Город-пасынок Гюмри

Председатель Совета министров СССР Николай Рыжков, за которым закрепилось прозвище «Плачущий большевик» после того, когда он не смог удержать слез, увидев разрушенный землетрясением Ленинакан, обещал восстановить город в течение двух лет. Его обещание не было беспочвенным: у Советского Союза имелся подобный опыт – Ашхабадское землетрясение 1948-го года и Ташкентское – 1966 -го. В Ташкенте без крыши над головой осталось более трехсот тысяч человек. Город был полностью восстановлен за три с половиной года, причем строили не времянки, а сразу современные многоэтажки и даже… метрополитен, разрешение на строительство которого мудрое местное руководство получило у верховных властей, воспользовавшись создавшейся ситуацией. Почти двумя десятилетиями раньше такими же быстрыми темпами был восстановлен практически полностью уничтоженный советский Ашхабад. Так что обещание Рыжкова имело под собой вполне реальную основу.

Увы, Ленинакану не повезло. Советский Союз распался, наводненной беженцами, разоренной войной и блокадой Армении оказалось под силу лишь переименовать город в Гюмри, отчего гюмрийцам, в большинстве своем живущим во времянках, не стало ни холодно, ни жарко. Вернее, холодно-то уж точно было нам всем из-за энергетического кризиса, а уж в Гюмри с его суровым климатом и подавно. Как и по всей Армении, из Гюмри начался отток населения, не прекращающийся по сей день.
С годами столица Армении стала застраиваться, а Гюмри, не считая Австрийской деревни и малочисленных новых кварталов, продолжал медленно умирать. Город попросту оказался пасынком в родной стране. Гюмри, славившийся некогда своим научным и промышленным потенциалом (Научно-исследовательский институт геофизики, «Строймашина», прядильная фабрика, мясокомбинат, кондитерское производство, пивзавод и др.), сегодня превратился в город-призрак, в котором люди выживают в основном благодаря пенсиям, подачкам родственников, устроившихся за границей, да мелкой торговле. По данным Википедии, численность населения этого города, составлявшая в 1988-м году 238 тысяч человек, в 2011-м сократилась до 121976-и, а в 2013-м – до восьмидесяти-девяноста тысяч. Боюсь представить, сколько жителей проживает в Гюмри на данный момент…
Несмотря на беспросветную ситуацию, в которой оказались гюмрийцы, их любимый город периодически провозглашают то культурной столицей стран СНГ, то Молодежной столицей 2016 года, то Папа Римский осеняет его своим визитом.
Культурные мероприятия и впрямь проводятся. К примеру, в апреле нынешнего года состоялся Международный музыкальный конкурс-фестиваль «Возрождение», которому уже несколько лет, в сентябре пройдет рок-фестиваль, тоже международный. Знаю, что в 2013-м проводился фестиваль юмора, но как дальше развивались события, история умалчивает.
Меж тем Гюмри и впрямь мог бы взять на себя функции культурной столицы. Помимо вышеперечисленных мероприятий здесь вполне можно было бы проводить фестивали документального кино. Благо есть кому взять его организацию в свои руки. Это очень талантливый и неординарный режиссер из Гюмри Армен Гаспарян, в последние годы получивший признание на многих престижных международных кинофестивалях. Со своим профессионализмом, связями и знакомствами в мире кино, умением добиваться поставленной цели он вполне бы мог осуществить подобный проект, привлечь к нему внимание документалистов из многих стран мира. Ежегодные международные музыкальные фестивали – тоже отличная культурная подпитка для города, так же, как и праздники юмора. К слову сказать, потрясает любовь гюмрийцев, буквально выживающих в нечеловеческих жилищных и экономических условиях, к музыке и спорту. Чтобы убедиться в этом, можно посмотреть документальный фильм уже упомянутого режиссера Армена Гаспаряна «Украденное детство» о юной скрипачке из барака. На днях меня потряс еще один такой сюжет из Гюмри – о мальчике, семья которого питается буквально одним хлебом, а сынишка посещает… спортивную секцию.
Спорт – это тоже сильная сторона гюмрийцев, давших миру не одного чемпиона мира, Европы и Олимпийских игр. По последним сведениям, в городе планируется построить современный спортивный комплекс. В реалиях сегодняшней действительности вполне возможно тренировать в этом комплексе не только своих спортсменов, но и тяжелоатлетов, легкоатлетов и борцов из других стран. Это нормальная практика и большие деньги. А той же тяжелоатлетической гюмрийской школе могут позавидовать многие продвинутые в спорте страны мира.
Проблема рабочих мест в Гюмри – первая после жилищной. Но и тут, и там есть решения. Многие наши соотечественники из Сирии сегодня проживают преимущественно в Ереване, большей частью на съемных квартирах. Многие из них в состоянии основать небольшие производства, а некоторые – даже большие. Для этого им нужны всего лишь гарантии государства. Почему бы не предложить им льготные условия для бизнеса в Гюмри с предоставлением квартир? Не удивляйтесь, в Гюмри имеется большое количество приватизированного жилья, которое после отъезда владельцев осталось практически бесхозным. Владельцы этих квартир и домов были бы рады продать свою собственность, но у гюмрийцев, живущих во времянках, едва хватает денег на хлеб насущный. Многочисленные фонды, оказывающие помощь в получении жилья, способны обеспечить им лишь пару семей в год, поскольку строительство новых домов требует огромных затрат. Почему бы этим фондам, а также государству не выкупать уже имеющиеся пустующие квартиры у их владельцев за не такие и большие деньги и предоставлять их нуждающимся, а также нашим сирийским соотечественникам, оставшимся без крова?
Гюмри возможно не только возродить, но и сделать городом, привлекательным для туристов. Почему-то сегодня большинство туристических маршрутов обходит его стороной.
Специалисты ленинаканского мясокомбината сегодня работают на лучших производствах российской мясомолочной отрасли, а мы забыли вкус ленинаканской колбасы и суджуха, у которых как не было конкурентов в советское время, так нет и сегодня, несмотря на обилие новых производств и нового ассортимента. Нет на наших прилавках и вкуснейших гюмрийских сыров, и тающих во рту гаты и шакар-лохума, хотя много чего приблизительно похожего имеется в огромном количестве во всех магазинах и супермаркетах. Да и в самом Гюмри всё это практически исчезло, кроме, пожалуй, сыра, производимого в близлежащих селах. Неужто так трудно возродить сыроваренную, мясную и кондитерскую промышленность, да еще и распространять ее за пределами страны? Армяне ведь живут по всему миру и всюду ищут дорогие их желудкам отечественные продукты.
… После шести вечера и без того малолюдный город пустеет совершенно, словно подтверждая состоятельность выдвинутой кем-то программы – Армения без армян. Опровергнуть этот замысел можно, лишь создав условия для возвращения наших соотечественников в родные места, в числе которых и город-пасынок Гюмри. Эти мои разрозненные размышления не претендуют стать истиной в последней инстанции, но возможно, они подскажут профессионалам пути возрождения Гюмри, а соответственно, и других городов Армении, оказавшихся в схожей социальной и экономической ситуации. Потому что сильной Армения может стать, если сильны все ее детища, все ее города и села, а не один лишь сверкающий праздничными огнями и заливающийся по поводу и без громкой музыкой центр ее столицы, создавая иллюзию полноценной жизни.

Роза Егиазарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *