Бренд, который мы теряем

Кинорежиссер Ванцетти Даниелян как-то поведал такую историю. Когда из Москвы поступил заказ на документальный фильм о Мартиросе Сарьяне, авторы его решили предложить написать дикторский текст Илье Эренбургу. Известный писатель жил на даче и приехавшему туда Даниеляну с гордостью показывал выращенные им крошечные кисловатые помидоры на грядках, чем вызвал у того лишь усмешку. Армянский гость обещал привезти рассаду настоящих помидоров знаменитого сорта «Анаит» и сдержал свое слово. Помидоры выросли отменные, и восторг Эренбурга был так велик, что он не только написал великолепный дикторский текст, но и пытался подарить Даниеляну автопортрет Пикассо из собственной коллекции, от чего тот категорически отказался.

Анаит Ананян

Анаит Ананян

Белла Ахмадулина, побывав в гостях у создателя знаменитого сорта Анаит Ананян, утверждала, что армянские помидоры вкуснее яблок и больше нигде в мире подобных им нет.
Непревзойденный вкус и качество армянских овощей и фруктов достигались за счет уникального симбиоза земли, воды и солнца и широкого использования местных сортов – так утверждали специалисты и были правы. Причем качество это обуславливалось не за счет урожая, который был отменным – ежегодно Советская Армения поставляла в Общесоюзный фонд до 100 тысяч тонн одних только помидоров. Какая же странная метаморфоза произошла за эти годы с нашими уникальными овощами и фруктами, которые всегда были прославленным брендом нашей республики? Земля, вода и солнце все те же, но утрачены изумительный вкус, сочность, аромат…
Причин этому много и одна из главных – семена. Если раньше этим вопросом занимались три НИИ, «Сортсемовощ», целый департамент в аграрном министерстве и управления на местах, не считая колхозных и совхозных агрономов, то теперь основополагающая семенная политика практически передоверена коммерческим структурам со всеми вытекающими отсюда последствиями. Разумеется, те более всего озабочены своими финансовыми интересами и закупают то, что дешевле, включая технические сорта далеко не первых репродукций. У крестьян, задавленных кредитами и долгами, с их вечной зависимостью от погоды, по сути нет выбора, и они берут то, что дешевле, в том числе удобрения, мало пригодные для развития вкусовых качеств урожая.
Если добавить к этому проблемы с техническими средствами, поливной водой, практически полное отсутствие специалистов на селе, контролирующих проведение необходимых агротехнических мероприятий, то стоит ли после этого удивляться тому, что наши овощи и фрукты необратимо теряют свой вкус и качество и уже не пользуются таким повышенным успехом на зарубежных прилавках. Когда после обострения отношений России с Турцией в рамках импортозамещения из Армении была экспортирована тонна помидоров, у закупщиков это особого восторга не вызвало, как, впрочем, и покупательского ажиотажа. Некоторые даже предположили, что под маркой армянских к ним обходным путем попали те же турецкие томаты. В свое время спутать наши помидоры нельзя было ни с какими другими – они были уникальны в самом прямом смысле этого слова.
Между тем помимо проблем с производством у наших фермеров зачастую не складываются отношения и с заготовителями, которые тоже ищут свою выгоду и отнюдь не спешат расплачиваться за полученное от крестьян сырье. Некоторые переработчики, заключив договора с крестьянским подворьем, нарушая все оговоренные сроки, тянут до последнего, а то и вовсе отказываются забрать выращенный урожай. Доведенные до отчаяния фермеры порой вынуждены идти на крайние меры. В частности, фермеры села Ахавнадзор Вайодзорского марза в сентябре объявили бессрочную акцию протеста, требуя от компании «Веди Алко» выплатить скопившиеся за 10 месяцев долги за сданный виноград.
Подобные перебои случаются довольно часто и в результате породили ситуацию парадоксальную и кощунственную для земледельца, когда он уже и не стремится вырастить богатый урожай, который не найдет сбыта.
Между тем в главном аграрном ведомстве страны бодро отрапортовали, что спрос переработчиков на сырье вырос на 35%, объемы экспорта увеличились почти вдвое, а фрукты и овощи на внутреннем потребительском рынке, по сравнению с августом прошлого года, подешевели на 0,7%. Исходя из личного опыта, с этим, конечно, можно поспорить, но суть даже не в этом, а в плачевном положении наших крестьян. С одной стороны, они отрезаны от лучших земельных угодий новоявленными «лендлордами» отечественного образца, прихватившими самые плодородные земли бывших колхозов и совхозов, с другой – их теснят переработчики, постоянно задерживающие вывоз урожая и выплату денег, с третьей – перекупщики, наглухо перекрывшие им дорогу на потребительские рынки. И всё это в отсутствие деятельной практической помощи, нависших над головой, как Дамоклов меч, выплат по кредитам и полной зависимости от капризов прихотливой погоды.
Надо ли после этого удивляться подозрительным белым прослойкам в наших некогда алых без единого пятнышка томатах (кстати, экс-министр сельского хозяйства Серго Карапетян еще недавно убеждал сограждан, что белые вкрапления абсолютно безопасны), огурцам, даже в холодильнике расползающимся в склизкую массу, арбузам с «косметическим привкусом» и персикам, потерявшим свою изумительную сочность?
Качество некоторых наших овощей, как, впрочем, и целого ряда других продуктов питания, давно вызывает озабоченность у потребителей. Между тем внятного ответа на свои вопросы они так и не получили. И не удивительно, если все эти годы, несмотря на множество критических выступлений СМИ, производитель, заготовитель и контролер работают в одной «упряжке» – системе Министерства сельского хозяйства. Подчиненность Государственной службы безопасности пищевых продуктов аграрному министерству – главному производителю этих продуктов, по сути все эти годы сводила на нет добросовестность и объективность всякого контроля, и в результате мы имели то, что имели. Подобная служба должна быть абсолютно независимой, и отрадно, что этот вопрос одним из первых привлек внимание нового главы кабинета министров Карена Карапетяна.
А вот нового министра сельского хозяйства Игнатия Аракеляна волнует другой актуальный вопрос – как, наконец, примирить фермеров и переработчиков. Личное посещение охваченного волнением села Ахавнадзор подсказало ему «революционную» идею. Возмущенным невыплатами и задавленным кредитами крестьянам министр посоветовал заняться… бизнесом.
Вряд ли нужно объяснять министру, в недавнем прошлом возглавлявшему Ереванский коньячный завод, что бизнес или предпринимательство – есть любая сфера трудовой деятельности, направленная на получение систематических доходов. А чем иным занимаются наши фермеры, и разве их вина в том, что доходы они получают не систематически? Совершенно очевидно, что в условиях слабого контроля государства в лице минсельхоза система до сих пор не отлажена и дает сбои. Отсюда и недовольство фермеров и жалобы потребителей на качество.
Наш соотечественник, директор Института питания РАМН Виктор Тутельян, находясь в нашей стране, сказал, что овощи и фрукты – одно из главных богатств Армении. По объему урожая мы не можем конкурировать с другими странами, наш главный козырь –качество, и из этого надо извлекать максимум выгод. А оно начинается с пристального внимания к нуждам армянских сел, где идет массовый исход трудоспособных мужчин, где обремененные долгами семьи не справляются с каждодневными проблемами. Им нужно вернуть действенную помощь государства, и только тогда мы возвратим Армении ее прославленные бренды.

Лиана Петросян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *