Герой последнего рубежа

В августе прошлого года 70-летний юбилей отмечал Алеша Абрамян, легендарный голкипер великой ереванской команды. Юбилей прошел довольно скромно, без фанфар и фейерверков, которых именинник, безусловно, достоин. Скромность, наверное – а ведь без этого человека на последнем рубеже могла бы и не состояться сказка, подаренная «Араратом» своим болельщикам.

Кто, если не вратарь?

Это было уже после триумфа 1973 года – первая и единственная «очная» встреча с Алешей. За хорошую посещаемость и успехи в занятиях в футбольной секции полагалось поощрение – «отличников учебы» посылали на матчи чемпионата или кубка Союза, мячи подавать. Мальчиков, бегающих за мячами, сегодня не увидишь, это сейчас у кромки поля пятьсот мячей, а в то время играли всего одним и еще один, запасной, на всякий случай, хранился в неведомом месте. Мальчиков распределяли равномерно по периметру поля и уходить от заданной точки больше, чем на два метра вправо и влево, было нельзя.
Судьба улыбнулась тогда – место мне досталось у ворот, то есть в первом тайме Алеша был на расстоянии вытянутой руки, а во втором можно было увидеть араратовские атаки во всей их красе. Помню даже, что играли с ленинградским «Зенитом». Так вот, в первом тайме один из наших защитников (кто именно – помню и это, но не скажу), отбивая прострел ленинградцев, как-то неловко поставил ногу, и мяч неумолимо впился в девятку алешиных ворот. Абрамян недоуменно проводил мяч взглядом, даже не сдвинувшись с места, и сварливо сказал: «Слушай, вот почему ты решил, что свой первый и единственный гол в жизни должен забить именно мне?» Это было сказано на сочном ленинаканском диалекте, и владеющие им могут получить эстетическое удовольствие, сделав обратный перевод.
Вместе со старшим братом, Фурманом, «семейный клан» Абрамянов составлял основную ось обороны команды. Фурман и Александр Коваленко были персонами, которых нападающие других команд в прямом смысле боялись. Не потому, что защитники играли грубо, отнюдь нет, просто они отличались отменными физическими данными, и от столкновения с ними, в рамках правил даже, ничего приятного ожидать не приходилось. Ходила байка, что у Фурмана был специальный блокнот, куда он записывал игроков противника, посмевших его обойти во время матча. Судьба оказалась несправедлива к защитнику – он трагически погиб за год до великих побед 1973-го. Алеша теперь стал играть и за него тоже.

Тяжела вратарская доля

Почему-то считается, что нехватка высококлассных вратарей вечно была одной из проблем армянского футбола. Но это вовсе не так: вот, только навскидку, помимо Абрамяна, отличными голкиперами были Рафик Матевосян, Сергей Затикян и недавно ушедший из большого футбола знаменитый наш Роман Березовский, прошу прощения, если забыл кого-нибудь. Да и Норайр Демирчян, извечный дублер Алеши Абрамяна, был очень надежным стражем ворот. Мог бы вполне перейти в другую команду, но не сделал этого, оставшись верным своей, единственной.
Был в истории «Арарата» период, с конца 1970-ых и до развала СССР, а с ним и союзного футбольного чемпионата, когда вратарей для ереванской команды почему-то стали искать по городам и весям огромной страны, вместо того, чтобы взращивать своих. Большинство из приезжих вратарей были откровенно слабыми игроками, и в немалой степени тогдашние неудачи «Арарата» объясняются отсутствием классного защитника последних рубежей. Разве что Александр Подшивалов, отдавший «Арарату» семь лет, достоин хвалебных отзывов, но его, помнится, часто преследовали травмы.
Вот и сейчас, после ухода Березовского из национальной сборной, начались хватания за голову и лихорадочные поиски замены, которую хотя бы с натяжкой можно будет назвать равноценной. Естественный вопрос – а разве не было известно, что настанет тот день, когда Роман повесит бутсы на гвоздь, – относится к риторическим и ответа на него не ожидается. Собственно, футбольный менеджмент – специальность для Армении неведомая, и четверть века независимости в этом отношении принесли нулевые результаты. Хотелось бы думать, что найдутся люди, способные сдвинуть дело с мертвой точки.
А то, что Алеша Абрамян был вратарем высочайшего класса, признало в то время даже такое влиятельное английское издание, как World Soccer – сравнения с Яшиным, тем более из уст скупых на похвалы британцев, просто так не делаются. Кстати, в 1980 году в советском футболе был учрежден символический «Клуб имени Льва Яшина» для вратарей, отстоявших свои ворота неприкосновенными в 100 и более матчах. Абрамян занял в этом клубе почетное место со своими 138 «сухими» играми, двух матчей не хватило для ровного счета, да он их и не считал.
А Алешу в свое время в футбол переманили из волейбола, в котором он, со своим завидным ростом, мог добиться немалых успехов. Поиграв немного в ленинаканских командах мастеров, в 19-летнем возрасте он оказался в основе главной команды республики, что само по себе явление нечастое. Цепкие руки, отменная реакция, безупречная работа пальцев – всё это заслуга именно волейбольных тренировок.
Алеша Абрамян в подробностях помнит чуть ли не каждый матч, проведенный в «Арарате», затрудняясь, как правило, выделить важнейшие. То ли победный кубковый с киевлянами, то ли с «Баварией», которую, как он признается, пройти было невозможно. То ли с «Пахтакором» в Ташкенте, когда команда поклялась победить во что бы то ни стало ради Никиты Симоняна, у которого накануне скончался сын. Они победили, а тренер успел в Ташкент к началу игры. Много их было, важных-то.
Впрочем, наверное, для настоящего игрока важен любой матч, иначе это не профессиональное отношение. И если бы для Абрамяна существовали проходные, необязательные игры, вряд ли бы он стал Алешей – всеобщим любимцем.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *