Дом, в котором я жила

Избитое выражение «со следами былой красоты» у меня всегда ассоциируется не с человеком, а с домом. Именно таким был наш дом на одной из центральных улиц Тбилиси, ведущей к фуникулеру, где сохранилась старинная пожарная каланча, жил когда-то знаменитый режиссер Коте Марджанишвили, располагалась Академия наук, а почти рядом, на улице Чайковского, в доме своего брата Анатолия – тифлисского вице-губернатора, останавливался сам Петр Ильич. Следы былой красоты были повсюду: в огромном обшарпанном подъезде в стену было вставлено роскошное старинное зеркало, как утверждали, венецианское. Двухэтажный двор разделял полуразвалившийся бордюр, увитый виноградными лозами, по обе стороны которого нисходили полукружиями две великолепные лестницы. В месте их «слияния» находилась ниша, где когда-то стояла статуя неизвестной богини, и бил маленький фонтанчик. От всего этого остался один полуразрушенный постамент.

Мария Петровна Моджорян

Мария Петровна Моджорян

Когда-то дом был двухэтажным, позже была возведена надстройка, заселенная в основном банковскими служащими. Сам директор банка по фамилии Качарава тоже жил в нашем доме и уважительно именовался жильцами «Главбанк».
Улица, где был расположен наш дом, трижды меняла свое название. В досоветскую пору она носила имя Петра Великого, в Советские годы в честь «железного Феликса» была переименована в Дзержинского, а ныне она носит имя известного историка и лингвиста Павле Ингороква. С этим очень милым и добрым «старичком», каким он нам тогда казался, хотя было ему в те годы едва ли чуть больше пятидесяти, у меня связаны два ранних воспоминания. Споткнувшись о ступеньку, я упала в темном подъезде, сильно поранившись, и, стесняясь позвать кого-то на помощь, молча лежала в темноте. Вошедший в подъезд «батоно Павле» наткнулся на меня, стал успокаивать и на руках отнес домой. Второй случай связан с его женой, которая зашла к моей бабушке и, плача, рассказывала о слабом здоровье мужа, который может не пережить зиму. Павле Ингороква пережил не только зиму, но и свою жену и скончался за пару лет до своего столетнего юбилея.
Из нашего дома эта семья съехала, и в их квартире поселился тоже известный ученый –лингвист и переводчик, блестящий знаток английского языка, заведующий кафедрой в Госуниверситете Гиви Гачечиладзе. В будущем оба его сына сделают блестящую карьеру – младший Заза станет замминистра культуры Грузии, а старший, Реваз, – известным дипломатом. В начале 2000-х он занимал должность полномочного посла Грузии в Армении.
Прямо над нашей квартирой жила семья Таривердиевых. Глава семьи дядя Леон мне почему-то запомнился крупным мужчиной с густой окладистой бородой. Его жена – Сато Григорьевна – преподавала в «элитарной», как бы сейчас сказали, 43-й школе, клубы которой и по сей день есть в Тбилиси, Москве и Ереване. В свое время эту школу окончила и я. Единственный сын этой пары, которого мать называла то Гариком, то Буликом, во дворе не появлялся и только изредка выходил на общий балкон подышать воздухом. В доме уважительно говорили, что он играет на рояле и «учится на музыканта». И хотя Булик действительно занимался очень прилежно и долго прямо над нашей головой, к чести строителей нашего дома должна заметить, что никакого беспокойства он нам не доставлял: благодаря великолепной звукоизоляции до нас не доносился ни один звук.
Учась в школе, ГарикТаривердиев, прозванный одноклассниками «Почтивердиевым», написал Гимн 43-ей школы, который исполняется по сей день. Как жаль, что он не написал и Гимн нашему дому, в котором жило столько замечательных людей. В историю мировой музыки Гарик вошел под своим официальным именем Микаэл, но мне он запомнился вихрастым худым подростком, с высоты своего третьего этажа задумчиво смотрящим куда-то вдаль. Вдаль своего удивительного будущего.
В силу большой разницы в возрасте Гарик с нами не общался, зато с нами охотно играли братья-близнецы Ладо и Гоги – выходцы из знаменитой семьи Алекси-Месхишвили. Родоначальником семьи был известный актер, народный артист Грузии Ладо Алекси-Месхишвили, имя которого носит основанный им Кутаисский драматический театр. Его сын Шалва был популярным в городе адвокатом, его супругу, «тетю Китусю», в доме именовали « графиней», ее манеры и природную стать тщетно пытались перенять жены некоторых высокопоставленных персон нашего дома.
У этой пары было два сына, писанных красавца: старший Гиви, который много лет прожил в Париже, изучая культуру виноделия, и младший Ладо, ставший известным архитектором. Заслуженный деятель искусств, лауреат Госпремии, он является автором многих известных объектов грузинской столицы – Дворца спорта, Мемориала Победы в парке Ваке, метро Площадь Свободы и множества других. Женатый вторым браком на известном кинорежиссере Лане Гогоберидзе, от первого он имел уже упомянутых близнецов Ладо и Гоги. Оба они не посрамили чести семьи, став известными далеко за пределами своей страны. Ладо стал одним из лучших в мире детских кардиохирургов. Это о нем его учитель, великий Вячеслав Францев, сказал: «Володя Месхишвили настоящий хирург, а будет блестящим». А академик Бураковский, представляя его на соискание Госпремии, писал: «Он выполняет сложнейшие операции на сердце у грудных детей и обладает самым большим в СССР опытом в этой области». Судя по последним сведениям о товарище моего детства, сейчас он живет и работает в Берлине.
Его брат-близнец Георгий стал знаменитым театральным художником, почетным гражданином Тбилиси. Работая в постоянном тандеме с известным режиссером Робертом Стуруа, он блистательно оформлял спектакли в театре оперы и балета им. Палиашвили, в драматических театрах им Руставели и Марджанишвили. Его «кисти» принадлежит оформление спектаклей в Лондоне, Венеции, США, Аргентине. В Большом театре он был художником двух спектаклей – оперы «Мазепа» и балета «Ромео и Джульетта».
Двоюродная сестра близнецов, Нина, входила в избранный круг «золотой молодежи» Тбилиси. В их гостеприимный дом приходили еще совсем юные, но уже очень популярные Георгий Шенгелая, сын писателя Пильняка Боря Андроникашвили, Софико Чиаурели, Нани Брегвадзе, подающий большие надежды Коля Игнатов. Он стал известным художником, графиком, мастером станковой живописи, главным художником грузинского телевидения и мужем Нины.
Задолго до появления на свет близнецов в нашем доме жил еще один знаменитый театральный художник – Сулико Вирсаладзе. Эта семья дала стране много талантливых людей. Кстати, известная пианистка Элисо Вирсаладзе тоже из их рода. В гости к Сулико часто хаживали известные артисты, в частности, тогда еще совсем юный танцовщик Вахтанг Чабукиани.
Позже в их квартиру вселили боевого генерала Курашвили. Увешанный орденами генерал счастливо избежал смерти на фронтах войны, а вот его сын Шота, человек вполне мирной профессии, был убит случайной пулей, залетевшей в их окно во время одной из перестрелок на улицах Тбилиси, частых в кошмарные 90-годы.
За стеной нашей квартиры жила семья Минасбекян. Глава ее, дядя Сережа, появлялся в Тбилиси редко – он, не ручаюсь за точность, занимал руководящую должность в системе лесного хозяйства Армении. Вскоре ему удалось перевезти своих в Ереван, где его подросший сын Миша стал известным общественным и политическим деятелем, возглавлял Ереванский горком партии, а ныне проживает в Москве. Он избран членом Российской академии общественных наук, носит почетный титул «Рыцарь науки и искусств» Его сын Рафаэл, продюсер, режиссер, сценарист, в начале 90-х был капитаном команды КВН ЕрМИ в период ее наивысшего расцвета, а ныне возглавляет субхолдинг в «Газпром-медиа».
Известный российский кардиохирург, зав. отделением Центра им. Бакулева, д.м.н. профессор Михаил Алшибая тоже вырос в нашем доме. Его отец Дурмишхан в студенческие годы за рассказанный в компании анекдот о вожде, которого ненавидел всю жизнь, загремел на 10 лет в лагеря. Вернувшись, он завершил свое медицинское образование и стал «скорой помощью» для всего дома. Жена его не дождалась, и во втором браке у него родился сын Михаил. Сегодня он не только знаменитый врач, но и один из авторитетнейших в Москве знатоков и собирателей современных полотен. Его коллекция известна во всем мире.
Рядом с семьей Алшибая жила народная артистка Грузии Мария Петровна Моджорян – премьерша армянского драматического театра. Она чрезвычайно гордилась тем, что начинала свою карьеру в Армении, в Александрополе, страстно любила всё армянское и научила меня первым армянским буквам. И она же повела меня в свой театр, когда там гастролировал великий Папазян. За кулисами, куда мы прошли в антракте, он поцеловал Марии Петровне руку и преподнес ей большой букет цветов.
В нашем доме был свой музей, посвященный известному театральному художнику Ираклию Гамрекели. Он жил и творил в этой квартире, где стараниями его жены Елены, которую все называли Лютик, и был открыт музей. Сама Лютик и ее холостой брат Эраст были правнуками декабриста Александра Муравьева, и она как-то показала мне сохранившееся пожелтевшее письмо, написанное опальным декабристом ее прабабушке.
Что же касается нашей семьи, оставшейся после так называемой муниципализации в двух комнатах, то объектом нашей семейной гордости был брат бабушки – обладатель прекрасного тенора Тигран Налбандян. Живя какое-то время в нашем доме, он рассказывал о своей учебе в Италии, о близком знакомстве с великим Карузо и певицей Линой Кавальери и даже показывал полученную от нее почтовую открытку с ее изображением. В заключение он пел арию Ленского и весь дом в любую погоду дружно распахивал окна. Ближе к старости он переехал в Ереван и преподавал в консерватории. У него учился вернувшийся на родину Артур Айдинян, и у нас где-то сохранилась фотография, где он снят в группе студентов, среди которых совсем юная Гоар Гаспарян.
Его родной брат Ваган, по его рассказам, был блестящим теологом, любимцем Хримяна Айрика. Чья-то завистливая рука подсыпала яд в стакан с чаем, который он пил в купе поезда, возвращаясь на родину из Швейцарии. Он умер, не дожив до своего 30-летия, и похоронен в ограде Эчмиадзинского храма.
Сегодня на нашем доме три мемориальные доски, установленные в память Микаэла Таривердиева, Ираклия Гамрекели и Павле Ингороква. Я уверена, таких памятных досок могло бы быть гораздо больше – наш дом был поистине замечательным и жили в нем удивительные люди.

Лиана Петросян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *