«Башмачок золушки» для армянской медицины

Cенсацией минувшей недели стало задержание трех высокопоставленных чиновников Государственного агентства здравоохранения – Саро Цатуряна, Арсена Седракяна и Самвела Харазяна, которым инкриминируются махинации с фальшивыми путевками. Правда, заподозренных чиновников пока отпустили под подписку о невыезде, и они даже продолжают исправно ходить на работу, но следствие в отношении них идет полным ходом. Между тем рядовых граждан, имеющих очень отдаленное отношение к санаторной нирване за государственный счет, гораздо больше интересует другое – станет ли это дело громким, но «эксклюзивным» эпизодом вялотекущей политики нашего здравоохранения, или власти, наконец, всерьез озаботились положением в этой и других сферах и, засучив рукава, взялись за широкомасштабную борьбу с коррупцией во всех ее проявлениях?

О том, что Армения входит в число стран с высокими коррупционными рисками, известно давно. Что же касается активной борьбы с этим опасным явлением, разъедающим экономику страны (по данным Валютного фонда, армянская экономика из-за коррупции ежегодно теряет в среднем 600 миллионов долларов) и отбросившим за черту бедности половину населения, то об этом, внезапно прозрев, наперебой заговорили со всех трибун. Люди сведущие связывают это прежде всего с реакцией потерявших наконец терпение иностранных партнеров, прежде всего США. Как предупредила недавно руководитель ереванского офиса USAID Карен Хиллиард, коррупция повлияет на отношения США с Арменией, прежде всего инвестиционные. Впрочем, нам был предоставлен еще один шанс – грант в 750 тысяч долларов на реализацию антикоррупционной стратегии.

Есть ли у нас подобная стратегия хотя бы в сфере здравоохранения? Вопрос чисто риторический, поскольку за все эти годы вразумительный ответ на него так и не был получен. Еще на заре независимости в стране шли оживленные дебаты о том, какую наиболее оптимальную модель здравоохранения следует избрать для населения, избалованного бесплатной советской медициной. Остановились на страховой как повсеместно признанной и опробованной. В Армению стали наезжать консультанты из разных стран, в рамках страхового ликбеза проводились тренинги, консультации, семинары. В 1998 году и было создано ныне оказавшееся в эпицентре скандала Государственное агентство здравоохранения, которое должно было стать предтечей страховой медицины и где аккумулировался банк данных и все необходимые сведения.
Однако этому агентству было суждено задержаться в этой ипостаси по сей день, поскольку на введение страховой медицины за все эти годы власти так и не отважились. А с целью все-таки сохранить пристойное социальное лицо постсоветского здравоохранения для определенных групп населения был введен госзаказ, финансовое обслуживание которого было возложено на упомянутое агентство. Такова предыстория, а история, причем довольно печальная, заключается в том, что, внедряя эту модель, реформаторы отнюдь не расcчитали ни подлинных финансовых возможностей сферы, ни реальной стоимости каждой медицинской услуги, ни уровня платежеспособности населения. В любой стране стоимость каждой услуги скрупулезно просчитывают только на основе протоколов или стандартов лечения. У нас же, несмотря на постоянные посулы, медицинских протоколов (за редким исключением) нет и поныне. В результате мы имеем то, что имеем.
Стремясь социализировать здравоохранение, правительство взяло на себя непосильные обязательства, не в силах привести в соответствие потребности здравоохранения со своими финансовыми возможностями. В Европе, где в условиях страховой медицины правительство на нужды здравоохранения направляет до 10% ВВП, вообще не понимают, как может нормально функционировать эта стратегическая отрасль на неполные 2 % от более чем скромного национального ВВП. Между тем медицина Армении существует, а министра даже поздравляли с тем, что ему «обломился сладкий кусок» от бюджетного пирога в виде 86,1 миллиарда драмов.
Из этой суммы на медицинское обслуживание социально необеспеченных слоев населения предусмотрено чуть больше 61 миллиона, в то время как, по оценкам специалистов, необходимо как минимум раз в 10 больше.
Один пример. Растущая динамика онкологических заболеваний делает эту сферу медицины одной из наиболее востребованных. Формально она обслуживается в рамках госзаказа. Но первый же визит онкобольных в клинику напрочь развеивает все иллюзии, поскольку ни дорогостоящие процедуры, ни столь же дорогие препараты никак не втискиваются в прокрустово ложе скромного государственного финансирования. Можно ли назвать коррупцией требования врачей заплатить за лечение столько, сколько оно реально стоит? С точки зрения закона и возмущенных пациентов, убежденных, что лечение ему положено бесплатно, безусловно, да. С точки зрения здравого смысла и реальной экономики, безусловно, нет. И так на каждом шагу. Участковые педиатры жалуются, что с родителей детей до 7 лет, финансово защищенных госзаказом, при направлении в стационар требуют деньги, и немалые. Представители защищенных социальных групп оказываются абсолютно беззащитными, попадая в больницы, где им либо заявляют, что госзаказ исчерпан, либо – что для качественного лечения нужно еще солидно приплатить. А как быть теми, кто вообще не входит ни в какие группы? Будучи скромными социальными середнячками, они вынуждены платить за лечение по полной.
Костюм лилипута на великана не натянешь, в «бюджетный башмачок Золушки» самую социальную отрасль не втиснешь. Как бы ни старались сменяющие друг друга медицинские власти, коррупция была, есть и будет, поскольку она начинается там, где финансовые возможности вступают в непреодолимое противоречие с насущными потребностями граждан, и поэтому в рамках нынешнего бюджетного финансирования нормальное здравоохранение функционировать не может. А это значит, что основную финансовую нагрузку несло, несет и будет нести на себе население, поскольку любой товар, в том числе медицинская услуга, стоит денег, а врачи, спасающие нам жизнь, хотят достойно жить, что, кстати, никому не возбраняется.
Следовательно, истоки коррупции следует искать не в отсутствии нравственных принципов у людей в белых халатах, а в порочной, плохо продуманной системе финансового обеспечения медицины, практически пересаженной на нищенское содержание. Если бюджет с этим не справляется, то надо искать альтернативные пути, в том числе ту же страховую медицину, от которой все эти годы мы открещиваемся с непонятным усердием и упорством. Не может же наше нищающее население до бесконечности кормить целую сферу, повинуясь альтернативе «кошелек или жизнь?»

Лиана Петросян

Министр – о распродаже путевок: «Думаю, невиновных не осудят»

«Следствие по делу о санаторных путевках продолжается. Надо думать, правоохранители знают свое дело, и ни один невиновный не будет осужден».
Об этом заявил журналистам после заседания Правительства 16 июня министр здравоохранения Армении Армен Мурадян.
Он напомнил, что министерство заподозрило нарушения в реализации путевок еще в 2014 году, поэтому повысило контроль, оснастив путевки защитной полосой и нумерацией. После этого риски произвольной выписки путевок заметно сократились, добавил министр.

News.am

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *