Великий профессор футбола

Отец и дядя начали водить меня на футбол еще дошколенком, и я одно время не понимал, почему шестого номера «Арарата» называют «Виликом». Спрашивал, как его зовут, мне отвечали – Аркадий, и никакой не Вилик. Почему «профессором» его называют — было понятно, и только потом до меня дошло, что профессор – не Вилик, а «великий».

Универсал

1048841265098807Это был первый на моей памяти (и долгое время единственный) из очень немногочисленных вообще футболистов, которые способны вести мяч, не смотря при этом на него. Вот принципиально не смотрел. Понятно, да, какие стратегические и тактические преимущества в плане видения поля и скорости оценки обстановки имеет такой игрок? Вот и сейчас затрудняюсь навскидку назвать такого же другого – во всяком случае, в чемпионате СССР с начала 1970-ых и до самого последнего первенства не вспоминается такой никто. А ведь мяч слушался Аркадия Андреасяна, как дрессированный.
Аркадий Андреасян был универсален. Классический полузащитник, он мог и отыграть сзади, и голов поназабивать столько, сколько нужно. Я всегда был уверен – поставь Андреасяна в ворота, такой голкипер стал бы нарасхват в лучших клубах. А все – ответственность, а также дисциплина, дисциплина, и еще раз дисциплина, чего он, кстати, требовал от всех своих команд, когда стал тренером, и это часто приводило к конфликтам. Плюс еще, конечно, футбольная гениальность от Бога. То, что он выделывал в центре поля с Сергеем Бондаренко, особенно если стих находил сразу на обоих, словами не передать, это надо было видеть.
Достижения Аркадия Андреасяна те же, что и у остальных игроков звездного «Арарата» – чемпионство и два Кубка. 65 голов за «Арарат», их которых один – мюнхенской «Баварии», тот самый, единственный, после воздушной дуэли, выигранной не у кого-нибудь, а у Франца «Кайзера» Беккенбауэра. А если бы тогда считали голевые передачи, то у него, мастера стандартов, их набралось бы явно больше сотни.
Аркадий Андреасян был прирожденным лидером, диспетчером, стратегом, и эти игровые качества не изменились, когда он стал тренером. Его часто сравнивали с блаженной памяти Круиффом, во многом благодаря которому заурядная тогда Голландия ворвалась в элиту мирового футбола, придумав тотальную концепцию и успешно опробовав ее в «Аяксе». Действительно, в философии трактовки игры у этих двух универсалов было много общего, хотя двойниками их никак нельзя назвать. Да и «летучий» Йохан нет-нет, да и посматривал на мяч у себя в ногах.

Тренер, требовательный и колючий

У Аркадия Андреасяна, говорят, характер не из легких. Так говорят, но когда просишь пояснить, выясняется, что имеют в виду главным образом требовательность и обязательность. Эти качества людям нравятся только в теории, на практике такие личности причиняют окружающим немало неудобств – тем, что не дают этим окружающим жить и особенно работать так, как им вздумается.
Андреасян много раз приходил на выручку армянским командам, еще в советский период, в качестве тренера – и «Котайку», и «Шираку», и октемберянскому «Спартаку», и «Арарату». В 1982 году «Арарат» после практически семи провальных лет одно время даже шел на первом месте в таблице чемпионата СССР под руководством Андреасяна, и хоть в итоге и занял только пятое место, оно было признано успехом и Аркадий Георгиевич получил звание заслуженного тренера республики.
«Арарат» золотой поры часто играл с соперниками из нижней половины таблицы по одной опробованной тактике. Противник владел мячом, наверное, 80% игрового времени, при этом ереванцы не сидели в обороне и не подпускали соперника к своим воротам. Такие матчи проходили в середине поля, и иногда, раз шесть за игру, Андреасян или Бондаренко (или другие) разрезали длинным пасом команду визави – вперед, на Казаряна с Маркаровым, и «Арарат» побеждал с крупным счетом. Подобную тактику Андреасян пытался внедрить и в «Арарате» 1980-ых, но для нее нужны были классные исполнители и железная дисциплина. Ни того, ни другого, в команде уже не было.
Тем более не было всего этого и в «Арарате» периода независимости, когда армянский футбол сдал все свои позиции, если не считать пары кратковременных пробуждений. Летом 1993 года Андреасяна позвали в бейрутский «Оменмен», он вывел эту армянскую команду в лидеры чемпионата Ливана, в финал Кубка страны. Осенью 1995 году он вернулся в Ереван и с 1996 г. вновь возглавил «Арарат» в качестве главного тренера (по 2002 год) и президента клуба (до 2013 г).
В 2007 году из-за постоянного противостояния зарубежных хозяев «Арарата» с руководством Федерации футбола Армении Аркадий Андреасян решил на время покинуть родную команду и два года успешно тренировал ереванскую «Мику». В 2009 году он вернулся в «Арарат» и завоевал с командой Суперкубок страны.
В 2013 году, разочаровавшись в футбольной политике президента клуба Грачья Каприеляна, для которого создание классной инфраструктуры клуба, строительство детско-юношеской школы «Арарата» стояли на втором плане, Аркадий Георгиевич, будучи одним из акционеров ФК «Арарат», вновь покинул родной клуб. Однако в 2016 году вернулся в армянский футбол и снова возглавил «Арарат», связывая сейчас большие надежды со следующим сезоном. Кстати, наш бразильский соотечественник, Маркос Пизелли, его находка.
Он неудобный тренер, жесткий и требовательный, ершистый, не дающий покоя футболистам. Но только так – соблюдая жесточайшую дисциплину, тренируясь до изнеможения и через не могу – можно стать большим игроком. Вот Генрих Мхитарян это отлично знает, а Аркадий Андреасян усвоил эту простую истину много десятилетий назад. В конце концов, если бы нужна была Андреасяну синекура, он мог бы спокойно, при нынешнем-то состоянии внутреннего чемпионата, изображать деятельность, получать зарплату и не обращать особого внимания на результаты.
Просто Андреасян так не умеет, именно поэтому он – Андреасян, великий профессор футбола.

Рубен Гюльмисарян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *