Если бы Гулливер был армянином

О творчестве Тиграна Арутюняна

IslBGЕсли бы Гулливер умел рисовать… Если бы он был не только наблюдателем-энтомологом, как у Свифта, но и философом… Если бы Гулливер умел мечтать… Если бы Гулливер пытался заглянуть в далекое прошлое и уяснить для себя, так откуда же он взялся, человек? Любовь – это когда что? Власть – это чтобы что? Если бы Гулливер в веселую студенческую пору учился на отлично в художественном училище имени Терлемезяна и Ереванском Театрально-художественном институте… Словом, если бы Гулливер был армянином, то звали бы его Тигран Арутюнян. И был бы он ваятелем и художником, от которого без ума зарубежные галеристы и организаторы выставок и конкурсов. Но которого не знаем мы. Хотя живет-то он здесь, среди нас, и трудится над своими шедеврами по большому счету для нас, для неблагодарной части человечества, которая в упор не видит таланты.
Беседуя с этим талантищем, я поняла обе причины оттока наших с вами сограждан за рубеж. Первая – слишком высокая концентрация одаренных людей на квадратный метр и демографическую ситуацию. Ну очень много их – людей умных, пытливых, творческих. С правильно пришитыми руками, чувствующими работу шестеренок в двигателях, глину в ладонях, тепло обтачиваемой древесины. Улавливающих оттенки ароматов вин и привкусов кухни, и собирающих их в дивные букеты ощущений для гурманов. Улавливающих музыкальные вибрации эфира и создающих мелодии экспромтом, с кондачка. Созидающих из ничего и не требующих ничего. Людей творящих. Множество, великое множество талантов у нас, на маленьком пятачке суши, что зовется Арменией.

Игры ангела

Игры ангела

Но важна здесь вторая, и главная, причина оттока. И это – всеохватное равнодушие нашего мещанского, невежественного чиновничества, для которого культура – графа в бюджете, и больше ничего. Ну и кормушка, конечно. Между тем человеку искусства нужны не похвалы и дифирамбы, а признание. Ведь его творчество – это разговор с народом. А как тут поговоришь, если тебя не слышат? И не отвечают на звучащие в твоих произведениях вопросы и ответы? Более того – тебя даже не видят? Армянское чиновничество изобрело квантовый взгляд на таланты, который проходит сквозь них беспрепятственно, не замечая и не запоминая. Квантовый взгляд на собственную родину – это ноу-хау наших дубайских ответработников. Наши чиновники – мирные, вроде бы, люди. Но они убийцы нашей культурной жизни. Они – соучастники преступления по извращению вкуса обывателя, превращения его в скотину, что ежедневно жует подсунутые ему в корм дрянную музыку по радио, животноводство телесериалов, клоунаду ток-шоу и клоунаду политической жизни. И в авторах – односельчане, родня и кумовья нашего невежественного чиновника, который своим неестественным отбором среди талантов и бездарей генерирует эту важнейшую причину оттока. Забытые, но живые, вполне молодые гении и популярные посредственности – это про наше сегодня. Не в деньгах счастье, нет, – оно в признании. И этого нас лишают мещане с печатью в руках и печатью бездарности в душах, киллеры культуры.
Но вернемся к талантам. За последние 10 лет Тигран Арутюнян участвовал по приглашению в трех художественных выставках в Калифорнии, а также в Испании, Китае, Германии, Турции. И ни разу – в Армении. Потому что за рубежами нашей страны, и даже в растреклятой Турции, тебе платят суточные, платят комфортным проживанием в гостинице, возможностью тусовки с коллегами со всех концов мира, созданием всех условий для творчества, – а здесь платишь ты сам. Платишь за аренду зала Союза художников, членом которого ты являешься. Ничего себе, Союз! Кого с чем и для чего? У Тиграна нет своей художественной мастерской, потому что художественные мастерские в последний раз, говорят, выдала советская власть. А может, всё еще выдают, но по новому принципу неестественного отбора – односельчанам, кумовьям и родне нашего ни бельмеса не смыслящего в искусстве мещанского чиновничества? Тем не менее Тигран у себя в доме создает такие шедевры, что и не снятся обладателям полученных по блату мастерских. Ни одна картина или скульптура Тиграна Арутюняна не куплена Национальной Картинной галереей, или Музеем современного искусства, или музеем Керка Керкоряна, которые должны бы формировать свои коллекции, как семенной фонд Вернадского, – для сохранения эндемичных талантливых произведений и авторов на века, а не чужой деградации. Потому что они покупают у тех, кто просит купить, – и опять у тех же односельчан и кумовьев. А не ищут, неустанно ищут окрест: «Алло, мы ищем таланты!» И не для фиглярства по телевизору, а для души. Для нашей культуры.

Рыбий барон

Рыбий барон

Гротеск – это его излюбленная манера в живописи и скульптуре. Яркая, балаганная праздничность одежды героев его композиций и изысканность антуража, рыбы, свиньи, собачки и попугаи в ногах ли, на плече ли или оседланные, как скакуны, как бы подсказывают зрителю: да, это про любовь. Невсамделяшную, а понарошку. Про амбиции наполеончика – невсамделяшного. Про путь в рай. Или в ад? Каждая картина Тиграна Арутюняна, каждая скульптура – философская притча, которую предстоит прочесть или создать, понять, прочувствовать ее зрителю. И стать выше, чище – а может, и наоборот. Уж кому что дано. Если бы наше чиновничество от культуры понимало язык искусства, язык формы и цвета, язык заложенного в искусстве гигантского потенциала, оно бы совершило коллективное харакири, не отходя от своих важных кабинетов. Но оно его не понимает. Оно ставит в центре города памятник Манташеву как нравственный репер: вот тот класс, которому должны все поклоняться. Толстосумы-космополиты, которые должны быть популярны и обожаемы. Наша армянская эманация золотого тельца. А художники, поэты, композиторы, ученые будут оставаться в забытьи. Потому что логика жизни у нас с некоторых пор – балаганная. Потому что на экранах, в президиумах и в выставочных павильонах – толстосумы и односельчане, кумовья, родня нашего бездарного чиновничества. Оседланные, как пронырливые рыбы и как раскормленные свиньи. Расклевывающие, как шустрые петушки, брошенную подачку. Вторящие хозяевам, как попки на плечах.
Мир картин и скульптур Тиграна Арутюняна – это праздник цвета и формы, головоломка жизни. Добро пожаловать в этот мир. Думайте, чувствуйте и учитесь тому, что мы пропустили в повседневности. А Мастер уловил эти мгновения, склонившись над миром, как Гулливер – над лилипутами. И вложив свои подсказки, увековечил для нас. Для человечества.

Лия Аветисян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *