Великан, который мечтал играть на скрипке

Вот и снова, по установившейся традиции, сразу после четверга наступила пятница, и мы вновь имеем возможность встретиться на страницах «Пятницы».
Что случилось с нами за прошедшую неделю? Стали ли вы лучше, умнее, сильнее и хотя бы на миллиметр выше за прошедшие семь дней? Все эти вопросы нас не интересуют. Пусть каждый взрослеющий мальчик, а тем более девочка, сам (сама) разбирается с этим.
Наше дело вовремя подготовить новую сказку и сделать так, чтобы ваши мамы и папы тоже рвались прочитать нашу детскую рубрику. Им, конечно, не всё будет здесь понятно, но для того и существуете вы, дети, чтобы терпеливо и доходчиво разъяснять им, в чем смысл сказки. Заметим, что в общении с взрослыми нужно иметь колоссальное терпение. Это надо знать всем детям и не давать воли нервам. Только так и можно воспитать хороших мам и пап. Так что, делать нечего, ребята – терпите и воспитывайте.
Сегодняшняя сказка для тех, кто умеет мечтать, и она о тех, чья мечта никогда не сбудется. Но это совсем не означает, что надо опускать руки. Просто необходимо слегка подправить свою мечту и подстроить ее под свои возможности…

Армен Ватьян

Великан, который мечтал играть на скрипке

Высоко в горах жил один странный Великан. Все великаны были как великаны. С корнем вырывали деревья, крушили горы, сметали скирды и разрушали мосты. А этот очень любил музыку. Иногда он спускался вниз в долину, и тогда крестьяне из окрестных сел могли слышать, как он насвистывает какую-нибудь незатейливую мелодию. Но вид его, как и у всех великанов, был так страшен и ужасен, что люди боялись даже случайной встречи с ним.
Однажды Великан, перекинув через плечо огромную дубинку с трещиной, пошел на поиски подходящего дерева, чтобы сделать себе новую дубину. Он, самозабвенно насвистывая, шел по лесу, время от времени приостанавливаясь, когда надо было взять чересчур высокую ноту.
Великан так увлекся своей мелодией, что не заметил лежащего на дороге бревна, и, споткнувшись, растянулся во весь свой великанский рост, уткнувшись носом в куст дикой сирени. Он с наслаждением вдохнул в себя аромат сирени и даже попробовал гроздь соцветий на вкус. Вдруг, сквозь птичий щебет и шелест ветра, откуда-то донесся нежный голос скрипки.
Великан ползком, как бы боясь вспугнуть этот незнакомый доселе нежный звук, вскарабкался на холм и осторожно глянул вниз.
Прямо под холмом находился небольшой домик. На веранде, перед разложенными на пюпитре нотами, стоял скрипач и вдохновенно играл.
Великан смотрел на маленького скрипача сначала с ухмылкой, потом с изумлением, затем с восхищением. Его грубое лицо выражало то радость, то грусть, то скорбь. Он был весь во власти музыки и, даже сам того не замечая, подползал все ближе и ближе. А когда, наконец, скрипач перестал играть, то оказалось, что Великан сидел уже прямо перед верандой.
Скрипач опустил смычок и только сейчас заметил, что он не один. Он испуганно отпрянул назад, прижав к груди скрипку, и спрятался за пюпитр. Потом осторожно выглянул оттуда, и лицо его вытянулось от удивления.
По щетинистой щеке Великана катилась крупная скупая мужская слеза.
Скрипач вылез из своего укрытия и осторожно приблизился к нему. Великан зачарованным взглядом уставился на скрипку. Наконец, видимо, решившись, протянул к ней руку. Скрипач растерянно посмотрел на его раскрытую ладонь и нехотя положил на нее скрипку. Она как раз уместилась на огромной ладони Великана.
Великан бережно взял скрипку со смычком и попробовал приложить ее так, как это делал скрипач. Маленькая скрипка затерялась под его густой щетиной. Он грустно посмотрел на скрипку, нежно провел пальцем по хрупкому корпусу и молча вернул ее скрипачу. И вид у него был при этом такой удрученный, что Скрипач не выдержал и, быстро вскочив, скрылся за дверью. Через секунду он вышел, держа на руках огромный контрабас.
Великан, увидев такую большую скрипку, которая, казалось, была сделана специально для него, от радости чуть не раздавил бедного скрипача в своих объятиях. Потом трепетно взял контрабас и, кое-как приладив его к плечу, осторожно провел смычком по струнам. Послышался густой хриплый бас. Великан убрал смычок и удивленно осмотрел инструмент. Убедившись, что он цел, снова повел смычком. Опять послышался тот же хриплый бас.
Великан знаками попросил скрипача сыграть на своей скрипке.
Тот взял свой инструмент, и тут же опять полились нежные певучие звуки. И так прекрасны были эти звуки, что Великану на секунду показалось, что это Скрипач настоящий великан, а сам он перед ним всего лишь маленький бездарный карлик.
Великан попытался еще раз сыграть на своей «большой скрипке», но, услышав тот же противный звук, с сожалением покачал головой и, тяжко вздохнув, положил контрабас на веранду.
Скрипач, не зная уже, как утешить Великана, схватил лежащую на пюпитре свирель и, сыграв на ней простенькую мелодию, протянул ему. Однако свирель была настолько мала для Великана, что он не смог извлечь из нее ни одного звука.
Великан в ярости ударил дубинкой по огромному камню, вбив его как гвоздь в землю и, понуро опустив голову, побрел прочь от домика.
Добрый Скрипач растерянно смотрел, как он удаляется, и вдруг вспомнив что-то, быстро взобрался по лестнице на чердак. Вскоре он уже спускался, с трудом удерживая в руках большой барабан духового оркестра.
– Эй! – крикнул он Великану, одновременно ударив в барабан.
Великан в одно мгновение снова оказался у домика.
Он взял барабан, который был весь исцарапан, заляпан краской и к тому же порван с одной стороны. Стукнул по нему для пробы пару раз колотушкой и расплылся в довольной улыбке. Потом, прикинув что-то, развязал пояс и, привязав его к барабану, повесил барабан на шею. Да вот беда: уходя, нечаянно задел ногой пюпитр, который, конечно, тут же развалился.
Великан растерянно смотрел, как удрученный скрипач собирает рассыпавшиеся ноты. Потом виновато улыбнулся и на цыпочках, боясь еще что-нибудь сломать, повернулся и пошел к виднеющимся вдали голубым горам.
Фигура его постепенно уменьшалась, сливаясь с очертаниями гор.
Скрипач собрал ноты и теперь пытался пристроить их на что-то, что заменило бы ему поломанный пюпитр.
Вдруг послышался громкий топот, и через секунду перед Скрипачом вновь стоял запыхавшийся Великан. Он решительно воткнул в землю свою сучковатую крепкую дубинку. Потом забрал листы с нотами у Скрипача и осторожно разложил их на сучках. А так как дубинка была уж больно большая – ростом с дерево, то пришлось ему Скрипача поставить на крышу, чтобы тот мог видеть свои ноты.
Скрипач, до этого удивленно следивший за действиями Великана, очутившись на крыше, заиграл на скрипке что-то радостное и светлое.
Великан прислушался к прекрасной мелодии и начал потихоньку насвистывать ее в унисон со скрипкой, одновременно ритмично ударяя колотушкой по барабану.
И – о чудо!..
Сучья на дубинке вдруг стали расти и расти, превращаясь в ветви, на которых тут же появилась листва. Бывшая дубинка прямо на глазах превратилась в красивое дерево с раскидистыми ветвями, сплошь покрытыми удивительными, невиданными цветами!
И слетелись на это дерево птицы со всей округи – а может, и со всего света, – и их звонкие голоса гармонично сливались с прекрасной, слаженной игрой двух столь разных инструментов – маленькой скрипки и очень большого барабана.
С того счастливого дня Великан перестал быть диковинным страшилищем для людей. Он стал настоящим музыкантом, который иногда даже давал концерты для жителей окрестных деревень. Конечно же, не один, а вместе со своим закадычным другом и прекрасным музыкантом – Скрипачом.

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *