Бесконечный исход

Бывает так, что не рад телефонному звонку друга? Ну не так, чтобы совсем не рад. Сразу радуешься, конечно, но потом какая-то тоска накатывает. Потом она незаметно переходит в какие-то размышления. И по их ходу приходишь к грустному выводу, что когда-то что-то не так пошло, не туда вывернуло, не туда идет, и, похоже, не там, где хочется, мечтается и т.п., закончится.
На днях в мобиле раздался знакомый голос. Друга детства, с которым отношения не прерывались все эти годы, узнал не сразу. Он в Москве уже несколько дней. Собирается работать таксистом. Как последние годы в Армении, в провинциальном городке на севере страны. В Москве работу таксиста найти не проблема. Всюду объявления: «Приглашаем на работу». Друг сказал, что пока присматривается, изучает. Большинство компаний по извозу предлагают лизинг – вкалываешь по сути бесплатно какое-то время, выручку сдаешь, и по мере достижения какого-то объема выплат новенькая машина, на которой работал, переходит в твою собственность. Потом новые переговоры – то ли продолжаешь работать уже на этой, ставшей собственной, машине, то ли уходишь вместе с машиной… Варианты есть – зависит, как договоришься. «В любом случае лучше, чем дома», – заключил он.
Дома у него таких перспектив, хотя и в Москве они не бог весть какие, не было и близко. Видавшая виды «Лада». Естественно, на газе. Крутил целый день руль, трясся на черт знает каких дорогах, если только заказ не выводил на республиканскую трассу в направлении Еревана. Основная часть выручки – хозяину «таксопарка», состоящему из трех таких же «Лад». К концу месяца 100 долларов – хороший результат. 150 долларов – фантастический успешный. Никакого лизинга, естественно. Три ребенка, которых надо поднимать. Неработающая постоянно жена. «Пока один приехал. Поработаю, постепенно перетащу их сюда», – поделился он своими планами. «В общем, ты как бы с концами?» – уточнил я, вспоминая, как еще несколько лет назад приятели, перебиравшиеся из Армении в Россию, энергично и категорично возражали: «Да ты что?! Поработаю немного, денег поднакоплю и домой – открою какое-нибудь дело, магазинчик хотя бы…» – но все в итоге в России же и застряли. Кто на бесконечных стройках. Кто в собственном бизнесе. Кто – в торговле… «Посмотрим, – неопределенно сказал друг детства. – Дорога в копейку влетает…» Он о чем-то рассказывал, а я вспоминал улицу, на которой по сути осталось детство, – я в этом городке проводил все летние и зимние каникулы.
Сверстников – плюс минус два-три года – было человек пятнадцать. В школьные каникулы добавлялись ребята из Еревана, Ленинакана, Тбилиси, приезжавшие к родственникам. Городок был курортный, славился чистейшим воздухом и вкуснейшей водой. Веселые были времена. Беззаботные. Футбол, плавание в речке, походы в лес и на древние развалины, рыбалки с ночевками, первые признания и переживания, никаких компьютеров и прочего барахла, требующего сидения. Максимум неподвижности – полтора часа в кино, и раз в неделю во время футбольных телетрансляций с участием «Арарата». Тогда казалось, что это навсегда. Но… Прошли годы, и что? А ничего. Почти никого из тех ребят в Армении уже нет. Потянулись «на выход» после землетрясения, после развала Союза.
Я далек от осуждений кого-то. И по какому праву? Собственно и в мыслях такого близко нет. Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Вот разъехались друзья и приятели детства кто куда. Двое – в Петербурге, один в Красноярске, кто-то в Ростове, Краснодаре, пара человек в Москве, в Сочи, в Ижевске, в Минске и Гомеле, Луганске, Харькове и даже Биробиджане. Некоторых следы затерялись.
Только одно гложет – как же так, что парни, полные сил и энергии, без дурных, шальных мыслей, беззаветно влюбленные в родные края, снялись и укатили с концами?! Ну почему должно быть так, что в поисках заработка люди заперли и оставили вековые дома предков и уехали, куда глаза глядят. В чужую, незнакомую среду, пройдя болезненнейший период адаптации, и так привыкли к этой новой среде или растворились в ней, что источились невидимые нити, связывавшие с родными местами. Что и когда пошло не так? Кто за это в ответе? Мир? Они сами? Правительство?..
И это «история» только одной улицы одного провинциального городка Армении. А сколько их таких? А сел и деревень? А городских кварталов? Грустно до боли. И похоже чем-то на заключительную сцену «Короля Лира». Не приведи Всевышний, конечно.

Юрий Симонян

Об Авторе

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *