Золотое сечение искусства

Интеллигентный человек, в котором с первого взгляда узнаешь живописца, интересный собеседник, красиво и ненавязчиво излагающий свое видение искусства, – это Карен Аракелян (Аракел). Его точка зрения особенна и оригинальна, и, разумеется, кому-то она покажется спорной, но ведь прелесть споров об искусстве еще и в том, что отстаивать собственные воззрения на предмет – занятие достаточно интересное само по себе.

Инстинкт творчества

Из цикла «Образы душевной мутации», разная техника

Из цикла «Образы душевной мутации», разная техника

Намеренно ли, инстинктивно ли, но живопись Карена откликается на время. Вот полуабстрактные, все в черных зловещих тонах, картины 1990-ых – эти годы, как мы помним, сами по себе были темными, безрадостными и оптимизма не внушали. Особой радости сегодняшние картины, за исключением потрясающе добрых портретов, тоже не несут, но они выполнены хотя бы в живом цвете, они заставляют задуматься и понять замысел художника.
Ну и Арарат, конечно, какой же армянский живописец без него. Гору Карен Аракел изображает, за редким исключением, с одного ракурса, чуть под углом к продольной оси хребта, но вот цветовые решения разные. Арарат то предзакатно красен, то сурово сер, то он светло-синий в голубом мареве рассвета. Кстати, синий Арарат я сначала увидел на экране смартфона – полное ощущение, что смотришь на фотографию.
Сегодняшние картины Карена напоминают книги – и действительно, их можно читать, измышляя в самом себе объяснения сюжетам, развивая их, пытаясь угадать продолжение. Увлекательно и полезно, надо сказать.Հոգևոր մուտացիայի կերպարներ-շարքից,խառը տեխնիկա,թուղթ 60x48Они, картины эти, подчас представляют собой батальное, на первый взгляд, полотно, сцены порой даже жестокостью некоторой, натурализмом могут выделяться. Или напротив – определенные моменты абстракции, как в «Черной вдове» или «Дыхании корней», – это что принято называть сюрреализмом. Но и это – книги, которые должен дописать заинтересованный зритель. Цепляет, признаюсь.
В современной живописи, утверждает Карен в своей «Декларации» о состоянии искусства, произошла «подделка и подмена ценностей: устранение полюсов и границ, идейных и моральных сфер, размывание смыслов и понятий между высоким и низким, прекрасным и безобразным, реальным и подложным, позитивным и негативным, игрой и имитацией, прозреньем и неведением, разумным и глупостью, субъективным и объективным. Соответственно, все впадает в услужение низкому, безобразному, фальшивому… Всё это служит злу, ненависти, розни… В результате – мутация, изоляция, удушье, нигилизм, смерть… ни искусства, ни культуры».
Скажете – резко, безапелляционно? Не знаю, возможно, но мне кажется, так оно и есть на самом деле.

Неусвоенные уроки Ренессанса

w Gozzoli,,27x35,,oil on woodКарен Аракел утверждает, что Возрождение было понято не полностью, люди увидели в нем лишь реализм на основе золотого сечения. На самом же деле, по убеждению художника, в Ренессансе заложены все стили, которые века спустя были заявлены к существованию. И кубизм, и импрессионизм с сюрреализмом, подававшиеся в свое время как величайшие новаторские изобретения, – всё это берет начало в великом Начале.
При взгляде на некоторые полотна Карена у меня в сознании замелькало имя Босха. «У каждого свои ассоциации, – улыбается художник, – каждый видит по-своему». Я попросил его определить собственный стиль. «Психобиоз» – прозвучал ответ. От «психе», от «души» по-гречески говоря, и «жизни», если непременно требуется терминологическое определение. Но всё равно: золотое сечение остается основным мерилом качества живописной работы, наряду со смыслом и идеей.
Однако вот что происходит: «игнорируя Вертикальность, искусство рассматривается по горизонтали: материя, плоть, животные инстинкты, страсти, интеллект. Как следствие: нарциссизм, прагматизм, алчность, духовная мутация, душевные болезни. Культура есть распределение приоритетов».
w The weep of joy,,74x70,,oil on wood Скорбь отрадыУдивительные картины этого художника способны перевернуть в зрителе многое. Но это если задуматься над ними, попытаться их толковать и, как уже говорилось, продолжить тему во времени, пространстве и собственной фантазии. Иначе это будет просто живопись, хотя и достойная, безусловно, внимания. Но стоит ли относиться к ней вот так «иначе»? Мне кажется – нет, ибо много смысла подобного искусства именно в со-творчестве с автором, в продолжении его замысла в собственной интерпретации.
В любом случае, эти картины стоят того, чтобы их увидеть. Выставки у Карена Аракела происходят не так часто, как хотелось бы, но, как говорится, было бы желание…
А еще художник сокрушается по поводу профанации искусства, происходящей в современном мире. И касается это не только живописи, говорит он – всё стало бизнесом, способом зарабатывания денег, всё направлено в угоду золотому тельцу. «Современное искусство – это разложение трупа академического искусства. Натурализм и абстракционизм – неприемлемые крайности, высокое же искусство шествует по золотому сечению».
И еще немного из постулатов, чисто личных, сформулированных для выражения индивидуальных воззрений на творчество и свое место в процессе творения: «Искусство благосклонно к людям чести. Низменные же калечат себя искусством. Красота присуща всему сотворенному, но не каждая красота обладает очарованием. Невозможно уклониться от собственной эстетики. Лишая уродливое уродливости, мы лишаем прекрасное красоты».

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *