Золотой пента-трик Лионеля Месси

Лионель Месси в пятый раз признан лучшим игроком планеты. Победа ожидаемая и безоговорочная. Как ни сверкал новыми, более зрелыми цветами Неймар, как ни испепелял своей страстью Суарес, как ни карабкался за ним, обдирая пальцы, Криштиану, как бы далеко ни выбегал Нойер, как бы ни преодолевал свои слабости наш Генрих Мхитарян, как бы ни пытался я в прошлый четверг забить ударом через себя в пропахшем пылью футзале, именно аргентинец остается лучшим в мире.

Он гениален, и именно за последние годы, когда его португальский конкурент вознесся на заоблачную высоту, выжав из себя все силы, мы убедились в гениальности Месси. Абсолютно спокойно, без резких движений, он перевел дух, тряхнул головой и снова вырвался вперед – легко и стремительно.
Разница между просто талантливым и гениальным состоит именно в том, что в случае с гением все кажущиеся второстепенными факторы сходятся для того, чтобы обеспечить благоприятные условия для развития врожденных способностей. Факторы эти можно разделить на внешние и внутренние, причем и те, и другие одинаково важны.
Вольфганг Амадей Моцарт родился в семье композитора, с двух лет сидел за фортепиано, а в пять написал свои первые произведения. Но если бы он родился в доме свинопаса, скорее всего в этом возрасте он бы и не подозревал, что на свете есть иная музыка кроме напевов пастушеской свирели. Обладавший даром аналитического мышления маленький Эйнштейн, попав в католическую школу, из чувства протеста к догматическим утверждениям настоятелей стал изучать научную литературу и еще в детском возрасте раз и навсегда усвоил, что единственным правильным методом познания мира является научный. Если бы бабушка Пушкина, на которую обычно сплавляли маленького Сашу беззаботные родители, не относилась так снисходительно к несомненным симптомам пограничного расстройства личности, наблюдавшимся у будущего поэта с раннего детства, его дар был бы безнадежно подавлен монотонным штудированием латинских глаголов. Отец Месси, заводской рабочий, в качестве хобби тренировал любительский клуб «Грандоли», куда и отвел сына в пятилетнем возрасте. Причем и здесь не обошлось без бабушки, которая проявила твердость характера и настояла на том, чтобы Лео продолжал заниматься футболом, когда у него обнаружился дефицит соматотропина. Именно эта веха стала переломной в его биографии, ведь к тому времени он уже проявил свой талант в детской команде “Ньюэллз Олд Бойз”, после чего попасть в поле зрения скаутов одного из европейских грандов было лишь делом времени. Наличие каталонских предков с отцовской стороны (кстати, общих с еще одним барселонским вундеркиндом Бояном Кркичем) тоже сыграло свою роль – именно через родственников скаутская служба “Барселоны” узнала о Месси и прислала наблюдателей в Аргентину.
Особенности строения и развития самого футболиста тоже сыграли важную роль в становлении его гения. Принято считать, что природа весьма скупо обошлась с Лео. Утверждение, с которым можно поспорить. Она наградила его необыкновенной гибкостью сочленений, позволяющей ему обращаться с мячом как никто другой. Дриблинг Месси тем и уникален, что он за короткое время успевает совершить множество мягких, филигранных касаний, что было бы невозможно, если бы он обладал среднестатистическим голеностопом. Небольшие габариты позволяют ему избегать контакта с соперниками. Короткий шаг, казалось бы, ограничивающий скорость, на самом деле дает гораздо больше возможностей выбрать верный момент для удара – на погонный метр поля у Месси приходится в среднем три шага и три возможности сыграть левой, опираясь на правую – тогда как условный Криштиану преодолевает этот метр одним шагом и лишь в одной точке может приложиться к мячу ударной ногой. В отличие от многих нынешних звезд, Лео не перекачивает торс и сохраняет низкий центр тяжести, что одновременно обеспечивает повышенную устойчивость и маневренность.
Особо стоит сказать о его характере. В век буйства информационных технологий все подробности личной жизни героев обсасываются с большим энтузиазмом, чем их непосредственные достижения. И в этих условиях синдром Аспергера, которым одарен Месси – а в его случае более чем уместно использовать именно термин “одаренность”, – идет ему только на пользу. В самом деле, весь негатив, который мы видели в исполнении аргентинца, ограничивается несколькими примерами неспортивного поведения, которые, конечно, не красят его, но и не создают образ отрицательного героя. Образ Месси ограничивается прямоугольником футбольного поля, и вся отрывочная информация о его личной жизни сразу же забывается тогда, когда он выходит на поле. Не имеют значения цвет и фактура костюмов, в которых он появляется на церемонии награждения. Неважно, сколько у него детей и сколько он проводит с ними времени. Никого не волнует, умеет ли Месси рассказывать анекдоты и произносить задушевные тосты, какое белье он носит по воскресеньям и на какой машине едет в ближайшую лавку за хеладо. Он выходит играть, и ничего более емкого и точного о нем сказать нельзя. Он ступает на газон, и его лицо преображается. В глазах появляется блеск, и мешковатый неуклюжий парень начинает порхать над землей, притягивая к себе мяч, который уже сам ищет своего повелителя, чтобы, послушный его воле, проникать сквозь заслоны ног и лежащих тел, пробивать бреши в самой плотной обороне, прошивать руки самых надежных вратарей. Никогда еще Месси не был настолько эффективен во всех своих действиях, за что, несомненно он должен быть благодарен своим партнерам по волшебному трио – Неймару и Суаресу. Кажется, что именно с их появлением аутист, для которого весь мир существовал отдельно от него самого, понял и кожей прочувствовал, что такое дружба и партнерство. И нет никаких сомнений в том, что он не скупится на проявления благодарности за это драгоценное знание – как на поле, так и за его пределами.

Арам Овсепян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *