Ереван. Крупные проекты последних лет

613062bf611cfb0762870bd87edb3dc0Гимн Еревана начинается словами Севака «Ставший Ереваном мой Эребуни». Среди сотен городов планеты лишь единицы, подобно Еревану, могут похвастаться наличием документального свидетельства о рождении. Клинопись царя Аргишти от 782-го года до Р.Х., найденная в середине XX века в крепости Эребуни, является метрикой Еревана, готовящегося в следующем, 2018-ом году отметить свое 3000-летие. Однако и это не всё. Я бы рискнул добавить к Севаку фразу «ставший Эребуни мой Арин-Берд»: раскопки на холме, где была основана та самая крепость Эребуни, последовательно вскрывают древнейшие цивилизационные пласты, которые доказывают далекую доурартскую древность Еревана.
Конечно же, скептики, коих так много в современном армянском обществе, возразят – мол, надоели вы со своими тысячелетиями, Караунджами, Арин-Бердами и т.д. – уж лучше вы покажите достижения дня сегодняшнего. Как говорится, имеющий глаза да увидит, имеющий уши да услышит. Так откроем же свои глаза и уши, увидим грандиозные (не побоюсь этого слова) свершения наших дней. В условиях продолжающейся уже третий десяток лет двусторонней тюркской блокады, неурегулированности Арцахского конфликта, в условиях тотальной коррупции и постоянно совершенствующегося механизма фальсификации выборов за последние три десятилетия в Ереване тем не менее осуществлено несколько градостроительных проектов, силу и масштаб которых трудно переоценить. Северный проспект, магистраль Норк-Саритах с сопутствующими развязками, строящаяся магистраль Шираки, реконструируемый Главный проспект с кварталом Старого Еревана, крупные жилые и общественные массивы – это лишь неполный перечень всего, что добавилось после 1991-го года к облику нашей древней столицы.
Не буду тратить время на полемику с критиками. Вместе с тем напомню, что Эйфелеву башню вначале нещадно критиковали, а один из известных писателей каждый день обедал в ее ресторане, поскольку он был единственным местом, откуда ее не видно. Сейчас это символ Парижа. Великий Таманян, строя Оперу, ставшую символом Еревана, снес часовню Гетсеман, а памятник Степану Шаумяну стоит на месте русского православного храма. Старые ереванцы помнят, как охаивали знаменитый жилой дом «с бубликами» на улице Саят-Новы позади Кукольного театра. Спустя десятилетия так же остро критиковали скульптуру кота колумбийского художника и скульптора Фернандо Ботеро на Каскаде, бронзовый памятник Арно Бабаджаняном у Оперы. Оба этих памятника уже успели стать новыми символами Еревана. И куда ведут своих гостей злостные противники Северного проспекта?
Как бы то ни было, но Северный проспект – это красивая современная улица, которой не постыдились бы и Париж с Нью-Йорком. И наряду с шикарными бутиками здания Северного проспекта – сугубо армянские, коих вы не найдете ни в одном другом городе планеты. Розовый и желтовато-коричневый туф, колонны и портики, армянские арки и барельефы – всего этого на Северном проспекте в изобилии. И уж поверьте, немногие города мира решались на такие крупные градообразующие проекты, тем более в условиях, о которых говорилось выше. Здесь, как, например, и в новом здании на перекрестке улиц Московян и Спендиаряна, и в новой церкви Св. Анны у старой Катохике на углу Саят-Новы и Абовяна профессионально и со вкусом использованы тысячелетние традиции армянской архитектуры, сочетающие аркаду с искуснейшим каменным кружевом барельефов. Причем новые здания, в том числе и на Северном проспекте, повторяя принципы жилых домов «таманяновской» эпохи (например, фигурное или рельефное оформление портиков колонн и торца крыш), выгодно отличаются от старых своей многоэтажностью – не стеклянно-бетонной, а каменно-туфовой, одновременно легкой и монументальной.
Кстати, и наш Каскад, как и Северный проспект, был задуман как некий неоурбанистический проект, – пока незавершенный, но облекшийся уже в общие черты. Это, пожалуй, лучший из крупных проектов советской эпохи, достраиваемый уже в годы независимости. Один мой знакомый итальянец как-то заметил: «Вы, ереванцы, не совсем осознаете, какой грандиозной значимостью обладают ваши Опера и Каскад. Каскад, например, красивее и монументальнее знаменитой Испанской лестницы в Риме». А ведь «мой» итальянец прав – Оперу можно по праву причислить к таким зданиям-памятникам, как римский Колизей или знаменитый лондонский небоскреб «Огурец». И не сегодня-завтра к таким зданиям начнут причислять полукруглое здание с огромной аркой на Северном проспекте, здание бизнес-центра «Московян Плаза», о котором говорилось выше, и т.д.
И пусть транспортные развязки магистралей Норк-Саритах и Шираки не идут в сравнение со знаменитыми лос-анджелесскими паутинами, – от этого их значение не уменьшается. Мегаполисы мира соревнуются между собой, строя самые длинные мосты, но мало кто из них имеет грандиозную красоту и бездну под собой подобно Давиташенскому мосту – кстати, тоже начатому при советской власти долгострою, который был закончен уже в независимые годы. А уж об антураже рельефа и армянских гор вокруг Еревана говорить излишне.

Григор Бегларян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *