Был юристом – стал таксистом

На днях, вручая студентам и школьникам образовательные награды президента РА в области информационных технологий, глава государства подчеркнул, что хорошая учеба, успех – это служба стране. Бесспорно, талантливые амбициозные молодые люди, с юных лет удостаивающиеся престижных наград – премий, дипломов, – главный интеллектуальный резерв любого государства, и Армения в этом случае не исключение. Особых проблем с трудоустройством у них не будет не только в стране, охваченной безработицей, но и за ее пределами.
Но как решить многолетнюю проблему остального большинства, увы, не наделенного талантами столь щедро, но готового с тем же рвением служить отечеству и в будущем обеспечивать свои семьи? И вот тут ответ упирается в одну из самых мучительных наших проблем – безработицу.
Характеризуя уровень безработицы в Армении, эксперты и социологи довольно часто употребляют эпитет «самый». По общепринятой терминологии Международной организации труда, уровень безработицы в Армении самый высокий на постсоветском пространстве. Именно по этой причине мы вместе с Таджикистаном держим первенство и по части трансфертозависимости – поступающие в нашу страну из-за рубежа капиталы составляют 21% национального ВВП. При этом отметим, что уровень нашего ВВП –самый низкий в Закавказье.
Согласно последним официальным данным, уровень зарегистрированной безработицы в Армении колеблется в пределах 17-20%. Причем основными жертвами этого социального бедствия являются женщины и молодежь. Во всех цивилизованных странах добротное высшее образование практически является гарантом востребованности и стартом для успешной карьеры. Парадокс нашей образовательной политики заключается в значительном отрыве предлагаемых знаний от реальных потребностей общества. Достаточно сказать, что количество высших учебных заведений в маленькой стране с высоким уровнем миграции и заторможенным производством абсолютно неадекватно реальной потребности в дипломированных специалистах. 55 вузов все эти годы активно «вбрасывают» в различные сферы общественной жизни большие партии новых дипломированных специалистов, в сущности мало интересуясь их дальнейшей судьбой. Бог с ними, с частными вузами, которые, как грибы после дождя, выросли на ниве нашего многострадального просвещения. Но ведь 19 государственных вузов исправно выполняют, по словам экс-министра науки и образования, «двойной заказ общества и экономики», который достаточно щедро оплачивается казной, точнее, налогоплательщиками. Кто и когда поинтересовался, где сегодня в стране массовой безработицы трудятся сотни инженеров-электриков, архитекторов, математиков, физиков, химиков, журналистов, историков, филологов, педагогов, медиков, актеров? В подобных условиях само понятие « госзаказ» теряет всякий смысл, поскольку любое разумно устроенное государство заказывает и оплачивает только то, что ему реально нужно. У нас же при наличии крепких связей и энной суммы можно получить приличное место с дипломом любого захудалого частного вуза или вообще без него. И поэтому давно никого не удивляют ни бармен с дипломом архитектора, ни таксист с дипломом юриста, ни сиделка с дипломом педагога, ни продавец с дипломом врача. Не удивительно, что сегодня 16% безработицы приходится на долю выпускников вузов.
Уже давно и всем абсолютно ясно, что наша экономика в своем нынешнем положении не в состоянии «поглотить» то количество дипломированных специалистов, которое ежегодно поставляет система высшего образования, лишь по сути умножая армию безработных.
Между тем стремление обеспечить своим детям высшее образование продолжает оставаться главной целью большинства родителей. По данным одного социологического опроса, именно плата за обучение является одной из главных расходных статей поступающих трансфертов. Родителей можно понять, поскольку в целях поднятия престижа своего «офиса» или лавочки любой работодатель требует от претендента диплом, хотя вообще непонятно – зачем нужно быть инженером, чтоб резать колбасу или продавать нижнее белье…
С другой стороны, найти мастера, который грамотно и добротно оштукатурит стены, найдет и устранит повреждение в электропроводке, починит кран, установит в квартире технику, довольно сложно. У людей, наскоро приобретших востребованные профессии, в абсолютном большинстве своем не хватает ни знаний, ни опыта, ни квалификации. Всему этому в свое время обучали в ПТУ. Сегодня им на смену пришли некие средне-специальные заведения, высокопарно именуемые колледжами. Где работают их выпускники, сказать сложно, поскольку за всё это время сколько-нибудь квалифицированного и обстоятельного мониторинга проведено не было. В этой связи уместно упомянуть еще один парадокс нашей кадровой политики. С одной стороны, по данным Агентства Государственной службы занятости, самыми востребованными профессиями сегодня являются фармацевты, медсестры, кондитеры, официанты, визажисты, дизайнеры, таксисты, бармены. С другой стороны, в 80 государственных профтехучилищах и 27 ремесленных обучаются до 35 тысяч человек, из которых лишь меньше половины находит работу и не всегда по специальности. Выходит, государство из своих скромных средств оплачивает абсурдный разрыв между спросом и предложением. Почему бы колледжу не заключить под контролем Агентства прямой договор с организациями, имеющими вакансии на конкретных специалистов, и адресно готовить их? Это будет выгодно и удобно всем.
В советские годы, когда безработицы не было вообще и это было действительно так, при 100-процентной занятости трудоспособного населения более 60% работали в промышленности и сельском хозяйстве. После развала колхозов и совхозов образовались фермерские хозяйства, но лишь часть из них принадлежит коренным сельчанам, и безработица стала основной проблемой и на селе, приведя к исходу мужского населения и распаду семей.
Закрытие промышленных производств, общее число которых превышало 700 и на самых крупных из которых работало до 17-18 тысяч человек, лишило работы огромное количество людей, вынужденных искать ее за пределами своего отечества. Собственники этих простаивающих уже более двух десятилетий предприятий, похоже, не имеют никаких конкретных планов в отношении своих владений, еще не так давно принадлежащих всему народу и делающих честь маленькой Армении. Более того, фактически закрылся «Наирит» – и это в то время, когда потребность в хлоропреновом каучуке в мире растет с каждым годом. Можно привести и другие примеры мировой востребованности нашей промышленной продукции. А вместо этого мы имеем бездействующие производства и практически полную зависимость нашей экономики от импорта электроэнергии и сырья.
Впервые робкая пока надежда на то, что ситуация в этой сфере может радикально измениться, появилась после заседания обновленного кабинета министров. На нем новый премьер-министр потребовал от руководителей соответствующих министерств провести масштабную инвентаризацию приватизированной в последнее время недвижимости, «мотивировать и активизировать собственников приватизированных имуществ, разработать и представить механизмы для их задействования». Задача сложная, многим она даже кажется невыполнимой, но сегодня другого выхода просто нет.

Лиана Петросян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *