В шаге от абстракции и реализма

Картины Назик Асланян имеют одну интересную особенность – как правило, она пишет тематическими сериями, когда несколько картин, объединенных общностью сюжета, составляют единое целое. При этом первое впечатление о стиле складывается в зависимости от того, какую именно серию увидел зритель. Назик одинаково уверенно чувствует себя и в реалистичных полотнах, и в неприкрытой абстракции, что само по себе редкость. А для зрителя переход от, например, тщательно выписанных натуралистичных цветов к абстрактным пейзажам оказывается подчас настоящей приятной неожиданностью.

Женщина как творец

white pansyЖенщине, очевидно, нелегко быть творцом, в частности – художником, это трудно невероятно, по разным причинам. Почему-то владеет многими умами расхожая, но в корне неправильная установка на некоторую «второсортность» искусства в женском исполнении.
Назик Асланян, как правило, дает названия не отдельным картинам в серии, а всей этой серии. И это вполне оправдано, исходя из постулата о том, что абстракция в большей степени, чем реализм, требует от художника честности, что неправды и жеманной деланности она не терпит. А любое название воздвигает перед будущим полотном жесткие ограничения по смысловому наполнению, ограничивает свободу как художника, непонятно зачем принуждающего себя самого писать нечто соответствующее названию, так и зрителя, внимательно всматривающегося в холст в надежде найти, понять – почему он именно так называется. А тут на тебе, зритель, безымянную картину – и давай, смотри, домысливай и придумывай сам, вместе с живописцем сам и твори.
Как таковая, учеба в ереванской художественной академии, равно как и членство Назик Асланян в союзах художников и дизайнеров Армении, вовсе не является гарантией уникальности и ценности картин. Она внутри художника, эта уникальность, эта изменчивая и порой ветреная потребность творить, зависящая от настроения и даже от того, как начался конкретный день. Назик старается всегда быть в сфере творчества, и ее преподавательская деятельность в гимназии – история искусств – тоже направлена на непрерывность творческого процесса.
Выставки картин Назик Асланян чаще проходят в Европе и США, чем в Армении, к сожалению. Но когда она радует своими картинами ереванскую публику, это непременно становится знаковым событием. Вот и майская экспозиция в Музее современного искусства не стала рядовой, подарив нечастую возможность лицезреть цветы, солнце и причудливые пейзажи кисти Назик.

Жизнь среди цветов и солнца

Экспрессия полотен Назик Асланян сильна и самодостаточна. Она, видимо, не особенный поклонник яркой и сочной палитры, предпочитает приглушенные, но от этого не менее богатые тона, за исключением ослепительного белого, разве что. Контрастные, но плавные цвета создают уникальное настроение и восприятие, диктуя то умиротворенность, а то чувство необъяснимой тревоги в пейзаже, запечатлевшем нерв неспокойного дня.
И солнце, и цветочные лепестки могут быть реалистичными либо абстрактными, что не снижает силу картины, просто делает ее другой. И вот тут нужно уметь мгновенно перестроиться, чтобы ощутить настроение художницы, владевшее ею в момент сотворения.
А настроение имеет для Назик Асланян огромное значение. Теплота и естественная человечность дают ощутимый положительный заряд, и, видимо, именно с такими эмоциями, в добром настроении, и писались эти картины. Да и сама Назик этого не отрицает, утверждая, что кисть не идет в руки, когда что-то тревожит или гнетет. А то и просто с утра настроение не очень, пусть и необъяснимо – считай, день для творчества потерян.
Поражают пейзажи Назик. Встанешь близко к картине – классическая абстракция, где нужно думать и искать образы самому, тут никто не поможет. Но какая-то сверхсила мягко заставляет зрителя отступить назад, на пару шагов всего, и пейзаж становится очевидным – ветер и деревья, дождь и буря, а после дождя и бури взойдет непременное солнце.
А солнце вообще занимает неоспоримое центральное место в картинах Назик. Оно может и не присутствовать непосредственно на полотне, но жить в каждом цветке – в маке, ромашке и хризантеме – это символ возвращения на круги своя, успокоения, сердечности и теплоты, которой так недостает, и каждый мечтает наполнить свой дом солнечными эмоциями. И лучезарность этих полотен происходит от света, исходящего от самой Назик – теплота, мягкость и грация художницы передаются каждому ее холсту.
Цветы – тоже постоянные герои картин Назик. Причем чаще букетов встречаются «портреты» одного-единственного цветка. Идея здесь, видимо, в том, что каждый цветок символизирует человеческий образ, становясь уже полноценным портретом, иносказательным, конечно. И вот именно в этом нюансе проявляется теснейшая связь, удивительный взаимодополняющий симбиоз реализма и абстракции – увидеть в цветке человека с его внутренним миром, мыслями и эмоциями.
От абстракции до реальности всегда один шаг, это аксиома не только живописи, но и жизни. Назик Асланян мастерски умеет создавать эти переходы – превращение фантастических декораций в сцены и образы реальной земной жизни, ощущение себя одновременно в нескольких измерениях. И самое главное, что она и нас ведет неосознанными, неведомыми подчас тропами, о существовании которых мы могли бы и не догадаться никогда.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *