Война и мир

Летом этого года моя знакомая, вот уже несколько лет проживающая за пределами Армении, в подмосковном Обнинске, навестила вместе с мужем его родню в селе Неркин Кармир Ахпюр Тавушской области. Ее рассказ об этой поездке показался мне весьма примечательным, и я решила поделиться им с читателями «Пятницы». В сущности, что мы, столичные жители, знаем о жизни за пределами Еревана, особенно в приграничных населенных пунктах? Практически ничего. Если, конечно, не считать ежедневных тревожных сводок об очередных обстрелах азербайджанскими вояками приграничных сел Армении.
Село Неркин Кармир Ахпюр находится под самым носом у азербайджанцев. Что с этой, что с той, азербайджанской, стороны и видно, и слышно, как живут люди по обе стороны границы.
Неркин Кармир Ахпюр неожиданно оказался многолюден. Обычно летом села пустеют: люди с утра до вечера трудятся на полях, либо в горах пасут стада. Война отобрала у них возможность привычного сельского труда – обходятся подсобным хозяйством, и скотина кормится поближе к дому. Мужчины все больше возятся со своими личными автомобилями или играют в нарды. Детишки тоже во дворе. Но, странное дело, на лицах их нет привычного деревенского румянца.
Отчий дом мужа моей знакомой показался ей декорацией из фильма про войну. Стекла выбиты, двери ходят ходуном, сад порос чертополохом, два соседних дома разбомблены. Деверь, живший в отчем доме, прорыл в скале убежище и перебрался жить туда. Живет практически на сырой земле. Ладно летом, а осенью, зимой? Понимает, что может вконец потерять здоровье, но между здоровьем и жизнью предпочел выбрать жизнь. Правда, в новом пристанище водятся змеи, но, бывает, змеи и в дом забираются, философски рассуждает деверь. Когда обстановка на границе обостряется, он отправляет жену с детьми в ее родное село, а сам Неркин Кармир Ахпюр не покидает. С наступлением относительного затишья привозит семью назад.
Нельзя сказать, что государство предоставило жителей села на волю судьбы. Всем, у кого разрушены дома, безвозмездно доставлены строительные материалы, преимущественно розовый отечественный туф хорошего качества. Детей на все лето бесплатно отправляют в лагеря, а сына деверя, который играет на дооле, даже поощрили поездкой в Голландию. Учащихся старшей школы, которая располагается в райцентре, ежедневно доставляют туда спецавтобусом. И тоже бесплатно.
Тем не менее война стала частью сельского быта. Даже кратковременные передышки не означают перемирия. Люди приспособились жить в этих условиях. Жена деверя вдруг посреди разговора сорвалась с места и побежала собирать белье, пока не началась перестрелка. Обычно стреляют ближе к вечеру. Даже дети настолько привыкли к стрельбе и взрывам, что безошибочно могут определить, из какого оружия стреляли – российского или турецкого. И марку оружия определяют безошибочно.
Привыкшие к перестрелке сельчане не всегда прячутся во время обстрела. Дядя мужа моей знакомой продолжает жить в своем доме и никуда не собирается прятаться, хотя пулеметная очередь прошила карман его пиджака с находившимся внутри паспортом. Дядя с женой отсиживались на кухне, когда начался пулеметный обстрел. После затишья он вошел в комнату и увидел карман с круглой дыркой, такая же дырка была в паспорте. Дядя рассказывает об этом, то ли удивляясь, то ли смеясь.
Пулеметные очереди не самое страшное. Их можно переждать в доме. А вот когда начинаются артобстрелы, все сельчане, не сговариваясь, садятся в машины и по склону горы перебираются на другую сторону. Гора – естественное природное укрытие.
Когда за оружие берутся азербайджанские стрелки, жители села, что по ту сторону границы, в основном азербайджанские старики и старушки, вооружившись вилами и лопатами, бегут к позициям и обрушивают свое «оружие» на стреляющих. Мирному населению война не нужна. По обе стороны границы.

Несмотря на войну (а как иначе назвать практически непрекращающиеся военные действия?), село живет своей устоявшейся жизнью. В магазине есть все, что и в городских магазинах, у молодежи – айпады, почти у всех жителей села – мобильники. Они не чувствуют своей оторванности не только от столицы, но и от мира, обо всем прекрасно информированы, даже получше иных столичных жителей. Кстати, в Неркин Кармир Ахпюре действует футбольная секция, в которой тренируется 16 ребят, есть и баскетбольная, там 10 девочек. Обе секции организованы фондом «Зоракн». Такие вот война и мир.
Воины, охраняющие границу, чувствуют себя в Неркин Кармир Ахпюре как дома. Запросто заходят в гости, если надо подзарядить сотовый или набрать воды. И, конечно, в какой армянской семье не угостят гостя, да еще такого, от которого зависит в прямом смысле твоя жизнь.

Этим летом в селе было многолюдно еще и потому, что в гости к родным приехали те, кто уехал на заработки в Россию. Кстати, когда напряжение на границе особенно возрастает, почти все мужчины, обосновавшиеся в России, приезжают на подмогу своим сельчанам, вместе с ними идут в окопы, прикрывая собой новобранцев. Такой вот неписаный закон.

Роза Егиазарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *