Диплом со столичным вектором

Представьте себе такую ситуацию. Покупатель приходит в супермаркет, долго и придирчиво отбирает самые качественные и нужные ему продукты, оплачивает их стоимость в кассе, после чего оставляет пакеты на прилавке и спокойно уходит, нимало не интересуясь дальнейшей судьбой своей дорогой покупки. Представить такое сложно, между тем нечто подобное уже более двух десятилетий происходит в системе нашего высшего образования. Государство через «сито» приемных экзаменов тщательно отбирает лучших, щедро оплачивает их образование, а затем преспокойно выпускает на вольные хлеба, не очень-то интересуясь тем, где новоиспеченный специалист приложит свои полученные в стенах вуза знания. Более того, в условиях тотальной безработицы «новобранец» порой вообще не может трудоустроиться и, махнув рукой на свой престижный диплом, устраивается в магазин, пиццерию или в какой-нибудь офис. Поэтому людей здравомыслящих уже давно томит вопрос – а нужно ли такое количество выпускников, если мы не можем обеспечить их работой по специальности?
Формально в рамках действующей системы высшего образования студенты могут обучаться по приоритетным для государства направлениям, после чего они направляются на работу в эти отрасли. Но, как это часто случается, сказав «а», мы позабыли сказать «б», иными словами, выяснилось, что финансовых рычагов для реализации этого похвального замысла у правительства нет, так что и приоритетные направления остались без молодых кадров.
Старшее поколение хорошо помнит о действующей в СССР обязательной системе распределения выпускников вузов по городам и весям. Сегодня многие наши маститые врачи и педагоги утверждают, что именно с работы в глубинке начиналось их подлинное профессиональное становление. Закон о поствузовской обязаловке принимал еще Совнарком в 1933 году. Тогда отработать по направлению требовалось 5 лет, уклонистам грозил суд. Впоследствии закон смягчили, но диплом можно было получить только после возвращения из «ссылки».
Развал СССР развалил и эту сложившуюся систему. Кстати, этому немало поспособствовали и европейские правозащитники, заявившие, что отправлять гражданина куда-либо вопреки его желанию – прямое нарушение прав человека. К Беларуси, единственной на постсоветском пространстве сохранившей советскую систему распределения выпускников, вообще применили карательные меры. Когда в 2003 году эта страна выразила желание присоединиться к Болонскому процессу, ей было отказано, и одной из веских причин отказа стала действующая система распределения молодых специалистов.
Похоже, просвещенная Европа с ее грантами оказала и на нас довольно сильное влияние, во всяком случае все годы, прошедшие после обретения независимости, мы благоразумно воздерживались от каких-либо радикальных мер в этом направлении. Но, похоже, вопрос бесцельной траты казенных средств на обучение молодых людей, вовсе не стремящихся заполнять провинциальные вакансии, наконец-то серьезно озаботил и парламент, и правительство.
В феврале нынешнего года депутаты приняли изменения и дополнения в Закон «О высшем и поствузовском профобразовании», которые обеспечат правовую основу для целевого приема в вуз. Согласно нововведению, государство будет гарантировать прием на бесплатное обучение и поствузовское образование для лиц, поступающих по целевым программам. Будущий студент, поступающий на льготных основаниях, подписывает с государством контракт, согласно которому он после завершения учебы обязуется проработать 3 года по направлению. В противном случае он должен будет выплатить троекратную сумму, затраченную на его обучение, 70% которой пойдет в казну, а 30% – в бюджет вуза.
Скептики и противники поправок утверждают, что стоит применить «яд», как немедленно отыщется « противоядие», и что влиятельные и богатые изыщут-таки способы отмазаться от « ссылок» в деревню, включая фиктивные браки, внезапные тяжелые недуги и пр.
Между тем кадровый расклад в нашей стране, степень ее пропорциональной насыщенности грамотными специалистами уже давно требует пересмотра действующей системы их распределения. Не раз было замечено, и не только нами, что Армения по части размещения кадров превратилась в «страну-головастик», где абсолютное большинство специалистов осело в столице. По данным Национальной статистической службы РА, 2/3 ресурсов здравоохранения сконцентрировано в Ереване. По количеству врачей на 100 тысяч населения мы опережаем такие высокоразвитые страны, как Германия, Франция, Швеция, Австралия и др. Более того, мы на 15% превосходим показатель среднего уровня ВОЗ. При том, что абсолютное большинство медиков трудится в столице, а в областях, особенно отдаленных, испытывают достаточно сильную нехватку специалистов узкого профиля. Из более чем 13 тысяч врачей всех специальностей в столице осели 9 тысяч.
В последние годы в областях республики открылись образцовые больницы, по многим параметрам не уступающие столичным, а по некоторым и превосходящие их. Последняя, девятая открылась на днях в самом запущенном в медицинском отношении районе – Мегри. Это действительно очень важное и нужное дело. Но не менее важно обеспечить эти больницы соответствующими их уровню кадрами – увы, решить эту задачу не всегда получается. Во всяком случае, судя по количеству обращений жителей областей в столичные клиники, достигающих несколько тысяч в год, кадровая проблема в областях, особенно в отдаленных районах, даже после введения института семейного врача продолжает оставаться достаточно сложной.
Чуть получше ситуация с педагогами, поскольку большого дефицита кадров не наблюдается. Более того, отрасль явно перенасыщена учителями и в селе, и в городе. По словам министра науки и образования Армена Ашотяна, в стране 25 тысяч вакансий, однако работают 40 тысяч. Министерство всеми силами старается избежать такой непопулярной меры, как сокращение, поэтому педагоги, достигшие пенсионного возраста, продолжают успешно трудиться на ниве просвещения. Между тем в глубинке, преимущественно в селах Вайоц Дзора и Сюника, резко сокращается количество учеников. Как же удастся образовательным властям совместить несовместимое – и почтенных педагогов не обидеть, и молодых трудоустроить в условиях сильно поредевших классов?
Ежегодно педвузы в дополнение к огромной армии работающих педагогов вбрасывают в эту перенасыщенную сферу в общей сложности до 7 тысяч специалистов, при том, что реальная потребность почти в 5 раз ниже. К тому же удельный вес преподавателей младше 35 лет, преимущественно в областях, ничтожно мал. Столь же незначительно и количество мужчин, работающих в этой сфере.
В сельских школах достаточно широко практикуется так называемое «совмещение», особенно в преподавании естественных предметов. Так, учитель биологии может преспокойно преподавать географию, анатомию и даже химию . Как это сказывается на уровне знаний этих предметов, можно судить хотя бы по результатам ЕГЭ.
По свидетельству эксперта по образованию Сероба Хачатряна, чем беднее регион, тем больше в нем вакансий. Но можно понять и молодых людей, которые не хотят прожить лучшие годы своей жизни в захудалом селе, лишенном элементарных удобств. Поэтому прежде чем направлять туда молодые кадры, следует обязать областное руководство создать начинающим специалистам приемлемые условия для жизни.
Это условие необходимо для всех молодых кадров, которые будут направлены по распределению. В том числе и для представителей самых «сельских» профессий –агрономов и ветеринаров. Между тем и они в большинстве своем предпочитают трудоустраиваться в столице. Ветеринары находят работу на птицефабриках, агрономы трудятся на винных, коньячных и пивоваренных предприятиях, а в области не стремятся даже уроженцы этих мест.
В советских колхозах и совхозах в обязательном порядке имелись свои штатные специалисты, не считая крупного производственного управления в райцентре, которое координировало все работы. Сегодняшний фермер, зачастую не имеющий ни необходимых знаний, ни опыта, практически лишен помощи профессионалов, которые должны не изредка наезжать в село, а постоянно контролировать и направлять весь процесс производства. А у нас есть области, где на все районы всего один агроном.
Сегодня в Армении активно развивается тепличный бизнес, где широко востребованы молодые специалисты, обученные современным технологиям выращивания овощей, плодов, цветов. Востребованность есть, но мало кто из молодых специалистов соответствует высоким требованиям, особенно иностранных компаний. Соучредитель проекта создания совместного армяно-голландского тепличного хозяйства Самвел Петросян рассказывал, с каким трудом им удалось подобрать нескольких молодых специалистов, обладающих необходимыми знаниями для работы.
Сегодня никто не отрицает, что подавляющее большинство всех дипломов имеет один вектор – столичный. Ситуацию надо выправлять, поправки в законе – решительный шаг к этому. Дело за исполнением.

Лиана Петросян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *