщик, грозно щелкал бичом или раздавал восточные сладости похвал и горькие, но полезные пилюли критики», – вспоминает писатель и поэт Александр Шкляринский, работавший в то время в журнале.
«Идеологом» группы был Михаил Кузьмин. Благодаря ему, в 1974 году клубом была подготовлена обширная экспозиция работ ленинградцев с широким международным участием. На призыв ленинградцев откликнулись такие мастера мирового юмора, как француз Жак-Арман Кардон, англичанин Роналд Сирд, поляк Анджей Млечко, чех Мирослав Бартак, немец Ганс-Георг Раух.
День открытия выставки стал и днем ее закрытия.
Власти не желали принимать, что это просто юмор нового качества. Но хотели понимать его. Им требовалось, чтобы, как в официозном журнале «Крокодил» и в агитках ленинградского «Боевого карандаша», под рисунками были поясняющие надписи. Привыкшие к обличающей направленности «крокодильской» сатирической карикатуры «на злобу дня», цензоры не понимали, что работы молодых художников – это рисованные философские афоризмы на вечные житейские вопросы, волнующие людей. И потому искали в рисунках скрытый подтекст. Тем более, что темы рисунков подсказывали аллюзии, «черноватость» юмора пугала тех, кто мыслил классическим принципом чиновничества – «Как бы чего не вышло».
Понимая, что «нет пророка в своем отечестве», художники стали отправлять свои работы на международные конкурсы рисованного юмора. Благо, подобные мероприятия проводились в разных странах регулярно – в Италии, Канаде, Турции, Бельгии, Югославии, Японии, Польше.
Успех и признание не заставили себя ждать. Десятки призов на престижных конкурсах, персональные выставки за рубежом, многочисленные публикации в сборниках и каталогах.
«За границу никого из нас не выпускали, – рассказывает Виктор Богорад. – Ту же премию получить – эти награды, премии оседали в наших зарубежных консульствах. Им передавали для нас – там они и валялись. Кто-то, может, что-нибудь брал себе на память…»
«А в Ленинграде ходили по рукам самиздатовские сборники, отпечатанные членами Клуба подпольно на ксероксе», – пишет в «Скучном предисловии» к альбому Владислав Бугаев.
Во второй половине 1975-го года Ленинградский Клуб Карикатуристов наконец-то был официально зарегистрирован и открылся в студенческом городке.
С ростом популярности росло и мастерство авторов. Художники стали требовательнее в выборе тем и их визуализации, вырабатывали свой неповторимый стиль. Их стали приглашать для оформления газет, журналов, книг. Появились явные лидеры, но при этом в группе доминировал принцип коллективизма.
«При коллективном обсуждении работ речь шла о концептуальной стороне произведений, а вопрос об изобразительных средствах впрямую не затрагивался. Проблемы изобразительной грамоты считались личным делом автора и могли обсуждаться лишь в той степени, в какой они мешают или помогают выявлению основной идеи. Всё, что «не работает» на образ, рассматривалось как мусор», – продолжает автор «Скучного предисловия».
В 1977 году карикатуристов приютил Дом культуры Прядильно-ниточного комбината им. С.М.Кирова. Клуб получил название «Молодой карикатурист», и новая жизнь началась с новой выставки, запомнившейся большим банкетом, блиц-конкурсом на тему «Любовь в переполненном транспорте» и выступлением Ленинградского диксиленда.
Однако «скучная тема» занимает на этом празднике юмора не столь значительное место. Помимо того, что ленинградцы смешно рисуют, они не прочь и пошутить. Среди материалов сборника привлекают внимание смешные тексты из изданий разных лет, интервью, шутливые афоризмы. На вопросы о своем творчестве художники отвечают так:
Михаил Стрельцов: «Одно из отличий карикатуристов от других людей в том, что нормальный человек сначала думает, а потом делает. Карикатуристы же, будучи людьми дикими, злобными, не размышляя, чуть что – сразу хватаются за перо. Поэтому ремесло исследователя повадок карикатуристов – дело опасное, связанное с риском получить карандаш под ребро».
Георгий Светозаров: «Идеальный карикатурист должен обладать полным комплектом человеческих недостатков. Чтобы бороться с врагом – надо знать его».
Александр Сергеев: «Беру жизнь и отбрасываю всё лишнее».
Андрей Фельдштейн: «Я прищуриваюсь и вижу то, что надо нарисовать. Это единственный доступный для меня способ дать сдачи».
Михаил Кузьмин: «Хочется увидеть оборотную сторону бытия. Наверное, оборотная сторона и есть родина карикатуры. Юмор – король бытия, а человек – шут при нем».
Дмитрий Москин: «Самое человеческое средство массовой коммуникации».
С двадцатой страницы почти 200-страничной книжки начинаются персоналии авторов с массой рисунков и фотографий, отчеты о выставках, в которых Клуб принимал активное участие. Здесь и новогодние открытки, и обложки и иллюстрации из книг, журналов, каталогов, афиши выставок. Приятно, что составители книги не забыли отметить участие ленинградских художников в единственной масштабной Ленинаканской всесоюзной выставке в декабре 1986 года.
В середине 90-х годов Клуб начал распадаться. Каждый из художников, не утратив дружеских связей с коллегами, тем не менее «ушел в свою нишу». Так легче было выживать в новых условиях. Но традиции коллективизма не забываются. Новый век открыл новые возможности.
В 2000 году Дмитрий Москин издал серьезное исследование под названием «Краткая Энциклопедия Карикатуры».
В 2008 году в издательстве «Геликон-Плюс» по инициативе Виктора Богорада и Сергея Самоненко стали издаваться сборники серии «Галерея мастеров карикатуры», которые выходят до сих пор. Последняя, 26-я книжка, посвящена творчеству Дмитрия Москина.
В 2011-ом году в интернете появился сайт CARTOONBANK.RU, на котором уже собрано более тридцати тысяч карикатур лучших мастеров жанра.
А в прошлом году Владимир Шилов и Виктор Богорад задумали издательский проект «Я – собака, я – Кот» с карикатурами о братьях наших меньших.
С первой выставки ленинградцев прошло сорок два года. Последняя, в которой участвовали уже санкт-петербуржцы, – «Открытое море», состоялась в Калининграде в 2016-ом…
Много еще чего интересного можно почерпнуть из этого веселого сборника. Не говоря уже о настроении, которое дарует изрядная порция хорошего юмора.
«Ну вот и всё, работа закончена… Получилось не совсем так, как задумал Дима Москин. Нет фотографий всяких выставочных сувенирных медалей, наших и прибалтийских. Почти ничего не сказано о призах членов ЛКК на международных выставках. Не очень радует некоторая статистика: из 40 человек сейчас активно работают в картуне только четверо – Богорад с Шиловым, Александров и Семеренко. Много работают, конечно, Сергеев и Воронцов, но уже почти только в книжной графике», – сетует Георгий Светозаров. Ему виднее…
Но нельзя объять необъятное. История Клуба столь богата событиями, что уместить их в таком объемистом сборнике трудно, даже проделав огромную работу по сбору уникальной информации. И остается только завидовать российским коллегам и сожалеть, что никто у нас пока не удосужился проследить этапы рождения и развития армянской изобразительной юмористики, которая за последние десятилетия отмечена достижениями, также достойными популяризации.

Павел Джангиров

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *