“Безумный Макс: Дорога ярости”

Все, кого волновала судьба “Безумного” Макса Рокатански, могут вздохнуть спокойно. Все, кого качество современных боевиков приводят в состояние глубокой депрессии, возрадуйтесь. Наконец-то появился целительный бальзам для вашей истосковавшейся души. “Безумный Макс: Дорога ярости” – вот название этого чудодейственного средства. Джордж Миллер – вот имя его создателя.
Это развлекательное кино в лучшем смысле этого слова. Это высокобюджетный голливудский экшен-фильм, главная цель которого не опустошать карманы, а именно развлекать, доставлять зрителю такое удовольствие, которое он может испытать только при встрече с десятой музой. Джордж Миллер не просто хотел быстренько состряпать голливудский кинопродукт, подзаработать и вернуть себе былую славу. Очевидно, что режиссер очень трепетно относится к своему ремеслу, иначе бы не стал тратить несколько лет своей жизни на разработку концепта пост-апокалиптических машин, на создание самих машин, придумывание разных автомобильных трюков и их реализацию без помощи компьютерных спецэффектов.
Вообще, путь к большому экрану у “Дороги ярости” был тернистым. Идея пришла к Миллеру еще в 1999 году, и в начале века он и его команда уже были готовы снимать фильм, где главную роль, как и в предыдущих частях франшизы о Безумном Максе, должен был сыграть Мел Гибсон. Но после начала войны в Ираке и создавшейся напряженной политической ситуации в мире, проект, который намеревались снимать в Африке, накрылся. В начале второй декады нашего века появилась новая возможность сделать фильм, на этот раз с британским актером Томом Харди в титульной роли. Сьемки должны были проходить в пустошах Австралии. Однако впервые за пятнадцать лет по этой местности прошелся ливень, и вскоре вся она покрылась растительностью. Было бы весьма трудно показать пост-апокалиптическую опустошенность рядом с благоухающей флорой. Поэтому всю аппаратуру пришлось перенести в Намибийскую пустыню, где под палящим солнцем и сняли “Дорогу ярости”. И вот теперь он наконец-таки вышел в мировой прокат.
Семидесятилетний Джордж Миллер снял настолько безбашенный, энергичный, живой фильм, что многие молодые режиссеры наверняка нервно курят в сторонке. По части чистого безумия, творящегося на экране, Миллер переплюнул даже самого себя тридцатипятилетнего. А ведь в 1981 году второй “Макс” (“Воин дороги”) казался вершиной экранного безумия.
“Воин дороги” и “Купол грома” рассказывались устами второстепенных персонажей. В “Дороге ярости” же впервые за всю франшизу рассказчиком является сам Безумный Макс. Фильм открывается его словами: “Мой мир – это кровь и огонь”. После чего Макс жадно пожирает двухголовую ящерицу, одну из причуд мира после ядерной войны. Еще одной причудой этого мира являются новоявленные тираны. В лапы головорезов одного из таких правителей попадает Макс. Они приводят его в Цитадель — обитель Несмертного Джо (которого играет Хью Кис-Берн, исполнитель роли Пальцереза из первого “Макса”), обрюзгшего желтоволосого человека с дыхательным аппаратом в виде оскаленной челюсти и мерзкими выпуклостями по всему телу, облаченному в прозрачный панцирь. Местное население поклоняется ему словно Мессии. Ведь именно он контролирует подводные воды, и именно он решает кому сколько пить и когда. Он разделил свое “племя” на касты: военачальники, рядовые солдаты – фанатичные молодые парни, обритые налысо и окрашенные белой пудрой. Вследствие ядерной войны, большинство людей в Цитадели больны раком. Но только не Жены. Их пятеро. Это молодые, красивые девушки, которые каким-то образом не были тронуты радиацией. Джо считает их своей собственностью. Именно они должны родить ему здоровых наследников. Однако его планы рушатся, когда один из его генералов – однорукая воительница Фюриоса (Шарлиз Терон) – освобождает Жен и пускается с ними в бега на огромной фуре. Ясное дело, разъяренный Джо и вся его армада фанатиков пускаются в погоню. Незадачливый Макс оказывается втянутым в яростное противостояние Фюриосы и Джо.
Можно сказать, что четвертый “Макс” – это смесь первых двух лент франшизы. От первого фильма “Дорога ярости” унаследовала лихорадочный, непредсказуемый ритм повествования, а от второго – сюжетную конструкцию и атмосферу сумасшедшего мира. Вместе с тем “Дорога ярости” – это “Безумный Макс” двадцать первого века – быстрый, пламенный и бескомпромиссный. Она продолжает традицию франшизы в том смысле, что каждый очередной фильм не похож на предыдущий и вносит какую-то новую краску во вселенную Безумного Макса. Даже пустыня в “Дороге ярости” имеет свою особую цветовую гамму: если в оригинальной трилогии она была серой и пыльной, то здесь она словно пропитана алой кровью.
По сути, “Дорога ярости” – это одна большая погоня, где накал напряжения не спадает ни на минуту. И именно виртуозная постановка этой двухчасовой погони делает фильм настолько прекрасным. На экране одновременно творится миллион вещей. Но Миллер уверенно дирижирует хаосом.
Радует то, что здесь почти нет компьютерных эффектов. Настоящая машина совершает несколько кувырков вокруг своей оси и разбивается вдребезги. Настоящие люди балансируют на высоких шестах и прыгают с машины на машину. Благодаря отказу от компьютерных эффектов, фильм, несмотря на всю безумность персонажей и безбашенность их поступков, остается реалистичным, то есть подчиняется тем же законам физики, что и наш мир.
Еще радует внимание к деталям, которое всегда было отличительной чертой режиссера Миллера. Окружающая среда фильма продумана до ниток, чувствуется, что ее создавали не кинодеятели для своего фильма, а именно люди, живущие там. Здесь есть машины, затюнингованные металлоломом, так как других средств под рукой не оказалось, алтарь солдат, собранный из автомобильных рулей, и т.д. В каждом предмете словно заключена своя отдельная история. Это не просто забавные мелочи. Они не только свидетельствуют о пышной фантазии сценаристов Миллера, Ника Латуриса и Брендана МакКарти, но и помогают создавать достоверную атмосферу.
Диалогов в фильме минимум. А те, что есть, демонстративно краткие и простые. Миллер, который не раз признавался в любви к немому кино, рассказывает свою повесть, как и в предыдущих частях, визуально, с помощью действия, и рассчитывает на то, что зритель сможет собрать эту несложную мозаику. Например, о Фюриосе нам известно мало. Лишь одним словом она мотивирует свои действия. Когда Макс спрашивает: “Зачем ты это делаешь?”, воительница кратко отвечает: “Для искупления”. Не случайно Миллер знакомит нас с Фюриосой через крупный план клейма Несмертного Джо на ее затылке. Такое же клеймо несколько минут назад пытались поставить взятому в плен Максу. Эта деталь не только сразу проводит линию между этими двумя персонажами, намекает на их душевное родство, но и дает нам право предполагать, что Фюриоса, как и Макс, попала в Цитадель против своей воли, и чтобы выжить, была вынуждена совершать безумные поступки (неспроста же Несмертный Джо сделал ее своим военачальником). Именно это она и хочет искупить. Однако кроме этого и, возможно, превыше всего – это история мести Фюриосы, которая не просто хочет спасти жен от коварного тирана, но и движима желанием отомстить Несмертному, отобрав у него самое ценное, так же как и он отобрал у нее шанс на нормальную жизнь.
Именно вокруг Фюриосы закручена история “Дороги ярости”. Макс не главный герой, а скорее посредник между зрителем и фильмом (опять-таки не случайно, что именно он является рассказчиком ленты). Хотя и у Макса многое на уме. Его постоянно гложут воспоминания о маленькой девочке, которую он не смог спасти. Том Харди не только воссоздает то, что было прекрасным в Максе в исполнении Гибсона, но и добавляет кое-что от себя. Теперь Макс действительно походит на “активного” безумца: часто ворчит, делает нервные движения, и вообще он агрессивнее, чем был в 80-х (первую часть фильма Макс проводит с железным намордником на лице). Возможно, причина в том, что трагедия с девочкой произошла относительно недавно, душевные раны еще кровоточат.
Как она погибла? Кто эта девочка? На эти вопросы ответов в фильме нет. Его ли это дочь? Но ведь в первом “Безумном Максе” у Макса был малолетний сын. Вообще, когда происходит действие “Дороги ярости”? До “Воина дороги”, после него или после “Купола грома”? Это тоже неясно.
Но не все ли равно? Никто же не удивляется, что Джеймс Бонд за 50 лет существования франшизы постоянно меняет облик, практически не стареет, а окружающая его среда развивается вместе с реальным миром. Вот примерно также надо воспринимать “Безумного” Макса Рокатански. Важны не конкретные биографические данные о персонаже, а то, что этот персонаж собой представляет, его идеи, его мир, образ которого сразу приходит на ум при упоминании его имени. Его мир – это кровь и огонь. И он продолжит свои скитания в этом мире, где каждая встреча может стать основой для нового фильма.

Артур Вардикян

Об Авторе

Похожие материалы

2 комментария

  1. BiobioEl

    Настоятельно рекомендую посетить кинотеатр немедленно, сегодня же, не откладывайте на потом вы больше никогда его не увидите на большом экране, а потенциал, заложенный в фильм, не раскроется при домашнем просмотре, даже при наличии большой плазмы и многоканального звука. Принесите деньги в кассу, потратьтесь, Безумный Макс отобьет цену билета еще до того, как на экране появится название фильма, я вам гарантирую!

    Ответ
  2. FontsDownloadFree

    Буквально каждый персонаж здесь имеет свой неповторимый характер и незабываемый внешний вид, что идеально сочетается с историей, которая здесь представляет непрерывную сверхзрелищную погоню на дороге ярости.

    Ответ

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *