Ереван знакомый – незнакомый

Часть 6

Памятники столицы

Как и в любом другом крупном городе мира, в Ереване возведены сотни самых разных памятников. Как и в любой столице мира, в Ереване – столице одного из древнейших государств планеты, памятники отражают историю и сущность не только городскую, но и всей страны. И начинать рассказ о памятниках Еревана, естественно, нужно с тех, которые отражают начало начал.
Именно такой памятник стоит на востоке нашей столицы, на границе 2-го и 4-го микрорайонов Нор Норка (в обиходе – массивов), в ущелье Ахвесадзор (Лисье), что берет начало в горах Дзорахбюра и Вохчаберда и течет на запад, соединяясь возле зоопарка с Гетаром. Это богатырь Торк Ангех, правнук Айка Наапета, поднимающий над головой обломок скалы, в два раза превосходящий его собственный рост и вес. По свидетельству Мовсеса Хоренаци, Торк Ангех был высокорослым богатырем, обладавшим исполинской силой и грубым телосложением, из-за которого и получил прозвище Ангех (некрасивый, грубый). Однако топонимические закономерности нашего языка и нашей страны позволяют вывести этимологию этого имени также и из «ангх» – гриф. Чрезвычайно продуктивный в армянской топонимии корень «ангх» стал основой многих названий, а лингвистические особенности нашего языка придают ему форму «ангех» с вставкой частицы принадлежности – Ангехтун, Ангха гавар, Ангехакот и т.д. Весьма вероятно, что легендарный богатырь, который, как таким и надлежит, жил не в банальном доме, а высоко в горах и скалах, получил прозвище в честь своих пернатых соседей, а смысл некрасивости был добавлен из-за грубого телосложения. В пользу такой версии говорит и тот факт, что Торк Ангех, по свидетельству того же Хоренаци, руками крушил кварцевые горы на северо-западе Армении, в Амшене, затем ногтями строгал скальные обломки и на полученных плоских каменных «досках» ногтями же вырезал изображения орлов и грифов. Среди подвигов Ангеха – битва с вражескими кораблями, подошедшими к армянским берегам Понтоса. Торк Ангех отрывал от Понтийских гор громадные обломки и бросал их в море, а поднявшиеся волны топили корабли. Именно эта битва отвлекла его от дела – Торк руками прорубал проход из внутренних областей Армении к Понту Эвксинскому – Черному морю. И близ этого прохода, носящего имя Шат (множество, в тюркском искажении Чат) сохранились горы Каджкакар и Кухан, где рассеяно множество камней с древнейшими петроглифами. А близ места, возле которого Торк кидал в море скалы, до сих пор стоит порт Арташен (Внешний), или искаженно – Ардушин.
Автором памятника нашему великому предку является скульптор К.Нуриджанян. Торк Ангех стоит на возвышении посреди живописного ущелья, по левую руку от перекрестка проспекта Гая и улицы Ованнисяна.
Ниже по проспекту Гая, на зеленом холме между ним и улицей Молдовакан возвышается памятник Айку Наапету – прародителю и эпониму (т.е. давшему имя) армян, великому воину, победителю Бела, основателю города Ван, сыну Торгома, отцу и деду Арама, Араманьяка, Арамаиса, Амасии, Гехама, Араме (Хараме) и Ара Прекрасного, Богу воинской славы древнеармянского пантеона. Кстати, Айк в армянском языке при смене конечного звонкого «к» на глухой (к’ с придыханием) – это уже не имя человека, а обобщающее название нации, а само имя «ай» («хай») впервые упоминается в глиняных табличках с клинописями Эблы (город-государство близ Халепа в Сирии) во второй половине 3-го тысячелетия до Р.Х., затем в хеттских табличках из Хаттушаша (близ современного Еозгата) в середине 2-го тысячелетия до Р.Х., а около 520-го года до Р.Х., в знаменитой Бехистунской надписи близ города Керманшах в Персии впервые упоминается вариант «Армения». Вот так археологические артефакты подтверждают считавшийся до недавних пор легендой рассказ отца истории Мовсеса Хоренаци о становлении армянской нации и армянской страны, о славном периоде Айкян нашей истории. К такому же выводу приходят историки и генетики – согласно их исследованиям, современный армянский ген фиксируется на Армянском нагорье практически без изменений и модификаций на протяжении пяти тысяч лет! Напомню, что, согласно Хоренаци, сражение Айка и Бела произошло в гаваре Айоц Дзор (Армянское Ущелье) близ озера Ван 11 августа 2492 года до Р.Х., то есть почти пять тысяч лет тому назад.
Еще один знаковый памятник стоит на юго-западе нашей столицы, в самом центре перекрестной эстакады ведущего от моста Ахтанак проспекта Адмирала Исакова, спускающегося к 3-му участку проспекта Багратуняц и направляющейся на север в районы Нор Себастиа и Нор Малатиа улицы Себастии. Это один из главных богов древнейшего армянского пантеона, друг и возлюбленный богини красоты Астхик, грозный повелитель огня Ваагн по прозвищу Вишапаках, то есть Драконовержец. Когда-то капища, посвященные Ваагну, стояли по всей нашей огромной стране, от Йотнпоракеан Багинка в Пайтакаране (ныне оккупирован Азербайджаном) до знаменитого Аштишата в Муше-Тароне, а также Тила и Тордана в гаваре Ерзнка на крайнем западе Великой Армении. Именно наш древнейший Ваагн, культ которого в Армении насчитывает более шести тысяч лет, стал прообразом древнегреческого Гефеста, римского Вулкана и христианского Сурб Геворга – православного Святого Георгия Победоносца, повергающего в прах Змея или Дракона – древнейшего армянского Вишапа.
На площади Сасунци Давида (бывшей Привокзальной), прилегающей к железнодорожному вокзалу, на вздыбившемся коне Джалали, подняв над головой свой непобедимый меч Тур Кайцак, возвышается горой мускулов и мощью духа Сасунци Давид, самый могучий из плеяды Сасунских Безумцев, герой, в одиночку побеждавший целые армии, богатырь, чей образ гениально воплотил в бронзе и камне великий Ерванд Кочар.

Григор Бегларян
Продолжение следует

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *